Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Анна Грувер

г. Донецк (Украина)

АХИЛЛЕСОВА ДЕВОЧКА

ГОРОД

1.
Гаражи подслушивают. Гаражи разевают железные пасти,
их темнота и сырость, их одиночество хочет меня сожрать.
Я клянусь, скрестив за спиною пальцы, не красть и
не танцевать на лезвиях крыш и ночей. Мне наплевать
на законы, заборы, решетки –
цепью и клеткой, верой и правдой вам не удастся меня держать.

…Я боюсь черных птиц, отражений в воде. Я – ничей.
Его пальцы – сталь. Город стал мне мал,
он молчал и курил, когда я вырастал.
Он курил, а я клялся не вешать нос, не терять ключей.
"Отпусти" - прочти в тишине по губам. Господи, я устал.

Так пришел сентябрь. Я смотрел с моста, как гремит вокзал,
как уходят в прошлое поезда, как гудит земля, и по рельсам дрожь,
как деревья рвутся с корнями вдаль, и у боли были твои глаза,
обжигал мне кожу холодом нож.
Город молча курил, а в небе – луна и грош.

Я все клялся, что больше не буду врать, саксофон и ветер заменят мать,
и что буду кормить бродячих собак,
только стал я одной из них.
Только, Господи, я не знаю, как, но попал в этот город из пыльных книг,
этот город любит только табак, онемевший седой старик.

Я устал искать путь назад.
Я поклялся вернуться в срок, опоздал, а теперь, не зная дороги, хочу бежать.
Забери меня, тень, и пришей к ногам. Я хочу опять перестать расти.
Отпусти меня, Господи. Отпусти!

2.
…Оставайся –
в этом городе ты никому не нужен.
Чай остыл, снег растаял, твой карточный дом разрушен.
Отраженье тебя не узнало в витринах и в грязных лужах:
ты стареешь не изнутри –
ты стареешь (как все) снаружи.

- Меньше думай и больше ври, –
в унисон нараспев – поезд, литература, виски.
Перемешаны пазлы:
вчерашний сон,
нарисованный холм Капитолийский,
ее резкий смех и дрянной английский,
а на утро – похмелье, и такое низкое
небо – только
шагни
вперед…

Ты в ухмылке Джокера кривишь рот,
пароходы мира и моря отбой по тебе трубят,
ты играешь в покер, но карты играют – против тебя,
и там-там играет – в тебе, а она играет – тобой.
Ты устал жить на ощупь, словно слепой.

Оставайся.
Тебя разыграют в цирк, тебя разыграют в тир.
Развинтят, заново соберут. О дивный и новый мир
затянет на шее в петлю резиновый жгут.
Маски рыб, крокодилов и птиц
без сердец и без лиц
над тобою уже начинают суд.

АХИЛЛЕСОВА ДЕВОЧКА

Его сердце приковано кентервильской цепью – порт
верен ему. Взгляд его – сталь. Взгляд его пристален.
Трубач баюкает футляр на пристани, а он – насвистывает.
Его грубые губы обветрены. Он – отчалил, отчаялся, но пока фьорд
любит его, он уверен, упрям, уперт.

Горе било его под дых, горе целилось в солнечное сплетенье,
укрывали горы от грома, горы ночью скалились тиграми.
Игры с кинжалами остаются беззвучными играми, тихими играми.
Ахиллесова девочка, точка возврата, не ходи за ним тенью,
белой немой ускользающей тенью –

помни – солнце уходит вечером и забирает тени с собой.
Ахиллесова девочка, развяжи его сети и возвращайся к нему –
танцуй для него на песке under a violet moon.
Слушай дыхание ветра и зверя. Слушай морской прибой,
заплети в волосах венок – пламя и зверобой.

Трогай раны его языком, ахиллесова девочка, девочка-медь.
Расширяй зрачки его, не диктуй правил, не ставь границ,
уведи его из забытых снов, укради из пыльной клети страниц.
Девочка-медь, люби его. Люби его, девочка-плеть,
он выпьет тебя до дна, не бойся дотла сгореть.

Только – не подавай виду,
что любишь ее…

когда у марионеток рвутся нити, они забывают, как ходить
здравствуй милая крошка здравствуй Мари_о нет_как твои дела
вижу платье твое накрахмалено взгляд твой мертв кожа твоя бела
пальцы его бегут по пианино хонки-тонк по твоим позвонкам
ты соответствуешь всем параметрам ты отзываешься по всем звонкам

и становится голос тонок и по венам пускают ток

прикроешь веки не вспомнишь лица Мари_or_Annette_калейдоскоп имен
отмахнешься газетой от мухи зевнешь прогонишь навязчивый сон
вас легион и паспортный стол вам счета не знает учета давно не ведет
жженная карамель губы корочкой запеклись любит не любит врет

и не разобрать уже тон и нот вот балаганчик ваш камерный ваш притон

комнаты томная духота сменяется на парк поправляешь красный берет
со всех ног и китов убегает земля он свистит тает в руке брикет
Мари_он_едкий как дым ты зажмурь от взгляда его глаза сосчитай до ста
запах шалфея шарф шифоньер шиза Боже спаси от старости
старости
старости
ста

вот он швыряет пепельницей ей вдогон все не то

опостылело все он давно остыл он сжигает мосты покидает все блокпосты
меряет комнату в google да из угла он не пьет ее чай с малиной когда простыл
Mary осколки чашки веником подмела выписала рецепт лимонного пирога
как у врага в тылу пилит его в буратино рубит его в рагу
в ригу или к черту на рога

новая ветка ада ах да не твоя остановка новый виток

с новосельем Mary с новой солью вот тебе роза вот тебе клетка в ней соловей
Mary молчит и молчанье ее горчит Mари француженка чистых кровей
кружево скатерти холод фужеров и у горла ее тошнота и в зрачках веселье
вот тебе сахарная вата тряпичный паяц и пойдем на новые карусели

РАЗ. ДВА. ТРИ.

Выросшая Дюймовочка прыгает на ступеньку ниже.
Ваша Дюймовочка прыгает и говорит: "раз".
Ей дарят болтливых кукол вместо сгоревших книжек.
учат стрелять глазами и парочке пошлых фраз.
"Эй, Дюймовочка! Да не дрожи, подойди поближе,
бей же по струнам, детка! детка, бей ашер-вальс!"
Ей корона крапивы с репеем пристала к стрижке,
ваша Дюймовочка прыгает и говорит: "раз".

…Сквозь паутину трещин – тетрадные клетки плит.
Крестики-нолики через разбитые окна. Все – слова.
Вишневый lane. Лабиринт самой запутанной street.
Маятником, метрономом раскачивается сова,
хохот звенит ключами: "all you need is love, all you need".
Стук дырявым зонтом в чердак: "ты там еще жива?",
и дом откликается так, что подвал под ногами дрожит.
Ваша Дюймовочка прыгает и говорит: "два"…

А стежки у нее на ладонях - беспутная карта дорог.
А ее не зовут. Никак. Ей - нисколько, нисколечко! лет.
"До свидания, взрослые". Ее платье - дырявый мешок.
И умеет она говорить "спасибо". И умеет: "спасибо, нет".
И вдыхает, зажмурившись, пыль, выдыхается – порошок,
и она разбивает сердца и фарфор, ворует кларнет.
"Дайте мне табуретку, я выучила для вас стишок".
Выбейте из-под ног". У нее петля из атласных лент.

Выросшая Дюймовочка прыгает. Крот выигрывает пари.
Ваша. Ваша Дюймовочка прыгает. Крот говорит: "три".


УМЕРЛА ТАК УМЕРЛА

Жили среди разбойников. Жалость теперь – зола.
Шили на вырост образы, жались под образа…
Жалости нет, любимый. Жалость давно умерла.
Я знаю – я видела. Сама ей закрыла глаза.

А как прошло дней девять – сватались женихи.
Пели свои частушки, читали чужие стихи.
Мне собирали приданое – целый сундук шелухи.
Спрятали шрамы под лентами, под пудрой – гнилые грехи.

Крестятся воры и шлюхи. Бог им давно послал.
Бьет сирота тревогу в мятый мусорный бак.
Видишь сорняк под забором? Так же и я росла.
Пыль поднимала свора лохматых бродячих собак,

мне они лижут ладони, тебе – прогрызут до кости.
«Слышали? Нет больше жалости! Нюрка теперь – одна».
Так я росла… и выросла. Некуда больше расти.
Мне остается падать, яме не вижу дна.

Тысячу две булавки сегодня воткнули в меня,
а свадьбу сыграем завтра – по нотам да по любви.
Платье пришлось не впору – принялись подгонять,
гадали мне на ромашках (но лепестки в крови).

Ах, сирота-сиротушка – ни жалости, ни отца,
ни колышка из осины, ни совести, ни двора.
И не отбросить саван, не отвернуть лица.
Прошлое скроет фатою ноченька до утра.

И по делам воздастся – значит, тебя спасут.
Завтра меня под рученьки по полю поведут.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Грувер Анна

Родилась в 1996 г. в Донецке (Украина). Учится в Литинституте. Участник VIII-X Международных совещаний юных и молодых литературных дарований в Литинституте им. Горького, победитель (I место) международного детского поэтического конкурса «Первый автограф» (С.-Петербург, 2011), победитель (I место) всеукраинского конкурса «Малахитовый носорог» (Винница, 2011), вице-королева поэтов (II ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

РАССКАЖИ НАМ СТРАШНУЮ СКАЗКУ, ДЕДУШКА ФРЕЙД… (Русское зарубежье), 144
АХИЛЛЕСОВА ДЕВОЧКА. (Русское зарубежье), 142
ПРОЩАЙ, ДЕКАБРЬ… (Русское зарубежье), 116
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru