Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Дмитрий Сагайдак

г. Бишкек (Киргизия)

«ТУМАН МНЕ ЗРЕНЬЕ СЛЕПОТОЙ ПРОНЗИЛ…»

* * *

Пульс голосов отдается на улицах серых
В послезакатный прохладный, несдержанный час.
Ночью утихнут фонтаны, осунутся скверы,
Эхо шагов двух людей им уже не встречать.

Пятиконечной звездой разбежались аллеи,
Ссоры и мир сохранив, холода и жару.
Две пары ног там бежали, себя не жалели,
Счастье свое уронили там две пары рук.

Кем они были, быть может, лишь тополи вспомнят.
Милые, странные, в чувствах тонули слепых.
Ветви шептали им сказки в июльской истоме,
В рыжей траве их улыбок остались следы.

Жаль, не истаяли в воздухе полупрозрачном обиды,
Едкого ропота след не размыла вода,
Он молчалив был, и чувства скрывались из вида,
Ей же хотелось в копне облаков пропадать.

Помниться будут заросшие илом озера,
Запах убитых октябрьским холодом роз,
Полночь, дорога, на нервах гитарное соло,
И раздраженный ответ на известный вопрос.

Помниться будут дома многоглазые, песни
Хором из двух полушепотов, неба пастель
Смех ни о чем, уже ставший подобьем болезни,
Только за временем этот союз не поспел…

ОБРАЗ

Рисунок характера писан на стеклах
Изящными кисти штрихами,
И краска, пока не срослась, не подсохла,
Вбирает и свет, и дыханье,

И мысли создателя, но, засыхая,
Рисунок становится крепче.
Художник, отбросивши кисть, отдыхает,
И образ, расправивши плечи,

Слетает, питается едкой капелью
Из мыслей и ассоциаций
Обычных людей, что ныряя в неделю,
До новой мечтают добраться.

Его разговор черным цветом печатан
На ткани забот и коллизий,
Кто верит ему, кто к нему беспощаден,
Он – вечность в монашеской ризе.

* * *

Бросаемый ветром, дыханием лет,
Он грезит мечтой не истлеть,
И людям простым и великим
Он служит и плахой, и ликом,

Смиряет, пытает и учит,
И с миром его не разлучат
Ни власть, ни чума и ни войны,
Рекою заполнит он пойму

В людском одиноком сознанье,
И блещут отточено грани
Шлифованных временем мыслей и форм,
И гения имя трубит словно горн.

* * *

И каждый читатель немного писатель,
А зритель – немного художник,
Пусть будут фанфары и слава некстати,
Но в долгих неделях дорожных,

И в доме любом, и в мелованной школе,
И там, где царит Мельпомена,
Сияющий образ закроет рукою
Все то, что мертво и что бренно.

Сквозь время, стирая в руины эпохи,
Он в сумраке светит продрогшим,
Всю мощь его будто бы создали боги,
Не люди, чей век краткосрочен.

Творения гениев, образы мира,
Вместилища счастий и плачей,
Живут, лишь бы память людей их хранила,
А голос их нежен и вкрадчив.

ПОЖЕЛАНИЕ

Умей хранить от всех дверей ключи,
Пускай задача эта непростая.
Себя быть осмотрительным учи,
Умей начать и завершить за здравье.

Распахнутые двери не зовут
Тех, кто от них однажды отвернулся,
Коль потерял ключи – о том забудь
И успевай найти иное русло.

Опасен этой жизни лабиринт,
Не привечает он и не жалеет,
И много еще жизней в нем сгорит,
Но слабый в нем сумеет стать сильнее.

Пытайся быть, стремись не выбывать,
Держись за шансы – все они бесценны.
Никто потерям не кричит: «Виват!»
Но путь прошедший будет признан всеми.

РАЗРУШЕННЫМ СЛОВАМ

Разрушенным словам,
невысказанным, брошенным
на полстроки стихам
не будут аплодировать.
В них не вдохнут
свинцовый дух газетные листы.
Разрушенным словам
всегда дано несказанными быть.
Их горек век…
Желтеющей бумаге
не рассказать о том, чьи руки
дарили ей поток эмоций,
иссякший так внезапно.
Как жаль, что потерялась связь времен…
унесены навек слова,
заботливо воспитанные гением.
Как жаль, что память
зачитывает мысли те до дыр.
Как тих тот реквием,
что нежно напевают
потоки лет
разрушенным словам.

ТУМАН

Туман мне зренье слепотой пронзил,
Нагие ветви - лапки пауков.
Попробуй что-то у него спроси,
Нарвешься на ответ как на укол.

Завороженно оглянусь кругом - 
Разлита над землею акварель,
Равнина дремлет в облаке глухом,
Не пробудит ветра свои Борей.

А человек зажег так много лун,
Так много света у себя собрал,
Как будто дня великого канун,
И скоро в небе зазвучит хорал.

Но все молчит, и, правду затаив,
Туман, усталых путников пророк,
Реальность ловко с полусветом слив,
Мне нашептал, что путь еще далек...

ВОСПОМИНАНИЕ

Сырою кистью разрисован
Вечерний уличный каскад.
Я не рисую. Разве словом,
Да и смогу ли отыскать

Те краски, что опишут верно
Предгорий зябких естество?
Там лед уже сучится в дверь, но
Не разошелся на все сто.

Колодец каменистый, серый,
Где воздух сделался водой…
Здесь душная стена висела,
С природой принимая бой.

А память вывески сдирает.
Вот так же, в детстве, воздух пел.
Неписанного кистью рая
Неторопливый был расстрел.

Но я не знал, я пил прохладу,
Гуляя с матерью вокруг
Танцующего лихо града,
Что был безденежен и крут.

Атласных сумерек аллеи
Свели неясное с былым.
Здесь, на асфальтах, околели
Легенды, что давно цвели.

Как много ног, как много судеб
Искали хлеб, искали кров
И счастье, все продав по сути,
А, может быть, скупая впрок.

Всем было и свежо, и зябко,
Сгущалась вечера краса,
И дни за днями шли вприсядку,
А воздух – как года назад.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Сагайдак Дмитрий

Родился в 1989 году в Бишкеке (Киргизия). Окончил Бишкекскую финансово-экономическую академию. Работал в аудиторской компании, а также в сфере копирайтинга. Публикации в газете «В конце недели» издательства «Слово Кыргызстана», в журнале «Литературный Кыргызстан», в альманахах «Мозаика» и «Много языков – один мир». Пишет стихи на русском, английском и французском языках, а также пере...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

"ТУМАН МНЕ ЗРЕНЬЕ СЛЕПОТОЙ ПРОНЗИЛ…" (Русское зарубежье), 170
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru