Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Евгений Коновалов

г. Ярославль

«СЧАСТЬЕ С ПРИВКУСОМ УЖАСА ТАЕТ ВО РТУ…»

ШПИЛЬ

Форуму молодых писателей в Липках

Осьминог ли красного кирпича,
полная пришельцами ли тарелка, –
там где осень по-болдински горяча
сквозь листву кленовую, редко-редко
срезаемую остриём луча.

По часам расписанный водевиль
то отчаянно, то робко
бьётся под потолком из рёбер,
а над ним впивается в небо шпиль.

Ластик – в ход, и сотри теперь
вход и выход, любую дверь,
паутину лестниц и слов, – поверь
что так нужно, – халтурный быт
от любви внезапной и до обид,
ночи и дни навзрыд.

перекрытия, стены, зеркала,
страх и самоирония, коим
нет числа ни времени – вот померкла
пунктуация – лирическим героям
достаётся синтаксическая зола

обращается ластик в пыль
карандашную впитывая эту жизнь
до последних гласных стирая её – не тужи
на рисунке остался шпиль

шпиль бесплотной поэзии в ледяном
воздухе вбитый в облако молотком
наудачу и насмерть к чёрту
ангелу ли посылает сигнал
обо всём что он здесь видал
ни живой ни мёртвый

и пока наверху он висит внизу
по бескрайней строке равнине сопкам
тень его пульсирует словно в скобках
доценты размеры подбирают и сопли
платки диссертаций несут

непонятные звёзды над ним горят
непонятно зачем он сам подряд
уж которое тысячелетье в ад
или рай указует но этот шпиль
всё пронзает просодию небо стиль
нас нужны мы ему ли не мы ль


НА СМЕРТЬ СТИВА ДЖОБСА

Создатель всемирной империи цифровых
технологий, миллиардер и владыка микро-
компьютеров отправляется в офис к господину иных
миров на приём, обзаведясь не айфоном, а биркой
на ступне, с неведомым ставши накоротке,
яблоко надкушенное зажав в руке.

Тамерлан двадцать первого века возвёл не одну
цитадель на берегах Америки и Китая.
Именно так теперь порабощают страну
за страной, дарят бусы вождям, потакая
их слабостям. В итоге одни племена весь день
до обморока паяют, другие юзают пикающую дребедень.

Да, ты был голоден и безрассуден. На пустяки
не разменивался, вроде благотворительности или
экологии. Всё на алтарь идеи. Фанатиков таких
почти не осталось. Тобой руководили
мысль о завтрашней смерти и экстаз творца,
всё остальное производилось от первого лица.

Блаженной нирваны тебе, краснобай и буддист.
Не мир или меч ты принёс, но мечту в кармане.
Значит, время призвало тебя, как осенний лист.
Свою роль ты играл хорошо. Остаётся сказать "Ом мани
падме хум!" - и проверить кэш. Чем-то ты был похож
на Микеланджело. А на днях в деревянный лёг макинтош.

Человек оказался смертен. Даже такой, как ты.
Рак не торгует акциями. Соединённые Штаты в шоке.
Айподы молча работают. За окнами воют коты.
Щёлкают мышки. Скорбью наполняются блоги.
Мир изменён и дефрагментирован. Жизнь одна.
Далее смерть. В конкуренции побеждает пока она.


СВАДЬБА

Шахматы свадебной партии.
Вальс чёрно-белых фигур.
Фалды со шлейфами парами
втягиваются в игру.

Темпы и такты выдерживают,
вьются вокруг обручённых,
как обречённых, в одежде из
снега и зависти чёрной.

Будет ли лёгок дебют,
сколько потерь в миттельшпиле
к нам, улыбаясь, по клеткам идут
диагональю бессилия.

Всё по обряду. Но кто
руку набил в этих шахматах?
Кто над доской склонился, готов
жертвовать счастьем и страхами?

Бомж ли монеты собрал и ощерясь
провожает глазами кортеж?
Бог ли просит прощения,
объявив по старинке гарде?

Вглядываться не годится нам,
и от судьбы не добиться гарантий
в непостижимо единственном
долгом, как жизнь, варианте.


* * *

Счастье с привкусом ужаса тает во рту,
за собой зовёт наверх
к безымянному небу ли, темноту
ли пророчит - навек, навек.

Струи времени обманчивы, солоны и быстры,
но рассудку не быть в ладах
с новорожденным днём, - где цветёт пустырь,
и бессмертие спит на губах.

Вера дышит мгновением. Трауру вопреки
и консилиумам назло
мы - бессмертны. Вечно в мякоть реки
погружаться будет весло.

Так зачем протеиновый щит
всё живое хранит от паралича
перед смертью-медузой? Или превыше тлена ищи
предназначение своё сгоряча?

Поражает Горгону Персей и теперь не умрёт.
Жизнь кладёт на ладонь
Бенвенуто Челлини и лепит герою глиняный рот.
Рукописи на обжиг летят в огонь.

Выстроен перламутровый храм искусств. Уже
вольготно моллюску в нём.
Только ветер осенний дунет в раковину ушей -
и дрожит ненадёжный дом.


* * *

Осень в сердце свила гнездо
и уже не слушает утешений
от реки с облаками, не то
гонит перистых в шею.

Листопад обернулся плащом ли, плащ
распахнулся во всю аллею?
Больше воздуха в грудь. Не плачь
там, где клён от стыда алеет.

Больше призрачной веры! Пусть
всё гниёт, скукоживается, глохнет,
до корней промерзает горящий куст,
смертный пот застилает окна.

Больше сложности - на людском плацу,
простоты - у осени в средоточье.
Бескозырка чувства одна к лицу
в плаванье за истиной внеурочной.

Нет у жизни отклика, ни перста
в небесах. Но на скорлупке судне
мачты тем возвышеннее, когда
безответны, вдвойне - абсурдны.


* * *

Андрею Стужеву

Из коньячного дыма уходя поутру,
в снежный ветер лицо окуная, -
так и спрыгнуть с ума, прямо за отбивающимся от рук
чугунным хвостом трамвая.

Он мигает спросонья, а всё везёт,
полупьяный ямщик, - искры сыпятся под вожжами
на того, кто хохочет в небо, спутав никотин и азот,
и ноги над рельсами поджимает.

Синева обжита ослепительным февралём,
ледяными горками крыш, галочьим воплем;
но вчерашний мир вписан в этот же окоём,
столь же фантастичен, как и отчётлив.

Это - чёрный от тоски капитан,
это - радиограмма лестничного пролёта в космос,
это - под потолком тает нажитый капитал
быта и содружества одиноких матросов.

Трамвай ли, корвет - режет пространство там,
где последняя ночь, как любовница, своенравна,
где мешаются исповедь и бедлам
с налитой в окна белесой ранью.

А у нас под рукой только время, вот и рискни
снова впасть в полоумную юность, такую
долгую - взмах изумлённых ресниц,
и как пуля - шальную.


СТАРИК В КРАСНОМ

Л.А.Шифрину

"О смерти да о смерти - все стихи,
неужто больше не о чем?!" - Спросил он
и усмехнулся. "Мало ли кругом
людей, работы, счастья, увлечений
хоть марками почтовыми - об этом
пиши, и слава богу!" - Замолчал
и сделал жест, как бы сметая гибель
с пути всего живого, - и не раз
одерживал победу он над ней
со скальпелем в руке.

Как отвечать тут? Или все поэты
со смертью коротки? Что это - дверь,
которая притягивает взгляд?
Что молодость её ещё не знает
и рада с ней заигрывать, что ужас
придёт потом?

...Вблизи Новороссийска, в сорок третьем,
под бесконечным авианалётом,
вчерашний пятикурсник на "Ташкенте",
неспавши третьи сутки, зашивал
и резал раненых - на чистом спирте,
и чтобы не свалился он, матросы
с боков его держали матерясь,
и бомбы ухали за бортом, и вода
в иллюминатор билась...

Рембрандтовский старик, не дать, не взять.
Покойно сидя в кресле, не спеша
рассказывает случаи из жизни.
А сам исполнен жизнью до краёв -
с четвёртого инфаркта, - как он знал, -
последнего.

Ни кипы, ни креста. Согласен разве
на ладанку из нитроглицерина
как ёлочное украшенье. Шутит
исправно дед-мороз, а новый год
вот-вот настанет. Что ещё? Теперь
сумеем пережить мы тот февраль,
когда весной уже наполнен воздух,
и воробьи готовы петь осанну,
и вся-то смерть - не более чем точка,
не более чем точка в мире слов.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Коновалов Евгений

Родился в 1981 г. в Ярославле. Окончил Ярославский государственный университет, магистр прикладной математики и информатики. Преподаватель Ярославского государственного университета, занимается научной работой по теме, связанной с моделированием нейронных сетей. Кандидат физико-математических наук. Стихи пишет с 19 лет. Публиковался в журналах «Знамя», «Урал», «Интерпоэзия», «Новый б...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

СИБИРСКИЙ ТРАКТ ГЛАЗАМИ ЧИТАЮЩЕГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА. (Критика), 163
СЧАСТЬЕ С ПРИВКУСОМ УЖАСА ТАЕТ ВО РТУ… (Поэзия), 135
ПОЭЗИЯ И ЕЕ НОВЫЕ ИМЕНА. (Критика), 121
ПОЭЗИЯ И ЕЕ НОВЫЕ ИМЕНА. (Критика), 120
ШТРИХОВКА МАРТОВСКИХ БЕРЕЗ… (Поэзия), 118
ПОЭЗИЯ И ЕЁ НОВЫЕ ИМЕНА. (Критика), 117
НА ДРАНЫХ КРОССОВКАХ - ПО СТРЕКОЗЕ… (Поэзия), 116
УХОДИТ ЛЕТО, КАК УХОДИТ ЖИЗНЬ… (Поэзия), 070
СТИХИ. (Поэзия), 034
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru