Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Антоничева Марта

г. Москва

Жизнь и мнения одного гения

О романе Н. Камалеева "Ни капли невинности"

Как ощущает себя молодой, непонятый презренной толпой, гений? Есть два способа это узнать - либо быть этим самым гением, либо считать себя таковым. А при чем же тут невинность? Попытаемся разобраться.

Постараемся не быть, самого начала агрессивными, ведь нам столько же, сколько и автору, - почти 25. И мы тоже можем двинуть в морду, несмотря на то, что девушка и некрасиво. Ведь это так необычно - быть не как все! Спросим лучше у нашего знатока литературного успеха, что бы такое сотворить, чтобы стать известным автором?

М.: Что можно придумать начинающему автору, чтобы хоть как-то отличиться от остальных? Написать роман так, как никто другой?

Зн.: Да нет, это надо уметь или хотя бы стараться, то есть прилагать хоть какие-то усилия. А зачем напрягаться? Надо сделать это как-то иначе.

М.: А как? Необычная обложка? Самиздат?

Зн.: Нет, это все неинтересно. Галковский когда-то уже успел прославиться и номерными изданиями, гипертекстом "Бесконечного тупика" и оригинальностью поведения.

М.: Так что же можно придумать еще?

Зн.: Ну, можно просто продавать книгу не в стандартном формате, а на диске.

М.: Да, вау, крут! А еще?

Зн.: Еще можно "забить" этот диск кучей бессмысленных "фишек", вроде как до кучи, но и забавно. Обои там всякие, скины, флешек накидать, фоток старых. Музычки любимой немного - вот и хорошо. Здорово, великолепно!

М.: Хм... И ты думаешь, сработает?

Зн.: Не знаю, у Камалеева же вышло, и у тебя получится.

М.: А кто это - Камалеев?..

Согласно информации в пресс-релизе данного издания, мы узнаем, что: "3 декабря 2004 года диск "Ни капли невинности" получил специальный приз "За лучший арт-проект" на Всероссийском конкурсе мультимедиа-разработчиков "Контент-2004". То ли год был неурожайный, то ли проектов было немного. Но тем не менее - первое издание романа был осуществлен именно в 2004-м. Сейчас, в конце 2005-го, автор предпринял попытку переиздания, о чем и сообщает нам пресс-релиз.

Вернемся все же к самому предмету - роману "Ни капли невинности". В подзаголовке значится: "Хроника стремительной молодости". С самого начала при чтении глаз непроизвольно начинает цепляться за ненужные мелочи - бесконечные названия марок пива, машин, перечисление песен, совокупности тех вещей, которые в идеале должны вызывать у читающего те же ассоциации и образы, что и у автора. Интересно, а то, что мне, скажем, больше Стеллы Артуа нравится Миллер - это сильно затруднит понимание данного текста? Порой возникает ощущение, что да.

Зачем же автор так старательно пытается писать не так, как все, активно используя смайлики и прочую Интернет-стилистику, к которой мы так привыкли в практике ведения живых журналов, общения в "аське" и просто при имейл-переписке? Зачем он так упорно противопоставляет себя всему миру через упоминание любимой музыки, любимой литературы и проч. Все просто - сам жанр романа "взросления" достаточно банален и в каком-то смысле даже формально регламентирован. Во многом он напоминает структуру романтического произведения, где отверженный герой противопоставляет себя обществу. Только обычно в романтической прозе героя ждет печальная и порой ужасная смерть, в романе взросления же герой просто становится таким, как все, что равнозначно смерти. Единственным выходом из подобного конфликта оказывается признание неизбежности процесса взросления, либо в положительном (как в данном случае), либо в трагическом ключе (да хотя бы и "Повелитель мух" Голдинга).

Ничего нового Камалеевым придумано не было. Единственной особенностью можно назвать только то, что роман этот о сегодняшних двадцати...летних, с поправками на музыкальные вкусы 90-х (о литературе как-то речи не ведется, не считая упоминания имени героя Сью Таусенд, существование которого, по мнению автора, мало кто предполагает).

Особенно любопытной кажется еще одно свойство героя (не будем больше обижать автора, даже несмотря на то, что повествовательная манера в романе типична для современной прозы - рассказ ведется о себе от первого лица) - он провинциал, переехавший в Москву. Он и не москвич, и не уралец, так как с одной стороны - никогда не сможет стать жителем города, в котором не родился, с другой - никогда не сможет проститься с родным городом. Причем отношение к москвичам тоже весьма однозначное: он, как специалист по пикапу, учит их, как правильно знакомиться с девушками: " Если бы эти мальчики хоть на пару часов в день вылезали из интернета и имели хотя бы малейшее представление о том, что творится (простите за избитость, но в данном случае, думаю, это оправдано) за пределами Садового кольца, то, возможно, они бы знали, что еще А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов "пикапили" девушек, женщин, а - за неимением оных - и мужчин, даааааааалеко за пределами нынешней Москвы".

Другим характерным свойством романа можно назвать странные стереотипы, которые живут в сознании автора, причем необычно то, что они скорее свойственны провинциальному американскому восприятию, чем российскому (или тому, что мы знаем о "загранице"). При чтении такие фразы вызывают только недоумение: "Если и есть на свете человек, о котором я знаю гораздо больше, чем даже его психоаналитик...", "в кино можно сделать монтаж. Чик-чик - и все снова хорошо, негодяи в тюрьме, "наши" в орденах, хотя хромают и все перебинтованы, а в доме, где произошло убийство, снова все чистенько, проветрено и висит надпись "for sale"". Наибольшее сомнение вызывают стереотипы, связанные с представлением девушек об идеальном мужчине, почерпнутые автором из каких-то журналов или того же телевидения: "В результате девушка ждет, что когда-нибудь совершенно случайно на улице рядом с ней остановится белый (красный, черный) BMW (Mercedes, Cadillac) с красавцем типа Джонни Деппа (Дэвида Бэкхема, Дарена Хейза) за рулем и скажет: "Крошка (малышка, детка), что ты делаешь сегодня вечером (завтра в обед, в ближайшие десять лет)?"".

Интересно и вот еще что - никогда никакой автор так неудачно не убеждал ни одного читателя в собственной невероятности и "потрясающести". Это второй лейтмотив романа. Причем порой возникает ощущение, что главный, так как за ним иногда просто теряется главная линия повествования о жизни "красивых, двадцатилетних". Лейтмотив надоедливый, трудно переносимый: "Я был самым красивым мальчиком нашей школы", "Природа не обделила меня ни слухом, ни голосом, ни актерским мастерством", "Короче, сплетен на эту тему я слышал уже настолько много, что даже лень рассказывать", "Причину же моей депрессии не смог найти даже супер-пупер-психотерапевт, которого оперативно наняли мои родители, едва увидев свое чадо с длинными волосами, заплетенными в косички, и с черным лаком на ногтях. Блин, даже не дали закончить примерку школьного платья моей сестры!", "Мне нравился сам факт того, что я могу наговорить всякой чуши взрослому человеку, а тот даже не посмеет пискнуть, не дослушав до конца", "Ваня из тех, кого даже такие циники, как я, называют "умницами"". Или, вы можете представить такую ситуацию: "директор нашего учебного заведения" (видимо, ректор - слово для автора романа новое) "нежно прошептал на ухо <студенту>: " Ну, Камалеев, ну везет же тебе, сволочи...""? Я не могу. И совсем не потому, что у меня слабая фантазия или нет образного восприятия, а скорее потому, что некоторые события, даже если они имели под собой какую-то реальную, жизненную основу, порой в художественном тексте выглядят насквозь пошлыми, как в данном случае.

Порой книга представляет собой пособие для жизни на земле, и читателю остается только подчеркивать нужное, чтобы справиться со всеми своими проблемами. Это надо же, удивляется автор, вы не знаете, как поступить? Ах, глупыши! "Что нужно для того, чтобы испортить вечеринку, я, кажется, уже говорил. Хотя вы должны и без меня это знать. Это же так просто!" Причем в сочетании с фразами совершенно банальными (например, "Государство, в котором нам с вами довелось жить, как ни прискорбно это понимать, - гигантская машина, направленная на подавление личности каждого отдельно взятого гражданина") или потрясающими сравнениями, кому живется хуже - мужчине или женщине ("Абсолютное большинство моих знакомых девушек одной из самых страшных жизненных необходимостей считают визит к "любимому" врачу. Милые девушки, уважаемые соотечественницы! Всецело уважая ваш неслыханный героизм, неимоверную стойкость и поражающую воображение самоотверженность, все же вынужден сделать официальное заявление: гинекологический осмотр - это детский утренник по сравнению с прохождением медкомиссии в военкомате!!! Примерно как наше ежедневное бритье, от которого без каких-либо особо заметных последствий можно отлынивать дня два-три, по сравнению с вашими "такими днями". Но, как говорится, - богу богово...") текст начинает образовывать какую-то жуткую мешанину из стандартных клише повседневности и безликих штампов массового восприятия.

Автор герой уже успел устать от жизни, "постареть": "Мне уже не хватает ощущения молодости, ощущения растущих за спиной крыльев и оптимизма". А все потому, что "ты знаешь, что ты должен быть не просто сильным, а самым сильным, часто - жестоким и даже беспощадным к тем, кто пытается посягнуть на созданное тобой. В стремлении защитить свой собственный мир ты учишься видеть все окружающее таким, какое оно есть на самом деле, видеть суть происходящего и разгадывать все тайные замыслы врагов еще в самом зародыше. И ты становишься именно таким - жестким, непробиваемым и умеющим добиваться своего". Особенно сложно представить этих несчастных врагов с их тайными замыслами, которые не успевают их "загадать", как герой романа Камалеева уже преподносит им свою разгадку!

Причем герой (все же не возьмем на себя смелость сказать - автор) настолько уверен в себе, что позволяет себе осуждать других, не замечая бревна в глазу. Пример простой, из той же области пикаперства: "Несколько телеканалов, десяток газет, пара радиостанций с невообразимой готовностью (а почему бы не посвятить все это время проблеме жизни инвалидов в России?!!) разродились размышлениями на тему: "Вау, как круто!"". После этих строк возникает вполне здравый вопрос читателя: а почему бы не написать об этом книгу? Хотя человек, использующий в качестве отступлений фразы типа: "Гы-гы! Типа авторский замысел и все такое!! :-)" или просто "(гы! гы!)" вряд ли на это способен.

Странным кажутся замечания (они присутствуют в тексте дважды) следующего толка: "Ведь я не парюсь по поводу того, что эта книга просто кишит штампами, от которых рыдает профессура Литературного института". Возникает резонная мысль, что, если бы автора это не задевало, он об этом и не писал бы. Ведь так?

В финале романа перед глазами читателя вместо эпилога предстает небольшая глава "Для тех, кто не понял...", где Камалеев объясняет прочитавшим, что то, что успел прочесть читатель, "короче, это роман,.. ну, типа литературное произведение, и так далее :-)..." и далее, для тех, кому не понравилось: "Это же просто объясняется. Просто вам за сорок. И... Короче, вы Донцову читать не пробовали???". Вот так нам, 25-летним.

Итог неутешителен. Трудно себе представить, чтобы книга, жанр которой определяется как "глянцевый журнал в формате литературного произведения", стал чем-то соприродным читающему. Все байки, которыми травит нас автор, наводят только на одну мысль - "да и я так могу, но зачем?". Ведь таких историй у каждого достаточно. Читающему недоступен внутренний мир героя, он прячет его за общими фразами, вроде тех, что приводились выше и вызывают скорее недоумение, чем какие-то иные чувства. Да и к тому же, зачем нужно литературное произведение в формате глянцевого журнала? Ведь тогда, по сути, оно выполнит свою функцию журнала - по прочтении (или просто перелистав), читатель выбросит его через небольшой срок. Если вообще прочтет.


Playlist:

1. Мумий Тролль. Знакомым столичным.

2. Sviatoslav Richter. Mozart. Sonata in D, K. 448 for Two Pianos.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Марта Антоничева

Родилась в г. Баку. Живет в Саратове. Закончила Саратовский университет, филолог, аспирант кафедры русской литературы ХХ века, пишет диссертацию по творчеству В. Набокова; автор статей о В. Наб...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

НАШИ ДРУГИЕ БЕРЕГА (Публицистика), 59
ЖИЗНЬ И МНЕНИЯ ОДНОГО ГЕНИЯ. (Критика), 51
"Я РУССКИЙ, ЕДУЩИЙ В РОССИЮ. Я ЧЕЛОВЕК, ВОЗВРАЩАЮЩИЙСЯ НА РОДИНУ" (Критика), 47
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru