Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Семен Пегов

г. Смоленск

«МЫ СТАНОВИМСЯ ВСЁ РУЧНЕЙ…»

* * *

Раскачался граб накануне срыва,
Растолкал соседей. Помята клюква.
У корней в кручине лежит Сасрыква,
Задирая нос наподобье клюва.
Ты не спи, не спи, подневольник мифа,
В корневой героической колыбели,
Повезёт – на днях повстречаешь скифа,
(С братьями кипиши надоели),
С ним и пропустите пару стопок,
Растолчёте в крошки запас словарный,
Наломаете дров на вершинах сопок,
Ночью решите сходить на варваров.
И когда затоскует кочевник гордый,
Пообещаешь в жёны ему абжуйку.
А пока, Сасрыква, спускайся в город,
Завари кизил, растопи буржуйку.

* * *

Прометей, уезжай в столицу,
Пламя внятности образуй,
Всё, что прошлое пепелится,
То в грядущее образумь,
А наследственность промотай,
Как положено смерть поправ,
Имя новое обретай,
Обрети и теперь представь:
Дом не крепость – но в нём свобода,
Прометей отпускает кровь.
Пусть тебя назовут вырожденьем рода
В иноземном семействе слов,
А потом, как обычно, к ночи
В атмосфере городовой
Ты засветишься кровоточкой,
Ахиллесовой запятой.

* * *

То – не выдуманная акробатика,
В виде солнечного лица
Пересмешника и астматика,
Что над пропастями лился –
Между раковин и воздушин,
То – не физика, то – война
С тем, кто более соорУжен
И чья невидаль не видна
В ожиданьи земли и любвывиха,
Как свободы от слова "полёт",
Распалённая эта мимика
Только мёртвого не проймёт.
Будут слухи и знаки отсчёта,
Кувырки и не вера глазам.
Он конечно ещё заречётся,
Но спасёт себя сам.

РАЗГРОМ

Надрываются дула. Откуда-то звук оттуда.
Места себе не находит начальник тыла.
Санитарка Дуня: "Меня, – говорит, – продуло,
Я, – говорит, – простыла".

Никому в эту ночь не спится в госпитале полевом,
Кровяные тельца озноблены, целятся по уму,
Никому ничего не снится в ракурсе болевом,
Ничего никому

Вот, например, Нечаев сменил не один отряд,
Прошёл мировую, сызмальства в зоне риска,
Двадцать лет наблюдал революцию октября
В лесополосах – с брянских до уссурийских,

Неоднократно Нечаев сгорал в огне,
По конституции ярко-выраженный партизанин,
Но и ему не по сердцу теперь пропадать в тайге –
Горькой думаю занят.

Он зовёт Евдокию, просит себя на воздух,
Да куда-нибудь на возвышенность, для обзору,
Перелистывает сраженья в голове как гроссбух,
Присматривается к косогору.

А оттуда навстречу лишь дым столбом.
Отступающих слушает, будто спит.
"Поражение, – рассказывают, – разгром,
Отряд, – говорят, – разбит".

* * *

Не гони, Нибелунг, лошадей,
Прилагательных не потребляй,
И бумажных не жги площадей,
И на прочность не проверяй.
Что спиною повёрнуто к нам –
Ненамного ценней амбразур.
Мы пройдём и Афган, и Вьетнам,
Нужно только поверить в абсурд.
Что я вижу за тесным окном?
Этот мир проживу налегке –
С нейролептиком под языком
И с горящею шашкой в руке.
Им плечами меня не задеть –
Тем, кто впрок населил этажи.
Не гони, Нибелунг, лошадей –
Композицию попридержи.
Существительных нет, отродясь,
Степеней, не язык – помело,
Пусть вращается жизнь, сублимясь,
Существуй, Нибелунг – как глагол!

* * *

Нас приручили. Мы становимся всё ручней.
Чем важней полицай – тем блаженней дрожь.
Заповеди отсырели, высох родник речей – 
Нас в партизаны больше не зазовёшь.

Воздух, упёртый в горло. За руку ты и я.
Реплика контролёра в очереди на поклон:
– Вас затошнило, наверное, от хрупкости бытия?
– Что вы, милая, голову напекло… 

* * *

Сам себе заслужил невпустую
В зале ненависти ожидать.
Протестуете? Я протестую.
Мне не хочется спать.

Сам себе я порекомендую –
Хоть не спи и лицом высыхай,
Хочешь истину выкуй простую,
Но в колхоз не вступай. Не вступай.

* * *

Второе я проходит мимо,
Он протестует против Фройда,
И формула "нехватка йода"
К нему уже неприменима.
Второе я не распороть,
Он откровенно обескровлен,
Он мысленно звероуловлен –
Испытывай его, Господь!

СУХУМСКАЯ БУХТА

1.
День по привычке истеричен,
Да, я проверил все настройки.
Я знал и раньше – Бог троичен,
Не верил, правда, что на столько –
Вокруг такие недосыпы,
Что меркнут в людях недостатки,
Вдоль берега гуляют рыбы
И выпадают, как осадки.
Окинув взглядом это всё,
Подумать можно – спотыкнулся,
Перевернулся, бровь рассёк
О камень мозга, не проснулся,
Хотя проснулся, но дремуч
И сам отважнее ландшафта,
Прямей воды, шершавей шарфа
Пытаюсь быть не почему.  

2.
Всё разделив на «над» и «под»,
При этом путать «лево-право»,
Пока невозмущённый понт
Лежит, не бодрствуя лукаво.
Летают дети чуть визжа –
Скулёж, галдёж, толпа надежд,
А мне стоять – как лай вождя,
Как обвинительный падеж.
Всё расколов на «снизу-сверху»,
Я знал с упорством рыбака,
В другой почти что части света
Мои ровесники пока,
Мальчишки круглого стола,
Играли в прятки и лапту,
Я камни прижимал ко рту,
Морскую воду пил с горла.

3.
День истеричен, но привычен.
Как будто вынес приговор –
Я обознался. Бог трагичен,
Он тоже требует реформ.
Пытаясь бунт в себе развить,
Незрелые слова жевал.
Мне больше некого винить,
Мне больше нечего желать.
Проснёшься раньше – разбуди,
Я то и дело обобщал –
Свернул с пути, ну да, в пути
Никто кормить не обещал.
Где всё разлажено и сложно
Попробуй что-то изваять.
Из тьмы, о Боже, сколько можно
В округе всё одушевлять?

ЧАЙ-ЧАЙ, ВЫРУЧАЙ
(детская игра)

Д.М.

Чай-чай, выручай! Правила здесь простые –
Стой на месте, маши руками, головой качай.
Нас застукалили, нас миллион в пустыне
Или десять детей во дворе. Чай-чай выручай!

Сколько лет прошло, сколько пройдёт ещё –
Не считает никто и не помнит имён заводил,
Потому что «чай-чай, выручай» – не игра на счёт.
Каждый из нас давно сам про себя забыл.

И только – чай-чай выручай! – по делу и не по делу
Вертится в голове, мы навсегда в игре –
Коварный нездешний вада пронёсся от тела к телу,
И теперь никогда не появится во дворе.

Мы же – чай-чай, выручай! – потеряны и расставлены,
Языки онемели, и вымерло всё внутри,
Кроме надежды на то, что кто-то нарушит правила
И море волнуется раз, волнуется два, волнуется три.

* * *

Где человек недопроявлен,
Там в заключительной попытке
Сверхчеловек лежит – отравлен
Гудением в сухом избытке.
Он верит лишь в посуды груду,
В девятимайские парады
И в механическое чудо,
Ползущее в желудке МКАДА.
Сомкнулась вера на вещах,
Что отношенья не имеют.
Сверхчеловек широк в плечах
И плечи эти потемнеют,
Как только высохнет отёк
На лике родины любимой,
Он выйдет жаждою томимый
Духовною. И обретёт.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Пегов Семен

Родился в 1985 году в Смоленске. Окончил Смоленский государственный университет, специальность «журналистика». Публиковался в сборнике "Новые писатели", альманахах "Южный Кавказ", "Персона", "Современники", "Под часами"....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

"МЫ СТАНОВИМСЯ ВСЁ РУЧНЕЙ…" (Поэзия), 161
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru