Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Руслан Рузавин

г. Железногорск

ГЕНИЙ АДАПТИВНОСТИ

Пьеса

Действующие лица:

Андрей

Борис

Нина

Кватира Нины. Андрей и Нина сидят за столом, он гладит ее руку. Звонок в дверь. Удивленно переглядываются.

Андрей. Кто бы это?...

Нина идет открывать. Возвращается вместе с Борисом.

Борис. А вот и я, а вот и я, а во-от и я! И не один, а… (ставит на стол пакет, достает оттуда бутылок 8 пива) с друзьями. Как у вас тут… светло-тепло.

Нина. Ну, ты в своем репертуаре….

Борис. Эй, ты же сама сказала: «Давайте ко мне».

Нина (глядя на Андрея). Вообще, у меня было ощущение, что никто уже не слышит.

Борис. Да-а, квасят однокласснички уже будь здоров. Но я-то слышал! Нет, если я лишний, я могу уйти, конечно. (Притворно обижается.)

Андрей. Не, ну что ты. Проходи давай.

Нина, фыркнув, уходит на кухню.

Нин, да чего ты….

Борис (садится к столу). Все такая же…. А еще говорят – люди меняются. (Открывает две бутылки пива одну об другую.) Вот ни фига. То, что родители вложили, то и тащишь потом всю жизнь. Или не вложили. (Протягивает одну бутылку Андрею.) Гордячка.

Андрей. Да дело не в гордости…. Слушай, мы же в классе-то… водку….

Борис. Да брось. Водка без пива – деньги на ветер. Ну поболеешь завтра слегка. Не так часто мы встречаемся.

Андрей. Ну… давай. (Берет бутылку.)

Отпивают пива прямо из горлышка.

Так вот, дело не в гордости.

Борис. Именно в ней. Они и с Сашкой поэтому разбежались. Ей-то нужен был принц на белом коне. Чтоб на руках носил и пылинки сдувал. А где его взять?

Андрей. Честно, мне все равно как там у них вышло и из-за чего. А ты в курсе всего я смотрю? Если не знать тебя, так можно подумать, что следил за судьбой одноклассников.

Борис. Да брось. Надо мне. (Отхлебывает из бутылки.) Эх, хорошо-то как…. Классная наша сдала, скажи? Очки эти еще кривые. Римма вообще помереть успела. И когда все?...

Андрей. Ну ты же не ходил раньше на вечера.

Борис. Да все как-то что-то…. Ты будто ходил?

Андрей. Один раз. Рим Иванну застал еще. Правда, она меня не узнала.

Борис. Ну-у, ты-то изменился. А меня вот все узнают.

Андрей. Да, в общем, и у тебя кое-что….

Борис. Мужик без живота – дом без балкона. (Поглаживает себя по животу.)

Андрей. Я прическу имел в виду.

Борис. А, да. Кудри не ношу уже. А так бы – прикинь – тут шарик (показывает на голову), и там шарик (на живот).

Входит Нина. У нее в руках две тарелки с нарезанными сыром и колбасой, вилки и салфетки. Ставит все это на стол ближе к Андрею.

Нина. Кружки, я так поняла, вам не нужны. (Смотрит на люстру.) Лампочка что-ли…. Нет. Показалось – темнее…. Ешьте.

Борис. Нина Владимировна! Пиво – напиток, замечательный тем, что не требует закуски.

Андрей. О, и вилки еще…. (Борису) Это ты завтра зеркалу расскажешь. (Берет сыр.)

Борис. Ха-ха. Смешно. (Получается немного нарочито.) А ты надеешься, что этот ломтик сыра тебя спасет?

Нина. О чем вы тут?...

Андрей. Да вот, Боря говорит, что Селезнева очки себе неудачные выбрала.

Борис. Да очки – ладно. Не в очках дело. Просто страшная стала. Хоть и была не очень-то… если честно.

Нина (Андрею). Колбасу ешь.

Андрей. Да никто не молодеет. Женщинам вообще сложнее. И она в свои годы очень даже….

Нина. Странно. (Подвигает тарелку с колбасой Андрею.)

Борис (открывая вторую бутылку). Да страшная она, не спорь. Страш-на-я. Эти глаза прозрачные змеиные…. У-у….

Нина. Странно, что все так меняется. Те, кто ненавидел классную (смотрит на Андрея), теперь ее защищают. А она ведь тебе аттестат испортила.

Андрей. Да и не только аттестат. Евгения Михална убила во мне любовь к физике. А Рим Иванна вообще редкую индийскую монету, такая была у меня с волнистыми краями, выменяла на какую-то фигню чехословацкую….

Нина. Интересное сравнение – аттестат и монета.

Андрей. Ну просто, принято ведь на вечера встречи ходить с цветочками, улыбаться там учителям, стихи эти глупые читать из интернета. - Одинаковые у всех. А не предъявлять им: «А по-омните Вы меня…».

Нина. Не знаю. Я не за этим хожу. Женщине и правда трудно. Быстро все кончается. И хочется… хочется, наверное, увидеть кого-то кто был в твоей молодости. Поговорить… хотя можно и не говорить. (Борису) А ты наоборот, сейчас ругаешь их, а в школе….

Борис (улыбаясь с видимым превосходством). Ага, я со всеми учителями нормально жил. А как еще? Они ж учителя, у-чи-те-ля. Они в школе – главные. (Андрею.) Тоже – так принято. Я ж не идиот на главных переть…. Ты чего не пьешь-то?

Андрей. Да как-то….

Борис. Да ладно, раз в пятилетку можно. Жена далеко у тебя? Далеко. Завтра отоспишься, никто и не узнает.

Андрей. Ну все-то ты знаешь….

Нина. А у тебя где жена?

Борис. У меня близко. Ну, моя-то понимает, что мужик должен раз в месяц надубаситься. А встреча одноклассников – это вообще святое.

Андрей. Слушай, какое хорошее пиво. Всего одна бутылка, а уже…. Я вас покину ненадолго.

Нина. Выключатель сильнее жми. Плохо работает.

Андрей выходит.

Борис (отхлебнув пива). Ну что? Как живешь?

Нина. Да вот…. Живу.

Борис. Выключатель – это ведь не все? Еще в раковине засор, краны «поют» и, я извиняюсь, унитаз пошаливает.

Нина. Да ты ясновидец просто. Кроме раковины – все так. Как угадал-то?

Борис. А чего угадывать? Тут за версту мужиком и не пахнет. Давно с Сашкой развелись?

Нина (переставляя тарелки на столе). Ночи какие темные стали…. Давно.

Борис. Два года, допустим, это не так давно.

Нина. Правильно Андрей сказал. Знаешь ты много. Чересчур.

Борис. И чего, думаешь, Андрейка спасет тебя?

Нина. А с чего ты взял, что меня нужно спасать?

Борис. Да он же балбес-балбесом, по жизни-то. Ни честолюбия, ни самолюбия, все «по нолям».

Нина (пожимая плечами). Он добрый. А это поважнее честолюбия и самолюбия.

Борис. «Добрый»! Да летун он по жизни. Вот на спор – пять-семь работ уже сменил. А, вот еще…. Помнишь в школе, мы с тобой дружили уже, я заболел как-то. Так он еще тогда пришел и сказал, что, мол, воспаление легких у меня, тяжелое состояние, но я, мол, просил передать, что люблю тебя. Это надо такое придумать! «Добрый»!

Нина. А что. Сам-то ты мне таких слов не говорил. Ни больной, ни здоровый.

Борис. Да не в этом же дело, «говорил-не говорил», просто ну какая тут доброта?

Нина. Люди меняются.

Борис. Да ни хрена! Ни хрена они не меняются! И все равно, даже если…. Он же в школе тебе не нравился во-об-ще, а сейчас вдруг так изменился, что ты готова с ним…. А ведь у нас с тобой тогда все было, да и еще как было! А с ним-то….

Нина. Да что ты знаешь? Откуда ты знаешь, что не нравился? Я, может, и с тобой-то дружила ему назло…

Входит Андрей.

Андрей. Слушайте, я извиняюсь, конечно, но унитаз…. О, что-то стемнело как будто....

Борис. «А-темная ночь, только пули свистят а-по степи…».

Андрей. Унитаз, он вообще наполняется? В смысле, бачок.

Нина. Там кран открыть надо. Переливает, приходится закрывать.

Андрей. Кран?

Нина. Пойдем, покажу.

Уходят.

Борис потягивается, затем сует руку подмышку, достает пистолет. Проверяет обойму, загоняет патрон в ствол, аккуратно возвращает курок в спущенное состояние. Прячет пистолет обратно.

Входит Нина.

Борис. Наш друг даже не знает, где отсечной кран?

Нина. Теперь знает.

Борис. Говоришь, люди меняются? Меняются? Угу. Сейчас я докажу тебе обратное. Увидишь его истинное лицо…

Входит Андрей.

Андрей. Ну все. Теперь порядок. (Нине.) Я снова закрыл.

Борис (подавая ему открытую бутылку). Давно хотел спросить. Ты где сейчас-то?

Андрей (отпивает). Сейчас? Сейчас в такси.

Борис. А не сейчас? Раньше?

Андрей. До этого проект один был. Но там… получился кидок. Пришел кризис, и партнер нас кинул.

Борис. Вот сволочь! Но даже если б и не кризис, все равно – реклама дело ненадежное. Сколько их сейчас вокруг – агентств этих.

Андрей. О, я рассказывал что-ли уже?

Борис. Да конечно рассказывал. В классе, в самом начале, все уши прожужжал – какую вы крутую рекламу делаете.

Андрей. Да? Не помню. (Смотрит на бутылку, улыбается.) Пиво у тебя волшебное. (Видно, что он изрядно захмелел.)

Борис. Волше-ебное, еще какое волшебное.

Андрей. Но если ты знаешь (отпивает еще пива), чего спрашиваешь?

Борис. Вообще, я имел в виду еще раньше. Ну, после школы там. Ты ж не сразу в рекламу пошел.

Андрей. Нет. Не сразу. (Загибает палец.) – Политех, это ты знаешь.

Борис. Ага.

Андрей (загибает еще палец). Потом электриком в ЖЭКе. Тогда как раз разруха началась. – Не платили нигде.

Борис. Че, и в ЖЭКе?

Андрей. И там. Ну чего-то, какие-то халтуры были немного. Потом на рынке поторговал с полгода. Игрушками.

Борис. Ну да. Тогда на рынке можно было и академика встретить, не то что электрика из ЖЭКа. Хоть и с высшим образованием.

Андрей. Да я как-то не комплексовал. Работа как работа. Деньги нормальные более-менее.

Борис. Не, ну так-то – да. Нигде не платили, там платили. Хоть и копейки.

Андрей. Ну… да. Потом электриком на подстанции. Самое сложное и самое спокойное место было.

Борис. А чего ушел?

Андрей. А я в «торпеды» тогда попробовал. По водке.

Борис. Это в торговые представители то есть?

Андрей. Ага. Денег в разы больше, чем на подстанции. Даже страшно иногда было. - Везешь в бардачке под сотню тысяч….

Борис. Ну как, деньги и спокойная жизнь – вещи несовместимые. (Открывает еще по бутылке пива.)

Андрей. Ну, там у начальства тоже свои способы были…. Майская реализация большая – праздники, так они в июне план поднимают к майской. А не выполнишь – голая зарплата….

Борис. Но и оттуда ты ушел.

Андрей. Ушли. Слишком выгодное дело – водка. Нужного человека взяли. (Отхлебывает пива.) А я вернулся в электромонтажники. Ездил по командировкам – собирали по всему краю объекты. С женой конечно – труба. Месяцами дома…. (Машет рукой.)

Борис. И потом….

Андрей. Потом – вот агентство открыли. Это жена все. У нее идей – прорва. Я уж начал думать, что жизнь состоялась….

Борис. То есть, от жены – идея и сама основа агентства. От тебя….

Андрей. Общие вопросы. Помещение, оргтехника, там, обустройство. Ну это вначале. А потом – дело пошло уже – вообще можно было месяцами пиво на диване пить.

Борис. Ну, жена-то, я думаю, пиво не пила.

Андрей (со вздохом). Да-а. Она и сейчас еще в N-ске пытается…. Хотя уже че там, уже не наше это все фактически….

Борис. Молодец. Жена. А ты, значит, не пытаешься.

Андрей. Я – нет. Не пытаюсь. Есть машина – есть кусок хлеба в такси.

Борис. Эка тебя кидало-то как – с пика да вниз. – Богатый послужной список.

(Выразительно смотрит на Нину.)

Нина. А ты сам-то… где работаешь?

Борис. О-о, я посвятил жизнь только одному делу. Неблагодарному, как выяснилось.

Нина. Да? И какому же? Ну скажи нам, темным, в чем оно – твое призвание? Да еще и неблагодарное, как выяснилось?

Борис. Может, не стоит? Вот правда, не хочу об этом сейчас….

Нина. Нет, уж ты скажи!

Андрей (мягко). Да ладно, Нин, ну не хочет человек….

Нина. Ты-то – что?... Ты-то… ему все выложил, да еще и в подробностях, которые не всем близким можно…. А он, значит, не хочет об этом сейчас?

Борис. Ладно. Хотите откровенности? Ладно. Я потратил свою жизнь на изучение людей.

Нина. Это где ж это у нас такому учат?

Борис. Да не где, а кто. Люди сами и учат. И вот – верите, нет – каких только уродов среди них не встретишь. (Изрядно отпивает из бутылки.)

Андрей. Ну, это смотря как искать.

Борис. Да хоть как. Друзья еще похлеще врагов бывают….

Андрей. Да я не это…. Можно ведь и в тюрьме нормальных людей найти.

Борис. А ты искал? Нет, ты скажи, вот так вот ходил там, да? – спрашивал, где тут нормальные, мол, люди? Очень хочется найти!

Андрей. Ну что ты, Борис….

Борис. Нет, теперь ты скажи – искал в тюрьме?

Андрей (вынужденно). Нет. В тюрьме я не искал.

Борис. Вот то-то. На словах-то все молодцы. А на деле…. Бывало, так же вот пьешь всю ночь с солдатиком беглым. И под утро он все тебе выложит: и как «дедов» в карауле перестреляли, и где автомат потом утопил, и куда его подельник дальше – тоже, заметь, с автоматом – побежал. И сдаешь его утром, чуть теплого, и – никакой жалости. Одна гадливость только.

Андрей. А ты у нас, значит….

Нина (перебивает). Ну, так. Пойду-ка я чай поставлю. А то у нас разговоры сегодня все что-то… не туда заходят. (Выходит.)

Пауза.

Борис (открывает еще бутылку). Ты пей, пей пиво-то. Че, нравится Нинка? Нра-авится. Ишь, похудела сейчас, такая куколка. И попка, и….

Андрей. Хорош.

Борис. Чего так?

Андрей. Да ничего. И пива я что-то напился уже.

Борис. Да? А я нет. Не напился еще.

Андрей. Ну так пей.

Борис. «Пей и вали», да?

Андрей. Слушай, ты ведь мог бы напиться еще в классе. И уж точно не воспоминания о счастливом детстве тебе нужны. Да и чего вспоминать-то? Вспоминать-то нам особо нечего.

Борис. Вот те раз. А когда я пришел к вам в 8-ом классе?

Андрей. Ну так это и было-то пока ты новеньким был. Пухлым мальчуганом с кудряшками. А как только адаптировался, ты ж себе новых нашел. Друзей.

Борис. А как же «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»? А путь к свободе?

Андрей. Да какая «Чайка»? Какая, к хренам,… Ты ж не верил, и тогда даже, когда читал и носился восторженно….

Борис. А ты? Ты верил?

Андрей. Верил.

Борис. И в путь к свободе, который совсем не такой, как у твоих сородичей? Тоже верил?

Андрей. Было…. Постой, так ведь это было уже много позже? Позже было.

Борис. Позже, да.

Андрей. А! Так ты ж с института вылетел! И в армию угадал. Ты опять просел в жизни, опять адаптация нужна. А мы же были группа, рок типа играли. Вот ты к нам и….

Борис. Угу. Ну ты развивай, развивай.

Андрей. А чего развивать? Потом ты женился, и тесть пристроил тебя куда-то в хорошее место. И друзья-рокеры опять стали ни к чему. Или даже вредны?

Борис (невыразительно). Вредны, да.

Андрей. Слушай, если б существовал такой… такая величина – индекс адаптивности, у тебя бы он был очень высоким. Ну просто о-очень. К любым условиям, самым…. А что сейчас произошло? А? Чего ты опять нас вспомнил? Что, милиции своей стал не нужен? Или куда там тебя тесть пристроил….

Борис. Не в милицию, нет. (Отпивает еще пива.) В ФСБ. Чекистом я работаю. Че-кис-том.

Пауза.

Андрей. Не угадал. Честно, удивляюсь я нашей Федеральной….

Борис. Да ладно, не угадал. Ты зна-ал.

Андрей. Как это?

Борис. Так это. Ты знал, что тебя ищут? Знал. Только не знал, что это именно я.

Андрей. Да ты о чем, вообще?

Борис. В любом обществе всегда есть отщепенцы и смутьяны, которые не хотят жить по законам общества. Все им социальную справедливость подавай. И Государство работает с ними.

Андрей. Ну да. Политика шоковых новостей, загрубление «белых» эмоций – сочувствия, сострадания….

Борис. Ишь ты, слова-то какие! Вот так вот вы в интернете своем и чешете языком. Думаете – пространство свободы. Думаете – все можно там. Глупенькие….

Андрей. А что, вы и в Сети уже разработки свои….

Борис. Да это всегда было! Всегда! С самого появления ВВВ этого долбаного у нас. Только некоторые ведь просто языком чешут, а некоторые ведут сознательную подрывную деятельность. (Вдруг наклоняется к Андрею.) Ты кем себя возомнил, а? «Народной волей», блин? А ты знаешь, чем они кончили, в царское-то гуманное время? Часть перевешали, часть – на каторгу….

Андрей. Товарищ, Вы в «Крепком орешке-4» не снимались? Прямо по роли… пургу свою несете.

Борис. Смешно тебе? Я тебя до-олго вычислял. Такой никчемный человечишко, а поди ты…. Лидер движения сопротивления, прям. «Организованное пикетирование» тебе, «саботаж выборов», да? Ты у меня по статье «Экстремизм» пойдешь паровозиком, а паства твоя – вагончиками.

Андрей (встает). Ладно, пора мне. Рад был повидаться. Домой придешь – аспирину выпей.

Борис (достает пистолет). Сидеть!

Андрей (удивленно). Ух ты! Что, всегда с собой носишь?

Борис. Не-ет. Ты сядь, сядь…

Андрей снова садится. Видно в очередной раз, что он пьян, и довольно сильно.

Только на дело когда.

Андрей. А-а, так ты, по ходу, когда за пивом ходил, заодно и за ним забежал? Не надеешься на силушку богатырскую?

Борис. Ё…, я тебе сейчас дырку в голове добавлю и оприходую холодным уже! И никаких, понимаешь ты, дурилка картонная, никаких вопросов ко мне не будет, потому что за моей спиной… вот это вот… государство. А для тебя, тля зеленая, я, слышишь, я и есть – Государство!

Андрей (очень серьезно). Угу. Настоящий? (Показывает на пистолет.) А то знаешь, сейчас…

Резко рукой отводит ствол в сторону, и бьет Бориса головой в лицо. Борис падает со стула.

… такие пневматики есть, не отличишь.

Борис. А-а, ур-род….

Андрей. Сам ты – урод! Сам! Ты! Урод! Моральный. Государством он себя почувствовал! А в нос дали – и брыкнулся. Государство! Тебе лет-то сколько? У вас же там год за два, а то и за три идет? Ты ж пенсионер уже, блин! А пенсионер не может быть государством. Государство пенсионеров… не жалует у нас. Так что не сегодня-завтра тебе пинка под зад…

Борис тяжело встает с пола, нос разбит. Садится к столу.

Или, может, уже дали? Да точно, тебя выпнули уже, а амбиции-то имперские! Вот и решил на старости лет подвиг…

Входит Нина. Андрей кладет пистолет на стол, накрывает салфеткой.

Нина. Чай с молоком, с сахаром? Кому какой?..

Борис, с неожиданной от него быстротой, втыкает вилку Андрею в правую кисть. Пистолет хватают одновременно – Андрей левой и Борис правой рукой.

Борис (с напряжением). Угада-ал ты, гадина, все угадал! И про пенсию, и про…. Только тебе-то вот это не поможет,...

Андрей. Ты мне руку проткнул!...

Борис. … потому что ты – мусор, отходы человеческие. А я этот мусор убир-раю, 20 лет убираю… и убирать буду.

Нина (кричит). Вы что!... Вы с ума посходили!... Отпустите!...

Борис. А ты молчи, курица! Если б не ты, ничего бы этого не было! Если б ты сразу пошла со мной, а не с этим…. Потому что у нас с тобой все было, все! А с ним не было, и быть не могло, слышишь ты, не могло!..

Выстрел. Свет гаснет. Голос Нины в темноте: «Господи, Боже мой…. Да что же это, Господи…. Господи-Господи…». Чиркает зажигалкой – Нина – зажигает свечу. Андрей сидит у стола, ноги Бориса виднеются под столом.

Андрей (хрипло). Вот ведь…. Вот ведь…. (Смотрит на руку, она в крови. Под стол.) Хорошо тебе, да? Хорошо тебе… теперь? (Вздыхает.) Я не мусор, слышишь ты, недоделок! Люди не мусор! Вот ты теперь – мусор….

Нина. Не кричи…. Не кричи-и-и…

Борис медленно, как лунатик, встает с пола и садится за стол.

Андрей (с чувством). Ид-диот…. (Нине.) Водка в этом доме есть?

Нина. Есть.

Андрей. Давай.

Нина. Зачем? А-а…. (Уходит.)

Андрей. Это что, значит, ты руку мне проткнул, люстру прострелил – из-за Нинки все?

Борис, не отвечая, смотрит в одну точку.

Эй. Э-эй….

Борис. Нет.

Андрей. А из-за кого? Нагородил тут кучу. Экстремизм приплел мне еще. И все из-за того, что тебе школьная любовь… отказала? Че молчишь, как истукан?

Борис. Я умер. Убит.

Входит Нина, в руках полбутылки водки и бинт.

Нина (Андрею). Дай сюда. (Промывает руку водкой и начинает бинтовать.)

Андрей (морщится). С-с-с…. (Борису) Какое «умер»? Умер он….

Борис. Вот она…. Вот как….

Андрей. Умер он, видите ли. Годков 20-30 еще коптить будешь…. Раньше ты умер, когда люди для тебя…. Шел когда по людям, как по ступенечкам. Гений адаптивности! Пр-роваливай отсюда!

Борис послушно встает, берет пистолет со стола.

Стой!

Нина (завязывает вязки бинта). Не туго?

Андрей забирает пистолет у Бориса - тот послушно отдает – выщелкивает обойму и передергивает затвор. Вылетает патрон из ствола. Отдает пистолет Борису.

Андрей. На. Табельное свое. И вали.

Борис. Да. Пойду. (Уходит.)

Пауза. Андрей и Нина смотрят друг на друга.

Нина. Андрюш…. Андрей, ты тоже лучше иди, а? А то так как-то все….

Пауза.

Андрей. Да? Да и правильно, наверное. Все равно ведь у нас с тобой…. Прав был, прав, гений-то наш…. И тогда, в школе, и сейчас…. Ну что, береги себя.

Вдруг замирает, как будто к чему-то прислушиваясь.

А…. И хорошо! Хор-рош-шо!

Уходит. За сценой слышно, как он напевает: «Хорошо-о!... Хорошо-то ка-ак!». Нина обессиленно садится на стул.

Занавес.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Рузавин Руслан

Родился в 1974 г. Окончил Красноярский Государственный технический университет. По образованию инженер-энергетик. Публиковался в журнале «Странник», в региональных печатных изданиях, в интернете (Проза.ру). Дипломант интернет-конкурса «Ступени-2» и лауреат конкурса А.Н.Толстого (3-е место). Живет в Железногорске....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ГЕНИЙ АДАПТИВНОСТИ. (Драматургия), 156
МУЗЫКА ВЕТРА. (Проза), 103
НЕОБЫЧНЫЕ ПОПУТЧИКИ… (Проза), 091
МОЛЧАНИЕ - ЗОЛОТО? (Проза), 082
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru