Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Александра Гончарова

г. Москва

УХОДЯЩИЙ МУЖ

Комедия

Действующие лица:

Надя;

Фая – ее подруга;

Павел Сергеевич

Костя – муж Нади;

Галинка – дочь Фаи;

Действие происходит ранней осенью в погожий денек, в деревенском доме.

На веранду поднимается Фая и ее дочь Галинка.

Фая. Вот и проводили.

Вытирает глаза уголком платка.

Галинка. Что-то вещей они много увезли. Когда приезжали, всего два чемодана было.

Фая. И картошку теперь в этом году рано убрали, надо будет потом в погреб ее спустить. Сама уже спущу, вас звать не буду.

Галинка. Ай, эта картошка!

Машет рукой.

Как будто больше и говорить больше не о чем. Ладно, пойду тоже собираться.

Фая. Вы уж сильно не торопитесь, на своей машине можно хоть во сколько выезжать. Это у нас, безмашинных, только два раза в день выехать можно, в шесть часов утра и в девять вечера.

Галинка. Так если бы это наша машина была, так она ж Павла Сергеевича. Не пойму, она что, в моих туфлях поехала?

Фая. Кто?

Галинка. Ирка его. Нет их. Я еще подумала, что-то знакомое. Точно! А я-то думала, что это она всё чемодан передо мной выставляет.

Фая. Может, по ошибке взяла? Под кроватью посмотри, вдруг там валяется.

Галинка. Ладно, туфли, они с одной стороны уже рваться начали. Ты мне лучше скажи, кто у нас тут еще не замужем?

Фая. А тебе зачем? Хочешь нос задрать перед ними, смотрите, как мне замужем хорошо?

Галинка. Я тебе что, не говорила?

Фая. Нет.

Галинка. Я же Павлу Сергеевичу пообещала здесь невесту найти. Я с ним на работе у Руслана встретилась. Как-то так, слово за слово, а он не таким уж и страшным-то и оказался. С виду грозный, а как начнет говорить, как будто кот песенки поет. Как же, говорит, Руслану повезло с такой хорошей женой, мне, говорит, даже завидно. А я ему: свою берегите, и она о вас также заботиться станет. А у него, оказывается, жены и нет!

Фая. Что ты говоришь! При таких деньгах и без жены?

Галинка. Честное слово, так и оказалось. Я ему тоже сначала не поверила, смеюсь, приезжайте к нам в Буинск, мы вам мигом невесту подыщем. У нас их как редиски, всех калибров и размеров, только выбирайте.

Фая. А-яй, так и сказала? В этом городе у тебя язык совсем без костей стал.

Галинка. Да я пошутила, это он подумал, что я серьезно. Хорошо, говорит, давайте прямо сейчас и поедем. Я и отказаться хотела, но потом подумала, как ехать сюда с пересадками, сначала на одном автобусе, потом на другом. Мы так хорошо сели, так хорошо поместились, никакой тряски, одно сплошное удовольствие, и на билетах сэкономили.

Фая. Это конечно, хорошо, я тут ничего не скажу. А вдруг ему невеста на самом деле нужна?

Галинка. Нужна, конечно, он только что перед сеновалом о ней спрашивал. Ты же всех, кто в деревне живет, знаешь, вспомнишь кого-нибудь сейчас быстренько, мы ее позовем и познакомим.

Фая садится на скамейку, задумывается.

Галинка. Пойду туфли под кроватью посмотрю.

Фая. Куда пошла? Я и не знаю никого, кто подошел бы.

Галинка. Я тем более не знаю, три года как здесь не живу. Ему, главное, чтобы женщина заботливая была и умная. Еще симпатичные ему нравятся, я заметила.

Фая. Вертушка, одно слово – вертушка! Надо же такое придумала, я даже забыла, что делать собиралась.

Галинка. Так не делай, а то, как юла, с утра до ночи. Между прочим, вы с ним ровесники. Ты подумай хорошо, кто у нас из незамужних остался в деревне?

Фая. Да полно народу, мужиков-то на всех не хватает. Либо пьяницы, либо алкаши одни. Наташка Русяева, например.

Галинка. Разве она сама не алкашка?

Фая. Нет, мы ей такого хорошего жениха не дадим. Павел Сергеевич выпить любит, но не надо так. Савельева одна живет, но она с ребенком. Кто еще там?

Галинка. Игнатьева, вторая, очень красивая была.

Фая. Замуж давно вышла твоя Игнатьева, с мужем на берегу моря теперь живет. Медсестра у нас хорошая, да больно молодая еще, сама убежит от такого старика.

Галинка. Может Людку к нему пристроить?

Фая. Да что там пристроить, она на восьмом месяце беременности, шалава этакая. Всё-таки, я думаю, мужчине будет тяжело, не успели познакомиться, как ребенок сразу появился. Что-то расстроилась я.

Лезет в короб.

Ты не помнишь, я же вроде твои конфеты сюда складывала.

Галинка. Конечно помню, я тебе как дала, ты сразу их сюда и сунула.

Фая. Может, переложил кто? Вроде только я одна люблю конфеты.

Галинка. Ирка еще у Игоря любит. Так, получается, она и конфеты забрала? Все десять килограммов?

Фая. Я потом посмотрю еще.

Галинка. Невестка приехала и всё утащила. Я же их тебе привезла, тебе. Я в этой школьной столовой месяцами по чуть-чуть таскала, а она, молодец какая, взяла, раз, и всё забрала. Нет, я ей скажу. Вот сейчас позвоню и всё скажу.

Мечется по веранде, потом уходит.

Фая (вдогонку). Да подожди ты! Может, еще и найдется.

Вздыхает.

Самой не надо было при ней лезть. Голова гудит уже. Даже конфетки не оставили попробовать.

Грохот со стороны ворот, стук. Фая выглядывает во двор. Входит Надя, волоча за собой дорожный чемодан.

Надя. Здравствуй, Фая. Твою мать, какой сегодня хреновый день. Я вижу, вы картошку уже убрали, молодцы какие, а я даже не знаю когда. Ой, Файка, горе какое у меня, горе, как будто нож в спину воткнули. На две недели только уехала, ладно, на три. Вообще, ни на минуту его нельзя оставить, сразу обязательно баба какая-нибудь вылезет. Как же жить мне, Файка, теперь? Я же не смогу без него, как камень внутри торчит, к земле давит.

Поднимается на веранду, разворачивает чемодан, открывает чемодан, достает оттуда пакет, ставит на стол.

Давай выпьем за приезд.

Фая. Ты уже вернулась?

Надя. Да, вернулась, лучше бы вообще не возвращалась. Темно, страшно, пыль кругом, окна все занавешены, как в склепе. Еды шаром покати. Даже водички не нашлось для меня.

Фая. Сейчас погоди, я чай заварю.

Открывает шкафчик.

И чая нет, что же это такое?

Надя. Садись уже, хватит мельтешить.

Разливает вино из пакета, пьет залпом.

Вот так оно всё и вышло.

Фая. Что вышло?

Надя. Ушел он от меня.

Фая. Кто? Как ушел?

Надя. Муж ушел. Я вся такая, на крыльях к нему летела. Отдохнула, называется, на море, месяца не было меня. А все дочка моя, Настенка, приезжай, мама, приезжай. Будешь жить со мной в одной комнате, пока я здесь в пансионате на лето устроилась. Ладно, она еще не знает, зарулила по дороге к кому-то. Говорит, к подруге, а ведь и не знаешь, что там за подруга, может быть и друг. Как приехала, сразу поняла, что-то с ним не то, молчит, не орет, никак недовольство не выражается, только это как в песни поет: отпусти меня. Ухожу и всё тут. У меня сразу всё внутри оборвалось. Как это - отпустить, ты же муж мой. Почему это я должна тебя отпускать. Оказывается

Разливает еще по одной, пьет, отдышавшись, продолжает.

Вечер школьных друзей они проводили в августе! Как только я уехала. И там он свою Анечку встретил. Анечка, Аня, Анечка, в школе любовь у них была, в школьные годы чудесные. А она его из армии не дождалась, и за другого замуж выскочила, городского и с квартирой. Сейчас она мужа своего похоронила, еще один ей нужен. Вот она и приехала к моему, а он, оказывается только ее всю жизнь и любил. Только непонятно, что я рядом с ним всё это время делала. Двадцать пять лет прожили вместе, и хоть бы раз, хоть бы какая-то нормальная жизнь у нас была! Уехала в свое прекрасное далеко, так бы и жила бы там. Решили они начать всё сначала, два престарелых голубка, нечем им больше на пенсии заняться.

Добивает вино. Хватает телефон, тарабанит пальцами по столу.

Ты мне всю жизнь сейчас испоганил, сволочь! Покалечил меня!

Фая (вырывает у нее телефон). Ты чего? Ты чего? Успокойся.

Надя. Бог любит Троицу, еще налей, ладно? А то у меня руки трясутся.

Фая. Как любят говорить в «Битве экстрасенсов», я просто в шоке. Вроде, он у тебя интеллигентный весь такой, правильный, в школе учителем работает.

Надя. Да какая разница, где работать?! Где разница? Мужикам вообще нельзя доверять, никому и никогда.

Фая. Ты не переживай так, я сама за тебя переживаю. Эти мужики, они все. Мой-то, считай развалина, до туалета сам не доберется, и то глаз да глаз нужен. Ты про мужа моей сестры слышала уже?

Надя. С кем он опять?

Фая. Людка, оказывается, от него беременная. У нее там чуть ли не публичный дом, вся алкашня собирается. А ей еще туберкулез в открытой форме поставили, и у него тоже палочку нашли. Не везет нам с мужчинами, плохим всегда везет с мужчинами. Если женщина хорошая, то у нее муж обязательно плохой. Я его встретила на улице, стыдить начала. Ты, говорю, у тебя уже лысая башка, дети школу заканчивают, а он мне: «Ты ничего не знаешь, у нас с ней черный секс». Катается на «Волге» своей, девок цепляет. А муж у Соньки как гуляет, а?

Надя. Да-да, было дело, он и с Фаридом даже к моей Настенке цеплялись на озере. Только та как хохотать начала над этими сморчками, что никто не смог ее остановить. Я, рассказывает, вроде знаю, что должна испугаться, только ржу не могу, смешно, как мне два пенсионера подкатывают.

Фая. Так у тебя Настенка не замужем!

Надя. Нашла время чужому горю порадоваться.

Фая. А у меня есть для нее жених. Хороший. Себе бы взяла, да не положено. Приехал к нам в гости на выходные вместе с Галинкой. Я и так на него посмотрю, и так. Начальником работает. И не женат. Такого кандидата упускать нельзя, думаю, здесь-то у нас ловить некого. Видела перед нашим домой красную машину?

Надя. Видела.

Фая. Его

Надя. О-о.

Фая. Вот смотри, видишь его ботинки?

Надя. Вижу.

Фая. Натуральная кожа. На заказ шили.

Надя. О-о.

Фая. Всё, что хорошо, всё его. И пахнет от него хорошо, туалетной водой.

Надя. О-о, что-то я уже, кажется, забродила. Скоро меня колобродить начнет. И не знаю, к какой она подруге в гости-то пошла. Может, и не подруга, а друг какой. Никому уже и верить-то нельзя. Я посижу у тебя еще немного, выпьем, а он как раз в это время вещи своих собирает, паспорт ищет.

Заходит Павел Сергеевич.

Павел Сергеевич. Фая, Искандер просил суп принести. Здравствуйте.

Надя. Вот и он! Здра-вствуй-те и вам.

Протягивает руку.

Надя.

Павел Сергеевич. Павел Сергеевич, он же Павел, он же Паша.

Надя. Начальство?

Павел Сергеевич. Есть немного.

Надя. Тогда Павел Сергеевич. Садитесь, нам надо обсудить на заседании назревшие проблемы.

Фая. Точно, я же суп собиралась варить.

Уходит.

Надя пристально глядит на мужчину, хохочет, но внезапно обрывает саму себя.

Надя. Извините, вы мне одного человека напоминает. Если снизу смотреть, совсем не похожи, а вот если на равных смотреть, то лицо один в один.

Павел Сергеевич. Надеюсь, человек этот не слишком плохой?

Надя. Уж если разошлись, ничего хорошего и не скажешь. Но, чтобы сгладить впечатление, предлагаю выпить за знакомство.

Павел Сергеевич. Не могу. За рулем.

Надя (ставит пакет с бутылкой на стол). Как же мне нравятся серьезные и ответственные мужчины. Вы ведь как раз такой, правда?

Павел Сергеевич. Правда.

Надя. И честных тоже очень уважаю. Вот мой муж совсем другой человек. Я только вам скажу: он меня всю жизнь обманывал, а потом взял и бросил.

Павел Сергеевич. Печально. Я вас понимаю, меня тоже бросили.

Надя. Да?

Павел Сергеевич. Да.

Надя. Как же вас могли бросить? Вы же начальник.

Павел Сергеевич. Тогда я еще не был начальником. Жена от меня ушла и ребенка с собой забрала. Жена. Я пил тогда много, сейчас так уже не пью. Здоровье. Вы так, на меня смотрите, Надя.

Надя. Как же я на вас смотрю?

Павел Сергеевич. Нормально так смотрите. Хорошо у вас в деревне, кхм, надо выезжать почаще за город, да. А то у нас машины, да машины, а тут воздух. Чистый, что голова от него кружится, кружится...

Надя. Да что вы говорите?

Павел Сергеевич. Вы не подумайте, я не алкоголик. Я же на заводе работал, там без выпивки нельзя, никак, категорично. А жена ушла, и ребенка забрала. И мне так обидно стало, что я бросил пить. Почти. Теперь думаю, что надо бы себе кого-нибудь найти, а то совсем один.

Надя. Да, одной быть нельзя никак. Я вот так любила мужа, он для меня всё был. Так обычно в кино бывает, а у меня по-настоящему всё. Он такой красивый, вы так себе, а у меня аристократ. Болконский. Брови такие, говорит хорошо, знаете, он для меня как принц, и больше ничего не надо, только бы рядом он был.

Стук ворот. На веранду выглядывает Фая.

Фая. Что-то я и морковку никак не найду. Не может быть, чтобы она еще морковку забрала.

Голос из избы. Фая! Фая!

Фая. Достал уже старый черт. Иду я уже, не кричи.

Исчезает за дверью.

На веранду поднимается Костя.

Надя. Ага, так и знала, что ты придешь.

Павел Сергеевич (приподнимаясь и протягивая руку). Здравствуйте.

Костя протягивает руку, Павел Сергеевич собирается пожать ее, но Костя в последний момент убирает ее.

Костя. Тебя на улицу нельзя выпустить, как ты уже наклюкалась?

Надя (Павлу Сергеевичу). Бывший мой, любовь всей моей жизни. Да вы садитесь, не обращайте на него внимания, мы же не в классе, в конце концов.

Павел Сергеевич. К жене своей пришли?

Костя. Нет, к звездолету Джефферсона.

Павел Сергеевич. А не поздновато ли вы спохватились?

Костя. Почему поздновато? Я на огород пошел картошку копать, чтобы сварить что-нибудь, а она уже побежала по своим товаркам, новости последние рассказывать.

Берет чемодан.

Всё, поговорили, пошли домой.

Надя. Он говорит меня: «Отпусти меня, я ее всю жизнь люблю», а я ему: «Не отпущу, я тебя тоже люблю». Это вообще несправедливо, знаешь? Знаешь? Я всю жизнь вокруг тебя, всё для тебя. Знаете, у него зарплата была семьдесят пять рублей. А я дома сижу, с двумя детьми, одна картошка с хлебом на завтрак, обед и ужин. За что ты так со мной? Почему я тебе даже не нравлюсь?

Костя. Молчи.

Надя. Вот видите, чуть что – сразу «молчи».

Павел Сергеевич. Мне лично нравятся такие энергичные женщины как вы, Надя. Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет...

Надя. И вытащит оттуда мужа вместе с телевизором. Да, я такая. А ему все одно: «Не кричи», «культурно разговаривай», а человек сразу понял, какая я на самом деле. Все время под тебя подстраивалась, по одной дощечке ходила. Всё, больше не буду.

Павел Сергеевич (Косте). Ты чего пришел? Что портишь? Не видишь, как тут всё уже налаживаться начало.

Надя. Мне мама говорила с тобой не связываться, папа говорил, а Ольга тебя на дух не переносила, сразу раскусила, а я заладила одно: «Люблю его, люблю». И плачу. Вот дура.

Костя. Молчала бы лучше твоя Ольга. Старая дева, она не только меня, она всех мужчин ненавидит.

Надя. Ничего плохого не говори о сестре, она мне как мать!

Костя. Через пятнадцать минут, чтобы дома была. Иначе можешь не возвращаться.

Уходит, со всех размаху хлопнув дверью.

Надя (садится за стол и наливает себе еще вина). Он совершенно никудышный мужик. У нас веранда новая построена, я ею занималась от начала до конца: столбы, заказывала, железо кровельное, мужиков собирала. Знаете, как с ними надо разговаривать, чтобы они нормально работать начали? Я с ними весь голос сорвала и нервы последние вымотала. А он всё в комнате книжки свои читал, даже не вышел ни разу.

Павел Сергеевич. Так вы с ним недавно разошлись?

Надя. Сегодня.

Павел Сергеевич. А я подумал...

Надя. Что тут думать, когда я работала, еще терпимо было. Он поздно приходил домой, а я еще позже. Увидим друг друга да разойдемся. И только после того, как я на пенсию вышла, мне вдруг страшно стало. Вы знаете, всю жизнь работаешь, жилы на себе тянешь, думаешь только, вот скорей на пенсию, отдохну. Ждешь-ждешь ее, дождалась, а тут самое страшное. Я теперь пен-си-о-нер-ка. Не женщина, не жена, пен-си-о-нер-ка. И всё, больше никуда не надо спешить. Приплыли. Тебя больше ничего в жизни не ждет за этим переходом, и остается ждать только смерти.

Павел Сергеевич. Извините за нескромный вопрос, но сколько вам лет?

Надя. Мне хорошо за пятьдесят, Настюше только двадцать пять, она у меня самая младшенькая.

Павел Сергеевич. Вы хорошо выгляните. Мне только сорок два пока. Это надо обдумать.

Встает.

Пойду покурю.

Уходит.

Надя (наливает себе в стакан остатки вина). Моей дочери всего двадцать пять лет, и он хочет сказать, что она для него стара?

Пьет.

Врывается Галинка с ворохом одежды, заглядывает в шкафчики.

Галинка (смотрит по сторонам). Нет здесь ничего. Мама, она и колбасу всю забрала! Мама, я не могу уже.

Выбегает во двор, Надя допивает из стакана.

Галинка возвращается уже не такая взволнованная. Смотрит на Надю.

Теть Надь, вы что, решили с Павлом Сергеевичем схлестнуться?

Надя. С чего это ты решила?

Галинка. Так он мне сам это сейчас сказал. Ему всё в вас нравится кроме возраста и мужа.

Надя. Это он так шутит, наверное.

Галинка медленно качает головой.

Не шутит?

Галинка кивает.

Тогда иди и объясни ему, что он ошибся. Я хотела, чтобы он стал женихом для Настенки, а не для меня.

Галинка. Так намного лучше. А то я уже подумала, что придется нам домой на попутке возвращаться.

Уходит.

Надя. Как это всё нехорошо получилось. Вечно у меня так. Всё только порчу. Если так подумать, то я и Костику своему мешаю. Жизнь-то ему всю испортила. Он жениться на мне и не хотел, когда я от него залетела. Заставила его жениться на себе, сама взяла и заставила. Как он говорил о ней, какой он ее любит. Мне он таких слов не говорил.

Набирает номер телефона, плачет.

Костик, ты прости меня хороший. Ты пойми меня, я люблю тебя, только тебя и люблю. Если ты ее так любишь, езжай к своей Анечке, живите долго и счастливо.

Кричит.

Ты хотел, чтобы я так тебе сказала, да?! Да?!

Заходит Павел Сергеевич, видит ревущую Надю, бормочет: «Надо еще покурить», топчется и уходит.

Так вот, я тебе это говорю! За твое здоровье, Костик.

Поет.


Рыбачка Соня как-то в мае,
Причалив к берегу бревно.
Ему сказала, все вас знают,
Ведь вы порядочное чмо.
У меня твой паспорт.

Отключает телефон.

Заходите уже.

Входит Павел Сергеевич.

Павел Сергеевич. Как-то неловко получилось.

Надя. Накурились?

Павел Сергеевич. Вы мне понравились с первого взгляда.

Надя. Как вы могли вообще так подумать? Я уже пенсионерка, моя жизнь уже закончена.

Павел Сергеевич. Я бы ни за что не дал вам столько лет. Я, как говорят в «Битве Экстрасенсов», просто в шоке.

Надя. Давайте выпьем.

Павел Сергеевич. Никак нельзя.

Надя. Принципиальных людей я тоже люблю. За вас.

Пьет.

Павел Сергеевич. Оказывается, мне сватали вашу дочь.

Надя. Она сейчас у подруги. Но! Я могу показать вам ее фотографии с юга.

Достает фотокамеру, Павел Сергеевич пристраивается рядом.

Это мы на пляже после шторма. Вот я ее одну сфотографировала.

Павел Сергеевич. Красавица.

Надя. Это Рашид, не подумайте, что между ними что-то есть, он так всех обнимает. Вы, я уверена, совсем другой человек. А это мы встречаем рассвет.

Павел Сергеевич придвигается к ней все ближе, пока их щеки чуть не соприкасаются.

Встречаем рассвет...

Надя зачарованно смотрит на лицо Павла Сергеевича.

Как вы всё-таки похожи. У меня даже видеозапись есть...

Крики чаек, шум прибоя.

Выбегает тетя Фая с ведрами, надевает калоши.

Фая. Быстро же у вас всё срослось.

Выбегает на улицу.

Павел Сергеевич и Надя смотрят друг на друга.

Надя. Мне очень понравилось... встречать рассвет.

Павел Сергеевич. Ага.

Надя. И всё, рассвет встретили.

Грохот ведер, топот ног, на веранду врывается Костик. В одно мгновение оценив ситуацию, он хватает Павла Сергеевича, теребит его и бросает на пол. Тот вскакивает, завязывается нелепая потасовка. Надя сначала замирает, не поняв, что произошло, потом встает и начинает пронзительно вопить. От вопля этого закладывает в ушах, и мужчины вынуждены прекратить разбор отношений.

Павел Сергеевич. Так ты уже реши, любишь ее или нет?

Костя. Не твое дело.

Надя. Да знаю я, зачем он сюда приходил.

Достает из чемодана паспорт и протягивает своему мужу.

Фая. Что это?

Надя. Паспорт его. Без него до Тольятти к любимой не доедешь.

Костя берет паспорт, листает.

Костя. Всё, накричалась? Пошли домой.

Надя. Но ты же хотел уехать к Анечке?

Костя. Но ты же меня не отпустила?

Надя. Нет, не отпустила.

Костя. Ну вот и всё. Я остался.

Берет чемодан.

Пойдем уже, а то картошка совсем разварится.

Надя. Пойдем.

Уходят.

Галинка. И нам пора собираться. Пойду соберу, что стащить не успели.

Убегает.

Фая. Ай-яй, нехорошо, что мы вам невесту так и не нашли.

Павел Сергеевич. Ничего, я к вам еще приеду.

Фая. К этому времени мы точно кого-нибудь найдем.

Заходят вдвоем в дом, откуда слышится возмущенный голос Галинки: «Мама, она даже мою зубную пасту забрала!».

Конец

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Гончарова Александра

Родилась в 1982 г. Учится в Литературном институте им. Горького. Публиковалась в журнале «Мы» (2009). Участница семинара «Смелодрама» (под руководством Коковкина Б.С.), участница Клуба драматургов при Доме актера, победитель конкурса «Вдохновение» в номинации «Драма» (2009). Лонг лист «Евразия-2011». Живет в Москве....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

НАШИ УЧИТЕЛЯ. (Проза), 154
ПРОГРЕСС. (Проложек), 151
ПРЕДАТЕЛЬСТВО. (Драматургия), 137
УХОДЯЩИЙ МУЖ. (Драматургия), 136
ПРОВОДЫ (Драматургия), 117
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru