Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Анастасия Строкина

г. Санкт-Петербург

«РЫЩЕТ-ИЩЕТ ВОЛКОЛИС…»


ЧУДОВИЩНОЕ ЧУДОВИЩЕ

Чудовищное Чудовище
живет под огромным деревом,
под самым тенистым деревом
в лохматой сырой траве.
Чудовищное Чудовище,
когтистое и клыкастое,
большое оно и жирное,
покрыто мехом и мхом.

Муха пролетит – клац ее,
Белка пробежит – клац ее,
Червячок проползет – клац его,
Дрозд пропоет – клац его.
Начинаю новый абзац,
А оно – клац-клац-клац!

Чудовищное Чудовище
ночами что-то выискивает,
ночами что-то высматривает,
не спит оно по ночам.
И уши у него грязные,
и лапы его немытые,
и сам он кругом нечесаный –
клочья меха и мха.

И еще он кошек ест,
И еще он ест собак,
И еще у нас сосед –
Без ноги! – Не просто так!

Чудовищное Чудовище
на весь Китай-город известное,
вместе с огромным деревом
живет у нас во дворе.
Оно такое чудовищное,
такое совсем неприятное,
что и никто не любит его,
кроме только меня.

СОВА ВНУТРИ

На Краснопрудной улице
В квартире номер два
Живет одна – одна живет
Ушастая Сова.

Расправит крылья и летит
Со стула на кровать.
Попросит соли иногда
В квартире номер пять,

Ведь иногда готовит суп
Из молодых мышей,
И запах супа не унять
Все восемь этажей.

Ведь иногда все этажи
Сливаются в один –
И нет ни стен, ни потолков,
Ни шума, ни витрин.

Все потому, что иногда
Большой кирпичный дом
Идет в Сокольники гулять,
Дышать осенним днем:

Откроет дом свое окно
И впустит поздний лист,
Синицу-желтое-перо,
А с ней – синичий свист,

И запах дождевой земли,
И первый снег, и луч,
И будет в доме хвойный лес,
И будет лес дремуч,

Все потому, что иногда
Внутри живет Сова.
Внутри тебя, внутри меня,
В квартире номер два.

ПОВЕСТЬ ПРО ВОЛКОЛИСА

Слышали? Живёт в Москве
Хищный, серо-рыжий
Зубабастый Волколис!
К Волколису ближе,
Чем на тысячу шагов
Подходить опасно:
Покусает руки-ноги,
Рыкнет громогласно.
Вот такие по Москве
Ходят злые слухи.
Волколис лежит в траве
Зажимает уши.
И не знает он, куда
Деть себя от горя:
У него своя беда,
У него – история:

Дело в том, что много сотен лет назад – девятьсот, а, может, и все тысячу, жил в дремучем-предремучем лесу Волколис – голова и передние лапы – волчьи, туловище, задние лапы и – самое главное – пушистый хвост – лисьи. Жил Волколис мирно, охотился на зайцев и других грызунов.
Все бы хорошо, но однажды он перестал двигаться: ни волчьей лапой пошевелить не может, ни лисьей. В лесу тут же защебетали, заухали, засвистели, что это сосна-колдун, защитник кустов и деревьев, разозлилась на Волколиса, зашептала волосок, заколдовала коготок, наслала такую беду. Признаться, было, за что сосне разозлиться: по вечерам, когда все зайцы и другие звери уже спали, Волколис мечтал играть на большом деревянном музыкальном инструменте, извлекать радостные и печальные мелодии. Он и сам толком не мог понять, как и почему у него появилась эта странная мечта, но она была такой сильной и неотступной, что деваться было некуда. И он никуда не девался, а утром принимался пилить – то сосну, то березу, то еще какое-нибудь дерево – чтобы найти одно-единственное, подходящее для его большого музыкального инструмента. Но все время попадалось что-то не то: или слишком молодое дерево, или слишком старое, или слишком жесткое, а то и вовсе гнилое – из такого никогда бы не родился звук. И каждое утро Волколис снова и снова пилил деревья специальной пилой из зубов бобра. Он сам ее смастерил.
Как бы то ни было, сделался Волколис неподвижным. Сначала он лежал под елью и никому не мешал. Но время шло, приходили новые звери, и рыли новые норы, и нужно было освобождать место. Принялись звери таскать Волколиса от одного дерева к другому, перекладывать его с места на место. Со временем появились приметы: кто-то считал, что Волколис под деревом – к жирным и сытным личинкам, зайцы и другие грызуны считали, что к беде, и только сами деревья хитро молчали.
Прошло сто лет, и еще, и потом еще: Волколис не умел считать и поэтому сбился со счета. Пришли люди и настоящими большими железными пилами спилили одно дерево, потом другое, третье, потом – весь лес. Животные ушли, а Волколиса забыли. И вокруг него строился город – один дом, другой, третий. Волколис все лежал и лежал, пока однажды не оказался посреди улицы. Девочка Тома из 3 «Б» класса 378-й школы увидела его и принесла домой. Дома она Волколиса как следует помыла, шампунем и порошком натерла – так, что вся вековая грязь с него сошла. А вместе с грязью и проклятие сосны-колдуна. Если, конечно, это и вправду было оно.
Пошевелил Волколис сначала волчьей лапой, потом лисьей – и пошел, пошел. Далеко пошел, потому что никто бы не разрешил Томе держать дома такое страшное животное. С тех пор Волколис ходит по району Сокольники – там, где раньше был его лес, где он мечтал о большом деревянном музыкальном инструменте.
С тех пор чего только не придумали – и скрипки, и альты, и виолончели. И теперь Волколис счастлив. Но не совсем. Потому что собаки боятся его, и кошки, и люди, и птицы, и думают они, что нет никого страшнее и опаснее. Только вороны подозревают, что все не совсем так, но воронам нет дела до чужих проблем.

Рыщет-ищет Волколис
Зайцев по-старинке.
Только зайцев больше нет
На улице Стромынке.
Зайцев нет, и леса нет –
Ни еды, ни друга.
Не пугайтесь Волколиса –
Он и сам напуган.

ПРО ДЕРЕВО ИЗ ДЕНЕЖНОГО ПЕРЕУЛКА

Однажды к Боре в Денежный переулок
пришло желто-зеленое Дерево,
притопало кривыми-косыми корнями,
стуча кривой-косой тростью.
«Я, – говорит Дерево, –
Старое страшное Дерево, –
(и ветки, такие зловещие,
тянет к Боре), –
Я, – говорит, – росло сто и семьдесят лет,
Старше меня на улице только дома,
Дома и земля, в которой жил еще мой дед
И – пока не спилили – моя Ма.
А теперь я ухожу
И больше не буду расти-цвести,
А вместо меня посадят
Пышный кустарник!»
И Дерево затрясло ветками
сильно-сильно
шумно-шумно
и засыпало Борю листьями –
до самой макушки.
А когда он выбрался
из желто-зеленого вороха,
никакого Дерева уже не было.
«Как же так, – подумал Боря, –
Куда же ты задевалось?
С корнями и ветками –
Ничего не осталось».
Он искал под столом, за шкафом в кладовке,
В книгах, в карманах, в буфете, в духовке,
Он искал его – дома, на улице, везде –
Пока не пришел Де.

КОРОВА ИЗ БИРЮЛЕВО

У нас в Бирюлево
Рябая корова
Задумчиво бродит
Снова и снова,
Идет она в клеверно-
Ягодно-мятном,
В сияющем облаке
Ароматном,
Идет по делам –
Никому не понятным –
Корова из Бирюлево.
Там, где она появляется,
Всякое приключается.
Пройдет, например, по улице Липецкой –
и нет больше улицы,
и домов нет:
а только старая дорога,
гремят по ней телеги.
И глаза у нее темные-темные,
как ямы,
И бока у нее теплые-теплые,
как солнечный песок,
И хвост у нее длинный-длинный,
но не болтается,
а аккуратно лежит на спине.
Папа не видит
Мама не видит
Толик не видит
Юлька не видит
Что же,
Один я
Вижу корову из Бирюлево?
А Корова встает на крыльцо,
По ступеньке – цок –
Смотрит в мое лицо
И говорит:
Юлька не видит
Толик не видит
Мама не видит
Папа не видит
А бабушка видит
Бабушка видит меня.

ПРИВИДЕНИЕ СО СПАССКОЙ

Одинокому привидению
Одиноко до чертиков
До рогатеньких
Усатеньких
Хвостатеньких
Чертят!
С тоскою и опаской
Летит оно по Спасской,
А призраки веселые
Со всех сторон кричат:
«Это что за невезение!
Одинокое привидение!
Это ж как ты жил на свете,
Что друзей своих не встретил!
Это ж как сейчас живешь,
Что один идешь-бредешь?!»
И в лицо с досадой поцокают:
«Никого – ни рядом, ни около!
Одинокое! Одинокое!»
Привидение поправит шляпу,
Подтянет носки.
«Ну а что вы думаете, я бы
Просто умерло от тоски!
Испарилось бы, но все же
Призрак умереть не может!
И с утра до ужина
Я парю над башнями.
Никому не нужное.
Никому не страшное».
И летит оно по кругу,
И кричит оно по кругу:
«Ну любите же друг друга!
Обнимите же друг друга!»

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Строкина Анастасия

Родилась в 1984 на крайнем севере. Теперь живёт в Петербурге. Студентка 5 курса Литинститута. Занимается переводами американской и французской поэзии. Участник совещания молодых писателей в Липках и Переделкино. Член СП Москвы....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

"РЫЩЕТ-ИЩЕТ ВОЛКОЛИС…" (Проложек), 163
COGITO. DUBITO. (Поэзия), 156
АПЕЛЬСИНОВЫЙ СНЕГ. (Проложек), 138
"КАЖДОМУ ХВАТИТ ВРЕМЕНИ..." (Поэзия), 068
СТИХИ (Поэзия), 061
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru