Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Ксения Жукова

г. Котельники

МОЯ ТИГРИНАЯ РРР-МЕСТЬ

Рассказ

- Не пей. Козленочком станешь, вспомнила вечное бабушкино напутствие. Я вот выпила, и что – стала тигрицей. Ууу. Вернее. Рррр. Я тигрица, бесстрашная грациозная, красивая. Все в классе обзавидуются. Ни у кого такого хвоста нет. На физре выше всех прыгну, хвостом за канат зацеплюсь – быстрее всех залезу, а оттуда уж на шведскую стенку. А оттуда на брусья, а потом еще куда-нибудь. В общем, дел хватает, придумать можно сколько угодно. И Сальников, ах этот Сальников…вот, Сальников, теперь ты у меня попляшешь, вместе с Майоровым. А не то хвостом как хлыстом взмахну – раз! И все, лепешка из тебя Сальников будет. Фу, какая гадость. Вообще-то Майоров тут не причем. Мы с Сашкой Сальниковым поспорили, кто в длину дальше прыгнет. Взявшись за руки, мы подошли к Майорову – разбей. Он разбил. Я прыгала первой. Потом Сальников. И он чуточку отстал. Мы три раза рулеткой мерили. Отстал. Я ликовала. Ууу. И что? А вот что. Ликовала я всю перемену, потом всю математику ликовала. Ногой даже воображаемый танец радости выстукивала: ча-ча-ча-ааа-ча-ча-ча. И улыбалась, по-глупому так. Майоров даже весь извертелся, явно моя улыбка не понравилась. Посмотрит на меня и отвернется, потом опять посмотрит. А когда звонок прозвенел, то Майоров сразу ко мне, мол, поговорить надо.

- А ты знаешь, что он специально?

- Что специально?

- Да прыгнул хуже тебя, вот что. Потому что ты девчонка. Пожалел тебя. Радость доставить хотел. Вот ты прыгаешь на одной ножке, ликуешь. А ему только этого и надо было. Он от этого героем себя будет чувствовать, этим, как его - джен-тель-ме-ном!

Я к Сальникову сразу. – Саш, это правда?

Тот смутился.

- Ну, все понятно.

Я развернулась и ушла. С гордо поднятой головой. Ха-ха. Может, так оно и было, но только в мечтах! Потому что я просто убежала, чтобы никто не видел, как я плачу. Да, да, все правильно сказал Майоров – «девчонка, слабачка».

А вслед мне неслось: Марин, подожди, ну, Марин, куда же ты?

А я в лес. Ну не домой же идти, чтобы от бабушки попало, у меня же еще один урок должен был быть. А я вот сбежала. У нас рядом со школой парк. Весной там цветет сирень, потом черемуха, потом снова сирень, еще клумбы с тюльпанами и стайка мам с колясками и с ходячими карапузами, которых отправляют в огромную песочницу, полную белого песка. Песок привозят с песчаных карьеров из леса. Наш парк, если дойти до самого его конца, переходит в лес. Лес у нас знатный, с озерами и песчаными карьерами. А еще есть просто пруд, который бабушка называет: «пруд – незасыхающая лужа», потому что там всегда вода, и летом, и зимой. Грязная вода, желтая. Этой водой всех малышей пугают, мол, не пейте, а то будет у нас козлят до кучи.

А я села на берегу этой вот лужи и как завыла... От несправедливости, от слез, меня душивших. От противного Майорова, который разрушил нашу с Сашкой дружбу, от самого Сашки Сальникова, который так по-свински поступил. Наревелась я всласть. А еще мы ж с Сальниковым собирались сегодня утюги испытывать, делать из них машину времени. Пусть теперь с Майоровым испытывает! Я нащупала утюг в рюкзаке и вновь заревела – ууу. Вот реву, а пить хочется. Обидно стало. Сижу в лесу, одна-одинешенька, с утюгом. И хоть бы поискал кто, поаукал: «Мари-наа, Ма-аа-рииии-нааа». Не слышно, зовет никто, не ищет. А пить страсть как хочется. В общем, не сдержалась я. От одного глотка разве что будет?

Хвост. Вот что бывает от одного глотка. Хвост я сразу почувствовала. И вообще, из лужи на меня теперь смотрела ррр - тигрица – не тигрица, ягуариха. Или гепард? Эх, как раз биологию сегодня прогуляла. Ну ничего. Пойду вот сейчас и как начну прыгать!Р-р-рррр! С другой стороны, а как я выйду из леса? Скажут, из зоопарка сбежала, пойди им объясни, что я девочка. И бабушка не поймет. А бабушка мне еще сто раз говорила.-

- Не ходи одна в лес. Там маньяки водятся. Они на всех маленьких девочек ведут охоту.

С другой стороны, я теперь тигрица – ррр или гепардиха. Я сама могу на маньяка напасть. Кстати, вот он крадется. Я обернулась, взмахнула хвостом - точно. Маньяк. Борода почти до пояса. В руках корзинка и ножик. Стоит поодаль, ухмыляется. Ну, я не растерялась. Я же теперь тигрица-ягуариха-гепардиха, и раззз ему как хрясь по голове рюкзаком, в котором утюг. Дяденька так посмотрел на меня, глазами поморгал и пополам сложился. Устал видимо. А тут слышу, кричат: «Мари-на, Мари-и-ииина!», прямо как мне и мечталось. И на поляну Сальников с Майровым выбегают. А я стою, хвостом помахиваю, в лапах рюкзак держу. Сальников эту увидел, аж побледнел весь, ну все, слопала эта тигра нашу Маринку, вот рюкзак валяется, а я ведь, я ведь виноват перед ней. Я честно прыгал, просто оступился.

- Да не съела, я, я Марина, хочется мне сказать, а выходит только:ррр и рррррррррр! Вот что выходит.

А Майоров посмотрел на лежащего маньяка и заявил. Вот, что бывает, когда некоторые на шутки обижаются и еще с уроков сбегают. Они сразу становятся тиграми и косят народ слева направо.

- Это почему это слева направо? Может, справа налево?

Возмутился Сальников

И они стали спорить. А я стою тут такая, под ногами маньяк валяется, рядом корзинка его. И так печально мне стало. Я же все ррр и рррр могу. Куда такое годится? Я домой хочу, к бабушке. И зря только биологию прогуляла. И Майоров, он же просто дружить с нами хотел, вот и не знал, как такое сделать. Он парень не вредный, просто новенький, недавно к нам в класс перешел. Только я все это подумала, как раз, снова Мариной стала, даже не поняла, как. Раз - и нету хвоста. Раз – и все меня как обнимать кинутся. Конечно, кроме маньяка. Тот в обмороке отдыхал.

Сальников, когда бурные восторги стихли. Посмотрел на меня, на маньяка, и грустно заметил:

- Эх, Марина, понаделала ты делов.

- Да, согласилась я, понаделала. А должна была понаделать машину времени из утюгов, помнишь, мы договаривались?

- Помню.

И мы грустно вздохнули. А Майоров стал дяденьку маньяка в чувство приводить.

Дяденька не маньяком оказался, а незадачливым грибником, любителем сморчков. Он на меня не в обиде был, но просил, чтобы я все равно больше так не делала и в лес одна не ходила, а то мало ли, ведь не только грибники с корзинками по лесу шастают. Я дала дяденьки честное-пречестное слово (скрестив, разумеется, за спиной пальцы). Эх, хорошо, что я его утюгом не прибила. А то неловко как-то.

Самое обидное, что лужа, из которой я тигрицей стала, та самая, незасыхающая и на зиму не замерзающая, сразу засохла. Наверное, чтобы другие в тигров не превращались.

С Майоровым мы действительно задружились. Он ничего оказался, толковый. Но это потом будет, после. После того, как мы проводили бывшего дяденьку-маньяка, а потом и меня – до дома.

Дома меня ждала бабушка, с ужином. И как же она ругала меня за пропавший утюг!

Ууууу! Вернее: Рррррр. Вот как.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Жукова Ксения

Псевдоним Ксении Ерховой. Родилась 1981 г. Окончила ИЖЛТ (Институт журналистики и литературного творчества), журналист. Участник 10 семинара молодых писателей, пишущих для детей. Пьеса для детского театра «Звезды и горошек» вошла в лонг-лист драматургического конкурса «Евразия-2014» в номинации «Пьеса для детского театра». Член СП Москвы. Живет в Московской области (г.Котельники)....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

МОЯ ТИГРИНАЯ РРР-МЕСТЬ. (Проложек), 154
ВЫХОДНОЙ. (Проложек), 152
НИЧЕГО, ВИТЁК! (Проложек), 148
ЭХО С ЯБЛОКОМ. (Проложек), 144
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru