Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Евгений Буряк

г. Иркутск

ШИПОВНИК

Пьеса

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Мила, 20-ти лет, студентка,

Антонина Андреевна- 86 лет, её бабушка.

Декорации деревенской кухни в избе. По правую сторону комнаты белая каменная печь с чёрной дверцей. По левую сторону от нее табуретка и два стула - один со стороны печи, другой у правого края белого стола, стоящего у стены.

Мила открывает дверь избушки и заходит внутрь. Антонина Петровна орудует возле печки.

Мила. Бабушка!?

Антонина Андреевна не слышит.

Мила проходит вперед, и встает сзади нее так, что ей на плечо можно положить руку. Кладёт свою правую руку на её левое плечо.

Антонина Андреевна оборачивается.

Мила. Если ты не заметила, я приехала…

Антонина. Да тут уж заметишь… Я занята была…

Мила. Чем?

Антонина. Отвар шиповника вот варю…

Мила. Зачем же его варить? Его надо просто кипятком заваривать. Вернее, не его, а его листья… Короче, я сама запуталась…

Отходит на несколько шагов назад.

Мила. Где ты вообще взяла листья шиповника?

Антонина (не оборачиваясь). Где-где, собрала…

Мила. Ничё не понимаю… Где ты могла их собрать? Огорода ты не держишь уже давно…

Оборачивается и идёт к окну. Смотрит в него. За ним видна полынь и всякие другие сорняки.

Антонина. Может, и не держу, а вот где взять, знаю…

Мила. Ну и где же ты его взяла? У соседки что ли?

Антонина. Даже если и у неё, то что с этого?

Мила. Я просто не понимаю зачем тебе вообще его заваривать… Неужели нельзя без этого обойтись?

Антонина. Внученька, ты много не понимаешь. Тем более ты учишься на технической специальности…

Мила. Я этого и не скрываю – я будущий физик - радиоэлектронщик, и говорю это открыто…

Антонина. Понимаю я это…

Мила. А мне кажется, что не понимаешь…

Антонина. Как это? Да как ты с бабушкой разговариваешь? (повышает голос).

Мила. Я с тобой говорю вполне нормально…

Отходит от окна. Идёт к тому месту, где стоит ее бабушка.

Антонина. Деревня есть деревня…

Мила. Бабушка, а это то тут причём?

Антонина. Да вся моя жизнь тут прошла. Выросла я тут, немцы приходили сюда - я была тут, вот в этом подвале…

Показывает одним из пальцев левой руки на пол. Мила смотрит туда.

Мила (удивленно). Бабушка, но тут же даже крышки от подполья нет…

Антонина. Закрасила.. Или мы с дедом красили, я уже забыла…

Мила. Кстати, деда я бы тоже хотела навестить…

Антонина. Сходи на кладбище, оно тут, прямо за деревней…

Мила. Баб, а ты что, не пойдешь? (удивленно).

Антонина. Не знаю…

Садится на маленькую табуреточку, стоящую рядом с печкой.

Мила. Баб, ты очень странно меня сегодня встречаешь…

Антонина ничего не отвечает.

Мила. Баба! (громко).

Антонина. Что ты бабкаешь? Я же тебе ясно сказала, что занята…

Берет кочергу, открывает ею дверь печи. Внутри раскаленный огонь и маленькой кружки с отваром шиповника не видать.

Мила. Баб, а где шиповник?

Антонина. Там… Я его подальше отодвинула…

Мила. С какой целью?

Антонина. С целью чтобы он хорошо напарился…

Мила. Да нет, баба, сдался тебе он… И неужели его надо настаивать и заваривать именно в печке?

Антонина. Настаивать не надо, надо просто заварить как следует…

Мила. Харе. Вытаскивай, то при таком жаре там вся кружка расплавится…

Антонина. Да ты точно у меня дурочка… Как же она расплавится, если она железная…

Мила. Так и расплавится. Знаешь, какая там температура? Мы это изучали…

Антонина. Верю – люди в городе много знают, не то что мы в деревне…

Мила. Да прекрати ты – деревня, город… Везде люди хорошие есть…

Антонина. Но не везде есть такие умные, как в городе…

Мила. Это точно…

Антонина. Как у тебя с парнями-то там?

Мила. Парней ого-го. Ни на одном факультете, пожалуй, столько нет…

Антонина. Кроме вашего, да?

Мила. Вот именно…

Антонина тычет кочергой в открытое пространство, образовавшееся после открытия двери. Через пять-десять секунд вытаскивает кружку. Мила поднимается, Антонина встает следом за ней, и ставит кружку на стол.

Антонина. Вот она …

Мила (подошла поближе к столу). Так в кружке же ничего нет… (очень удивленно).

Антонина. Дай, я посмотрю…

Подходит поближе и хватается правой рукой за ручку кружки. Отскакивает в сторону с криком.

Мила. Баб, ну ты у меня дура сама! Она же раскаленная… (громко)

Антонина (дует на свою руку). Кто?

Мила. Ручка, как и вся кружка! Из ума что ли ты уже выжила?

Антонина. Да пока еще господь уберег…

Мила. А куда весь этот отвар делся?

Антонина. Вылился, куда же еще…

Мила. А ты вообще много шиповника туда засыпала?

Антонина. Прилично, и кипятком залила…

Мила (снова смотрит в кружку). Странно, но там ни единой травинки, и ни единого зёрнышка…

Антонина. Вылился он…

Мила. Я ж тебе говорила, для чего ты его засунула так далеко… Расплескался поди весь…

Антонина. Да не учи ты меня… Тебе самой еще учиться и учиться…

Мила. Баб, ты же меня расстроишь. Я уеду и больше не приеду…

Антонина. И не навестишь бабушку?

Мила отрицательно мотает головой в разные стороны.

Антонина. Ничего, родители твои приедут…

Обожженной рукой закрывает маленькую железную дверцу печки.

Мила (направляется к двери). Баб, ну ты точно из ума выжила… Летом топить печку…

Антонина. Какое лето? На улице же весна…

Мила. У тебя может весна, осень, еще всё что угодно, а у людей лето…

Антонина. Да врешь ты всё! Не верю я тебе! Шиповник только весной растёт!

Мила. С чего ты это взяла? Его наоборот летом, в самую жару собирают… Или его цветки… Части корня… Ягоды… Плоды… Не знаю…

Выходит из избы и хлопает дверью.

Антонина. Вот дал бог такую внученьку! Куда она пойдет?

Подходит к окну. За ним хмарь.

Смотрит за удаляющейся фигурой внучки. Ничего не говорит. Пустая кружка, стоявшая до этого на столе, почему-то падает. Форточка окна распахивается, и в комнату дует ветер. Антонина выходит во двор, закрывает за собою дверь.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ.

Антонина. Мии-ии-ла! (кричит).

Ей никто не отвечает.

А может мне это всё приснилось, и нет у меня никакой внучки?

Возвращается в избу, подходит к печке, открывает её кочергой. Вместо света внутри тёмное пространство. Почему оно там, не понимает. Идёт в комнату и ложится на диван. Форточка закрывается из-за сквозняка в доме.


ЗАНАВЕС

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Буряк Евгений

Родился в 1990 г. Как журналист сотрудничает с журналами «The Chief Иркутск», «Театральный сезон» (Екатеринбург) и др. Автор пьесы «Информатик» (опубликована в газ. «Computer Land», Иркутск, 2007). Пьеса «Элемент моркови» попала в 2008 г. в лонг-лист международного конкурса драматургии «Премьера»; пьеса «Шиповник» попала в 2009 г. в лонг-лист конкурса «Свободный театр» (номинация «Эк...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ШИПОВНИК. (Драматургия), 105
ХОЛСТЯНИКА. (Проза), 103
ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЗРОСЛЕНИЯ. (Проза), 101
ВАМПИР ПОНЕВОЛЕ. (Проза), 100
ЭЛЕМЕНТ МОРКОВИ. (Драматургия), 099
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru