Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Татьяна Репина

г. Ижевск

«ЗАПРИ МЕНЯ. И ДОЛГО НЕ ВЫПУСКАЙ…»


человек-пластырь

живёт на свете человек-пластырь, счастлив, не одинок,
он уже не включает дверной звонок,
ключи затеряны в шахте лифта, дверь нараспашку,
человек надевает рубашку,
провожает гостей на кухню и наливает чай,
«ну давай, рассказывай, сообщай».

и они раздеваются перед ним, ничего не боясь,
дёргают молнию, расстёгивают живот,
говорят о том, что им больно, что нарушена связь
между домом надежд и теми, кто в нём живёт.

у человека в квартире столько пролито слёз,
сколько воды в реках материка,
человек-пластырь находит нужный вопрос,
у него такая ласковая рука,
у него такие солнечные глаза,
что хватило бы сжечь целый смешанный лес,
он весь словно сделанный из чудес,
человек-пластырь, победитель квадратного колеса,
заклинатель душ, чародей родниковых вод,
полуголый рыцарь, полубезумный врач –
у него есть корабль без флага, и он плывёт
с фонарём в самый тёмный туннель, не ломая мачт.

он живёт на свете, зная, зачем живёт.
я приду к нему, расстёгивая живот,
не заметив ящичка у плиты,
где он прячет собственные бинты.

* * *

есть кудрявые мальчики, от которых тепло-тепло.
есть красивые девочки – как будто запел господь.
есть огромный город, который не побороть –
и трапеция-жизнь, на которой пока везло.

есть пронзительный воздух, шершавая горка перил,
поцелуй мостовой, каменный львиный рёв,
и пощёчины солнца, и вкус пережёванных слов,
и незваный никто, который всегда ловил.

есть работа и дом, есть любимые номера,
есть безвизовый въезд и деньги на сапоги –
есть туманная комната, где живы все пауки,
прямо в сердце столетия. за гранью его ребра.

* * *

останься. сегодня такая ночь, что меня переламывает и кроет.
мы с тобой нарисуем что-нибудь немыслимое, цветное, большое,
протянем его через стены с юго-запада на эго-север,
и будем говорить о себе, пока язык не лопнет, не посинеет.

я вытащу из тебя, как фокусник, множество шариков для пинг-понга,
затяну все мысли твои и руки к себе под майку, ведь я – воронка,
водоворот без цели, случайная турбулентность, и чёрный ящик
выплюнет свист и шорохи к тем, кто его обрящет.

у меня под кожей – целое население букв и знаков,
а под рёбрами – республика предуралья.

а твои зрачки – партитура для гимна нашего зазеркалья.

а дыхание наше сегодня – громче любого гонга.

оставайся, мы поиграем.
у нас есть шарики для пинг-понга.

* * *

меня так весной укололо, что кажется, кто-то не выдержал и пригнал мне снега.
нынче в тренде вопросы вроде: а ты любила такого-то человека?
обожают задать и ждать, замерев со спичкой у бензобака.
я любила, родные мои. как мать, как последняя в мире женщина, как собака.

я любила диванную пустошь, и розы, и хрип колонок,
наши новые книжки и в каждой из них – ребёнок,
сковородки с капустой и рисом, картину в раме,
и рубашку с длинными рукавами,
я любила, как дышат вещи семейным паром,
я любила его искалеченную гитару,
и смотреть, как рассвет вырывает с корнем
из счастливой груди
то, что мы не однажды вспомним,
и за патоку слёз, и за длинные письма и песнь во храме –
я за всё благодарна великой небесной маме.

несмышлёнышами глядим из собственного окопа,
чтобы нас разорвало на крошки калейдоскопа,
и одна, залетев в пустой коридор филфака,
продолжала любить. как последняя женщина, как собака.

* * *

от меня не осталось честности и чистоты,
я – выжимка из стихов, еды и воды,
человеческая трясина, мясо с его ребра,
апогей безоружности – полая кобура.
я уже не влюбляюсь, мне просто слегка тепло,
и порой забываю, какое сейчас число,
кладу на язык горчицу прочитанных книг,
и общаюсь лишь с теми, кто ко всему привык.

и они говорят: тонула в Неве весна,
и кричала так, что дети лишились сна,
и какой-то лодочник ей протянул весло...

повезло – говорю,
как же ей повезло.

* * *

мне снился апрельский полдник в апрельский полдень,
как сильные руки свернули рассвет в дугу,
ворочался мир в перевёрнутом бутерброде,
и кто-то над ухом крикнул: «я всё могу!»
действительно мог – под ноги себе не глядя,
бежать буераками, воруя с кустов репей,
и в мокрую землю берега носом падать,
и эхом дыхания гнёзда сшибать с ветвей,
действительно мог – глотать голубую просинь,
часами пьянеть от слёз и трезветь от букв,
и если меня когда-нибудь кто-то спросит –
он всё ещё там –
колет в левом боку.

* * *

1.
снова и снова приходит девочка
и вжимается носом в плечо,
на груди моей плачет,
и в груди моей горячо.

у неё слепые, без век, глаза,
застывшие губы и вздёрнутый кверху нос.
у неё в глазах бирюза.
бирюзовый такой вопрос.

какой номер поезда выбрать, когда бежишь?
какой самолёт не видно с высоких крыш?
и что, если хочется, чтобы шумел мотор
вместо обломка, бывшего раньше сердцем…?

девочка плачет.
а мне никуда не деться.

2.
будь механизмом
просто стань механизмом
пусть от тебя пахнет машинным маслом
будь металлической глыбой
известной массы

будь вместо музыки –
скрежетом, скрипом, свистом

пусть он увидит тебя
разодрав кулисы
задники скинув
в гору пластмассовых яблок
чиркни ему по щеке
безопасной саблей –
пусть он увидит каждый твой провод
кнопку пуска
заставь у себя искать.

ты расскажи ему всё.
он будет твоим туристом.

но не целуй,
пожалуйста, только не целовать.

3.
над золотистой крышей
птица летит седая.
след самолёта –
шрам от былой утраты.
ноги спустив с карниза,
я её обнимаю.
вздёрнутый нос
прижимается к циферблату.

* * *

запри меня. и долго не выпускай.
погаси все diamonds in the sky,
не показывай мне никаких ключей,
не зови врачей

я погасну – медленно, как свеча,
пусть истлеет платьев моих парча,
и взорвётся yellow submarine
на одной из мин

ты откроешь клетку в минуту до,
ты замрёшь как вкопанный в шаге от,
и войдёт прохожий в простом пальто,
и меня, полумёртвую, заберёт

ни ищи меня. книги мои листай,
раскидай все diamonds in the sky,
их сочтёт невидимый казначей
в темноте ночей

так, под гнётом душевных ран
comes the sun,
here comes
the sun.

хоббит-синдром

у нормального человека нормальная жизнь:
рёв детей, ипотека и всё понятно.
у меня же, сколько кому ни молись,
хоббит-синдром – туда и обратно.

хоббит-синдром: всегда отправляться в путь,
забыв адреса, пароли и запасную обувь,
терять обязательно то, что нельзя вернуть,
собрать по пути всю грязь и шоу уродов.

хоббит-синдром: найти казалось бы то,
что бесконечно счастье твоё умножит,
потом, разревевшись кому-нибудь на пальто,
в приступе героизма всё уничтожить.

хоббит-синдром: возвращаться туда, где ждут,
пить молоко и ветер ловить в кудряшки,
не признаваться, как душит меня уют,
ждать, пока этот в пальто за меня расскажет.

восемьдесят и шесть – столько в России мест,
где незнакомый волшебник поставил город –
и если найду что-то лучше, чем переезд,
пусть мне дракон плюнет огнём за ворот.

май

сегодня горячий май на дворе –
улицы плавятся, лица в поту,
каждый, кто может, сидит в норе,
пьёт лимонад
и смотрит,
как я иду

через жаровню мостов,
голубиный лёт,
крылья стегают воздух и он поёт,
красный трамвай колесом отбивает такт,
девочка ест растаявший шоколад,
вот настоящее – плитку засунуть в рот,
носом втянуть запылившийся кислород
и не предвидеть страшных событий нить –
чувства, когда мучительно хочешь пить

сегодня расцвёл жаркий полуденный май
майки и кружева, шорты, сланцы, очки,
тяни из кармана истину, вынимай,
прямо в неё солнца лови пучки,

россыпь веснушек, лёгкость, слова, нева,
невыносимо кружится голова,
и раскричавшись, топая в голубей,
ты побежишь – быстрее, ещё быстрей,
в пекло толпы,
наступая себе на шнурки,
не замечая тяжесть чужой руки,
в майскую пропасть,
в жадный весенний пар
падает кучкой воска хмельной икар.

не поднимай, пожалуйста, не обнимай,
на языке тает горячий май –
воздух поёт, опускается с высоты,
девочка тянет ручки, прося воды.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Репина Татьяна

Родилась в 1991 г. в Ижевске. Студентка филологического факультета Удмуртского госуниверситета. Пишет стихи с 13 лет. Автор фантастического романа «Свет Гассариона». В проекте – издание сборника стихов. Стихи и рассказы публиковались в ижевских изданиях: детский журнал «Ёжик», газеты «Удмуртская правда» и «Универ.ru» ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

"ЗАПРИ МЕНЯ. И ДОЛГО НЕ ВЫПУСКАЙ…" (Поэзия), 162
ЛИРИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ. (Проза), 135
МНЕ БОЛЬНО РАСПРАВИТЬ ДУШУ… (Поэзия), 112
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru