Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Александр Молчанов

г.Бишкек (Кыргызстан)

ЗОМБИ, КОТОРЫЙ ИГРАЕТ НА ТРУБЕ

Рассказ

Зомби играет на трубе,

Мы танцуем свои танцы.

Группа «Крематорий»


На улице было прохладно и сыро. Воздух пах прошедшим дождем. Земля была влажная, местами поблескивали лужи.

Человек в длинном сером плаще и серой шляпе остановился у ступеней магазина, свет фонаря под острым углом падал на него и на землю под ним. Человек остановился на кусочке земли, освещаемом фонарем. На широкой скамейке с козырьком, установленной возле подъезда, сидели и о чем-то болтали двое. Молодые парень и девушка. Их звали Артур и Алина. Алина громко засмеялась в тот момент, когда человек подошел к магазину. Поэтому человек и остановился. Он посмотрел в сторону сидевших на скамейке. Его взгляд выразил замешательство, правда, этого никто не видел.

За спиной человека приоткрылась дверь охранного домика, домик был однокомнатный, с высоким фундаментом, с лестницей с перилами и собственной крышей. Из-за двери выглянуло лицо охранника, и выскочила полоска света. Охранник с безразличием посмотрел на спину незнакомца, потом глянул по сторонам и закрыл дверь. Он снова уселся на свой любимый раскладной стульчик и продолжил смотреть юмористический концерт по маленькому цветному телевизору.

Человек в плаще смотрел на молодых людей. Парень и девушка сидели спинами к человеку в плаще, они не знали о его существовании. Человек постоял еще немного и решил зайти в магазин. В руке у него был футляр для саксофона.

Он поднялся по ступеням и, потянув на себя, открыл тугую дверь в магазин. Над головой тонко зазвенел колокольчик. Человек вошел в магазин. Продавщица, смотревшая телевизор, установленный над холодильниками с напитками, поднялась со стула и с ожиданием посмотрела на вошедшего. Она даже поправила очки на переносице, выказывая тем самым свою заинтересованность. Человек, не обращая внимания на продавщицу, подошел к холодильнику с алкогольными напитками и, немного наклонившись, стал рассматривать через стеклянную дверь бутылки и банки с пивом. Он прошел так быстро, что продавщица не успела разглядеть его лица.

– Здравствуйте, – лениво протянула женщина и опустила очки на кончик носа. Затем поправила короткие кудрявые волосы.

Человек ничего не ответил. Он стоял и смотрел через стеклянную дверь на содержимое холодильника.

– Вы что-то ищете? – спросила продавщица, немного наклонившись к стойке.

– Да, – ответил человек очень хриплым голосом.

– Скажите, что вы ищете? – спросила продавщица.

– Пиво.

– Так оно перед вами.

– Я выбираю.

Женщина сморщилась и иронично покачала головой. Человек, тем временем, приоткрыл дверцу холодильника и достал банку пива. Закрыв дверцу, он повернулся к продавщице и поставил пиво на весы, стоявшие на стойке.

Продавщица уставилась на вошедшего. Лицо у него было сухим и морщинистым, земляного цвета. На левой щеке у него была большая дырка. Из дырки на стойку упал червяк. Глаза человека были впалыми. Женщине показалось, что перед ней стоит мумия. Вошедший походил на человека, из которого выкачали половину жидкости, из-за чего он и ссохся наполовину.

– Кто вы? – вырвалось из горла женщины.

– Я – зомби, – прохрипел не-человек, – зомби, который играет на трубе.

У продавщицы побледнело лицо и расширились зрачки. А еще у нее задрожали руки. Это произошло не от сказанного, а от увиденного.

Зомби откупорил банку пива и сделал глоток. Женщина уставилась на дрогнувший кадык зомби.

– У меня есть всего два занятия, – сказал зомби, глубоко вздохнув, – всего два, это не так уж и много.

Женщину сковал страх, все ее мысли пришли в беспорядок.

Зомби посмотрел в ее глаза. И в то же мгновение выключился телевизор над холодильниками. Женщина перевела взгляд на погасший экран телевизора, не понимая, почему он погас, и почему она на него теперь смотрит. От вида женщины зомби стало смешно: он улыбнулся и отпил еще пива. Затем стал рассматривать коньяки за спиной женщины. На улице в эту минуту снова закапал дождь. Артур на скамейке обнял Алину. Охранник в домике переключил канал. Ко двору подъехала черная BMW, из нее вышел парень в черной куртке, белой футболке и черных джинсах и направился к полуоткрытым воротам, чтобы открыть их настежь и загнать машину во двор. Полина курила на балконе четвертого этажа. Пятилетняя немецкая овчарка Чип в тридцать четвертой квартире стала скрестись во входную дверь. Хозяева Чипа занимались любовью в спальне.

– Первое занятие – пить пиво, – сказал зомби, словно его об этом кто-то спросил, и для наглядности приподнял пивную банку, – это занятие безобидное. Видишь ли, я зомби, поэтому мне можно вообще ничего не есть и не пить, но мне очень нравится пиво. Поэтому я пью пиво. Только пиво и все. Больше ничего не пью.

Зомби пристально посмотрел на женщину, по всей видимости, в ожидании комментария. Комментария не последовало. Женщина стала отходить от зомби в сторону, задевая спиной бутылки на прилавке. Она постепенно стала приходить в себя. В ее голове появилась мысль о том, что же ей делать в данной ситуации. А зомби не с того не с сего посмотрел на стойку и увидел червяка. Червяк вызвал в нем негативные эмоции, поэтому зомби взял червяка большим и указательным пальцем левой руки, сунул его себе в рот и проглотил. Продавщицу чуть не стошнило от увиденного, но она сдержала себя, сделав еще один шаг в сторону от незнакомца, полагая, что таким образом отдаляется от опасности.

– Есть еще одна причина, по которой я пью пиво, – сказал незнакомец, жуя червяка, – только я хочу, чтобы вы у меня спросили о ней. Ну же, смелей.

Продавщица немного смутилась. Ей совсем не хотелось разговаривать, ей хотелось убежать. И еще она пожалела о том, что у нее нет баллончика с газом или с перцовым раствором. Из баллончика можно было брызнуть в глаза незнакомцу и убежать. Почему-то продавщица ни разу не подумала о том, что можно закричать.

Лицо зомби сделалось суровым, из чего следовало, что он недоволен поведением женщины. И она это поняла.

– Ну, – сказал зомби и сделал еще один глоток.

– Почему вы пьете пиво? – выдавила из себя продавщица. Кстати, ей немногим за сорок, пять лет как она разведена, у нее есть дочь двадцати одного года. Они с дочерью живут в двухкомнатной квартире в трехстах метрах от магазина. Дочь учится на экономическом факультете престижного университета и занимается плаванием. Папа помогает ей деньгами.

– Нет, не так, – сказал зомби и махнул левой рукой, – ну, не так. Конечно, я понимаю, что я зомби и внешний вид у меня не очень, но знаешь, если честно, то меня вот такая вот реакция на меня уже давно достала. Ну, вот достала, вот тут она у меня. Это невыносимо, честное слово. Просто бесит. Главное, в кино смотришь и не удивляешься, а тут вдруг раз и ступор. Знаешь что? Закури.

Женщина посмотрела на незнакомца с удивлением.

– Ну, ты же куришь? – спросил он резко.

Женщина кивнула.

– Вот и закури, успокой нервы.

– Мне нельзя в помещении, – пролепетала продавщица.

– Не раздражай меня, пожалуйста. Нельзя ей. Мне вот нельзя быть живым и что? Где логика? А?

– Не знаю.

– Вот и я не знаю. Так что кури.

Продавщица достала из кармана своей синенькой вязаной кофты пачку тонких дамских сигарет и пластмассовую зажигалку. Посмотрела на зомби, зомби кивнул в знак одобрения. Продавщица достала сигарету и закурила, выпустила струйку прозрачно-белого дыма с запахом мяты. Ей действительно стало легче. Ее зовут Ирина.

– Теперь спрашивай, – сказал зомби, когда Ирина выкурила сигарету примерно на половину.

– Почему вы пьете пиво? – непринужденно спросила Ирина.

– Так лучше, – улыбнулся сухими губами незнакомец, – пью я потому, что мне нужно… нужно…достигать одного состояния. Нет, не опьянения, а покоя. Чувство того, что все в порядке и так должно быть. Если это чувство проходит, то я берусь за второе занятие.

И тут зомби поднял лежавший на полу у его ног футляр для саксофона и положил его на стойку. Бережно провел рукой по исцарапанной поверхности футляра.

В этот момент Ирина перестала бояться насилия со стороны незнакомца, в ней появилось чувство, что незнакомец не причинит ей зла. Она глубоко затянулась и выпустила струю дыма изо рта так, словно с дымом она выпустила из себя еще что-то. Она почти успокоилась, однако, ей никак не удавалось смириться с тем фактом, что перед ней стоит зомби. К тому же он пьет пиво и разговаривает. Ирина подумала, что если его не провоцировать, то он может убраться восвояси, ничего не натворив. Она никому не расскажет о случившемся и все будет хорошо.

С этой мыслью она затянулась еще раз, а зомби допил пиво. Он поставил пустую пивную банку на чашу электронных весов и повернулся к холодильникам. Снова открыл тот, в котором охлаждались алкогольные напитки, и вновь стал выбирать. Ирина молча ждала, стряхивая пепел прямо на пол. Раньше она никогда не стряхивала пепел на пол.

Зомби зазвенел бутылками, достал пиво той же марки, что и пил, только в бутылке. Закрыв холодильник, он повернулся к Ирине и показал, что выбрал. Продавщица кивнула. Зомби откупорил бутылку, сбив крышку о край стола, и хлебнул немного. Затем почмокал губами.

– Никакой разницы, – сказал он, – хотя должна быть. Здесь стекло, а там железо. Странно. А может, так и задумано, чтобы не было никакой разницы.

Зомби взял пустую банку и заглянул в нее. После этого заглянул в бутылку. Ирину крайне удивило такое поведение незнакомца, но она покосилась на футляр. Почему-то Ирина подумала, что в футляре пила и молоток. Незнакомец снова поставил пустую банку на весы и выпил пива. Ирина заметила, что плащ незнакомца совсем сухой, а ведь он только что с улицы.

– Хотя разница все-таки должна быть, – сказал зомби, – пора рассказать о моем втором занятии, которое намного страшнее первого.

Он выжидающе посмотрел на Ирину.

– Расскажите о своем втором занятии, – попросила Ирина и бросила окурок на пол.

– Хорошо, – согласился зомби, – я расскажу о своем втором занятии.


Парень в черной куртке загнал машину во двор, поставив ее у самой ограды, перед которой тянулась тонкая полоска потоптанной травы. Парень вышел из машины, закрыл ее на ключ и включил сигнализацию. По его телу пробежала легкая дрожь от холодного ветра и дождя. Он тряхнул плечами и пошел к первому подъезду, за дверью которого и скрылся.


– Эта машина всегда приезжает поздно, – сказал Артур и посмотрел на BMW, ему нравились BMW, – кто это?

– Не знаю, – сказала Алина и улыбнулась.

– Но он же в твоем доме живет, – Артур повернулся и посмотрел девушке в глаза, – как ты можешь не знать?

– Ну, вот так, – Алина надула губки, – мы с ним не пересекаемся, мне до него дела нет. Да и вижу я его раз в месяц. Почему спрашиваешь?

– Просто так, – сказал Артур, – мне интересно стало.

– А как ты определил, что всегда поздно приезжает? – Алина положила руку на колено Артура.

– Просто заметил, – сказал Артур.

– И запомнил машину?

– Да, – кивнул Артур, – уже в третий или четвертый раз вижу эту машину, и все разы она вот так вот поздно заезжала.

Минуту помолчали. По истечении этой минуты Алина поднялась со скамейки и стала у самого края козырька, так чтобы дождь еще не попадал на нее. Она провела носком туфли по линии, разделяющей промокший бетон от сухого. С козырька тонкими струйками бежала дождевая вода, Алина протянула ладонь под одну из струек и вода стала падать ей на ладонь. От брызг стал влажным рукав ее кофты.

– Ты что обиделась? – спросил Артур.

– Нет, все в порядке, – сказала Алина, не оборачиваясь, – мне просто дождь нравится.

– Может, в машину пойдем, а то совсем холодно стало?

– Мне не холодно.


Охранник выглянул из домика подышать свежим воздухом. Лицо у него было немного сонное и даже безучастное. Он сдвинул кепку на затылок и сунул руки в карманы брюк, от чего его вид сделался деловым. На поясе у него болтались резиновая дубинка, фонарик и свисток. Постояв несколько секунд, он пошел к воротам проверить, насколько крепко они закрыты без замка и быстро вернулся обратно к домику, так как несколько капель дождя залетело ему за шиворот. Эту маленькую прогулку охранник устроил с единственной целью немного размять уставшие от сидения ноги. Он постоял еще с минуту и зашел в домик.


Полине в голову лезли странные мысли, большинству из которых она не была рада. Настроение у нее было подавленное с признаками развивающейся меланхолии. Сегодня она не выходила в Интернет и не написала ни одного SMS. А еще не включала телевизор и даже не слушала музыку. В общем, старалась всячески оградить себя от всех внешних раздражителей.

Сигарета, которую она курила уже пятую минуту, ее ничем не вдохновляла, поэтому и курила уже пятую минуту. Созерцала почерневший от дождя двор. Видела, как из домика выглянул охранник, даже понаблюдала за ним. Потом посмотрела на Алину, подставившую ладонь под струйку дождя, убила сигарету в пепельнице, что стояла рядом на оконной раме, и решила бросать курить, дабы хоть что-то изменить в своей жизни.


Чип, не прекращая, скребся в дверь. Ему очень хотелось выбежать из квартиры. Он бился носом в дверь, царапал когтями, ложился, пытаясь заглянуть в щель между дверью и полом. А потом громко залаял.

Его хозяева все еще были в спальне.


– Я уже сказал, что я зомби, который играет на трубе, – сказал зомби и глотнул пива, – поэтому мое второе занятие: играть на трубе.

– Это интересно, – неожиданно для себя сказала Ирина, после чего чуть не прикусила язык.

– Да? – зомби злобно ухмыльнулся.

Он скривил губы и глянул на Ирину. В его глазах не было ничего, кроме пустоты. Только сейчас Ирина заметила пустоту в глазах зомби, и от этого ей стало не по себе. Она начала понимать, что перед ней существо из другого мира. И это было слишком странно, чтобы воспринимать его всерьез.

– Да, – вдруг кивнул зомби, похоже, слова продавщицы напомнили ему о чем-то неприятном, – интересно. Я прихожу и играю на трубе. Я не знаю, зачем это нужно, я не знаю, кому это нужно, но я прихожу и играю на трубе. Мне интересно, кому же нужно, чтобы я играл на трубе.

Ирина смотрела на него молча. Ей снова захотелось курить, но она боялась спросить разрешения, точно также она боялась курить без разрешения. Сейчас она даже не думала о словах зомби.

– Можно подумать, что мне нравится играть на трубе, – сказал зомби и, допив бутылку, поставил ее на весы рядом с банкой, – да, нравится, но мне нравится играть просто так. Мне нравится извлекать из трубы звуки. Понимаешь? Просто так. Но просто так не выходит. Обязательно бывают последствия.

Ирина глянула в сторону двери и вдруг подумала о том, что будет, если в магазин кто-нибудь войдет. Потом она подумала о дочери Лене, о том, что Лена должна скоро позвонить. Она не слышала слов зомби, словно погрузилась куда-то в себя. Смотрела на холодильники.

Вдруг ее что-то толкнуло в лоб. Ирина вздрогнула и посмотрела на зомби. Зомби смотрел ей в глаза. Пустота из зомби стала пробираться в глаза Ирины, находя в них место для себя. Ирина отвела взгляд. Ее посетило осознание того, что зомби говорит что-то важное. И еще она почувствовала кусочек пустоты внутри себя. Женщине стало неприятно, словно над ней надругались. Ей стало очень неприятным присутствие зомби в магазине. Но присутствие зомби было неизбежным.

– Потому что не просто так, – сказал зомби, договаривая прослушанную продавщицей фразу, – что ты сейчас чувствуешь?

Ирина сморщила лоб.

– Не знаю, – сказала она, – мне как-то не по себе.

– Потому что я здесь?

Продавщица замялась, боясь ответом разозлить незнакомца. Незнакомец пристально посмотрел на нее. Он ждал ответа.

– Да, – вытянула из себя Ирина.

– Я понимаю, – кивнул зомби, – мне тоже не по себе оттого, что я здесь. Ты не понимаешь, почему я здесь, я тоже не понимаю, почему я здесь. Видишь ли, когда я играю на трубе, все вокруг меня начинает изменяться, выходить из равновесия. Когда я играю на трубе, все вокруг меня начинает превращаться в хаос и разрушаться. В буквальном смысле слова. Люди, слушая мою музыку, сходят с ума и начинают подчиняться мне. Я же подчиняюсь непонятной мне силе, заставляющей меня играть. Эта сила превращает мою музыку в нечто чудовищное. Моя музыка сеет хаос. И мне это нравится. То есть, кто-то сделал так, что мне это нравится. Вот так. Меня не заставляют извне. Мне кажется, что кто-то поместил в меня механизм, который вынуждает меня захотеть сыграть в нужном месте и в нужное время. И это моя участь.

Ирина немного изменилась в лице. Она мало что поняла из сказанного незнакомцем, но почувствовала что-то тяжелое и злое в его словах. Зомби велел ей закурить, и она спешно закурила.

– Я шел под дождем сюда и думал, что вот опять мне надо сыграть на трубе, – сказал зомби, – я понимаю, что это кому-то нужно, что из-за этого кого-то я и буду играть, но дело в том, что я не могу не сыграть. В этом все дело. Я не могу не сыграть, иначе я перестану существовать. Правда, я не знаю, насколько я в данный момент существую, но все же. Это мое существование, метафизика. В этой трубе метафизика. В этой трубе хаос, который определяет смысл моего существования. Вот так.

Зомби замолчал. Ирина понимающе смотрела на него. В магазине образовалась тишина. Ни одного звука не стало. Ирине стало очень страшно. Слова зомби начали достигать ее сознания и усваиваться им. Конечно, непросто было сразу понять сказанное, но сознание Ирины вдруг приняло все за данность и не сочло бредом. Сама же Ирина немного удивилась тому, что все это произошло без ее воли. Словно слова зомби воспринимала та часть Ирины, которой эти слова предназначались.

Тишина стала постепенно нагнетаться, женщине показалось, что воздух в магазине изменил энергетику, сделавшись заряженным от слов незнакомца или от его пребывания.

– Но сегодня я пью пиво, – сказал зомби, – странно, когда идет дождь, меня начинает мучить жажда. Я не понимаю этой взаимосвязи, но она существует без моего понимания. И вот я зашел в твой магазин. И выпил пива. Оно не самое лучшее, если честно, но ничего, пить можно. Его достаточно, чтобы поддержать покой во мне. Слушай, что ты сейчас чувствуешь?

– Что? – спросила Ирина.

– Говорю, что ты испытываешь сейчас, что чувствуешь?

– Не знаю, – сказала Ирина, в голове у нее сейчас вертелось много чего, – что-то страшное.

– Ты боишься? – спросил зомби и потер футляр.

– Да, – кивнула Ирина.

– Все боятся, – сказал зомби, – все. Все время. И я боюсь. Знаешь, меня постоянно занимает вопрос, а того ли мы боимся, чего нужно бояться? Может, нужно бояться совсем другого. Или существует опасность куда большая, чем та, которую мы боимся. Я не знаю, почему говорю с тобой сейчас. У меня иногда возникает непреодолимое желание поговорить с живыми. Это не занятие, а так, досуг или хобби, не знаю. Это своего рода терапия. Извини, что сейчас пользуюсь тобой.

Зомби замолчал. Почесал лоб.

– Что-то я задержался, – вдруг сказал он, – Идти мне надо. Ладно, пойду.

Зомби взял футляр и направился к выходу. У самой двери он остановился и повернулся к продавщице.

– Все равно твоя жизнь изменится, – сказал он, – прощай.

Зомби вышел из магазина. Дождя уже не было, на улице было сыро и даже холодно. Фонарь вновь осветил человека в плаще. Человек в плаще не обратил внимания на фонарь, не посмотрел он и в сторону скамейки, на которой сидели парень и девушка. Он обошел автомобили, стоявшие у магазина, перешел дорогу и побрел по аллее вдоль речки в сторону гор.


– Мне завтра вставать рано, – сказала Алина, пытаясь вырваться из объятий Артура, – Артур, отпусти.

– Ну, еще пару минут, – сказал Артур, пытаясь поцеловать девушку.

– Никакой пары минут, отпусти, – Алина стала колотить ладонью Артура по плечу.

Артур отпустил. Алина отошла на пару шагов.

– Ну, все, до завтра, – сказала она и хотела было уйти.

– Что значит «до завтра»? – спросил Артур и улыбнулся.

– Даже так?

– Нет, не так.

– Очень смешно.

– Без поцелуя не уйду.

Алина подошла к Артуру, и они поцеловались.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Алина подошла к двери, набрала код и вошла в дом. Артур отправился к автостоянке, где был припаркован его VW Passat.


Охранник вышел из домика на звук заведенного двигателя, увидел, что это Артур завел свою машину – Артура он быстро запомнил – постоял немного на свежем воздухе, зевнул и вернулся в домик.


Полина долго не могла уснуть. Около часа она ворочалась в постели, потом не выдержала и встала. Она пошла на кухню, включила там свет. Выпила кружку воды, посидела на стуле. Ей мерещился странный печальный человек в плаще и шляпе. Ей было не по себе. Стараясь отогнать от себя зловещие мысли, Полина вышла на балкон, открыла окно. Снова посмотрела на двор. Вдруг заметила собаку, которая выбежала из-за соседнего дома. Собака обежала ограду и вбежала во двор дома, в котором жила Полина. Полине стало интересно, она стала следить за собакой. Собака подбежала к магазину, находившемуся в этом же доме, села возле фонаря и залаяла в сторону магазина, залаяла и завиляла хвостом. Это был Чип.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Молчанов Александр

Родился в 1989 г. в селе Новониколаевка (Чуйская область, Кыргызстан). Окончил Кыргызско-Российский славянский университет имени Б.Н. Ельцина. Публиковался в сборнике «Новые писатели» (2014), журнале «Литературный Кыргызстан», альманахе «Много языков – один мир», сборнике молодых авторов «Мозаика». Живет в г.Бишкек (Кыргызстан)....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ЗОМБИ, КОТОРЫЙ ИГРАЕТ НА ТРУБЕ. (Русское зарубежье), 165
КУКЛА С ТРЕЩИНОЙ НА ЛИЦЕ. (Русское зарубежье), 155
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru