Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Ирина Парусникова

г. Раменское

Рисунок  Е.Шуруповой

* * *

...разве не платьице - запах азалии?
яблоко - чем не еда?
самого главного не рассказали
Еве твоей,
Адам...

...жалок обугленный труп правителя,
в пыль обращен престол -
самого страшного не предвидела
Ева твоя,
Адольф...


* * *

ворочаюсь с ума схожу от зуда
на рвущейся десне
стихи ночами режутся как зубы
и нет

лекарств от этой тягостной мороки
тетрадному листу
молочные и коренные строки
несу

впадаю в транс тянусь за сигаретой
и делаюсь слепой
глухой но говорю при этом
с тобой

углы и стулья в темноте пиная
бреду в кровать
и здесь уже на знаки препинанья
плевать


* * *

...а сколько судеб раскурочила! -
как скальпы - к стенам приколочены -
портреты, письма... имя идола
лежит под сердцем обесточенным
и кровоточит - многоточьями.
ты - тень из моего подстрочника.
я никому тебя не выдала...


НЕМОРСКИЕ БОИ

три пустячковых слова: "пиши на мыло"
ядерный взрыв возмущенья. Е-10. мимо.
я почему-то включаюсь в эту игру:
милый(собака)откликнитесь(точка)ру
сердце моё примите (см.прилож.) -
клавиатура стерпит любую ложь.
жизнь без вас - всего лишь прогулка по краю
пропасти. Б-2. ранена? умираю.
стиль такой для послания не пригоден?
здесь этикет позволяет писать о погоде.
в наших широтах буйствует антициклон,
дождь по утрам, но по вечерам тепло.
с вашим отъездом сомнения отсекло
в том, что кофе - на запах и вкус - стекло.
милый, запомните: я не держу обиды.
нет новых писем. А-5. я опять - убита.


* * *

"...только б в сотый раз умирая,
задыхаясь в блокадном кольце,
не забыть: девятое мая
бывает где-то в конце..."
В.Тушнова


Рейхсфюрер Осень укоротила
августу пытки - смотреть противно
на бледность и худобу коленок...
Деревья строем военнопленных
бредут по кругу, глотают жадно
закатный воздух. И твой пиджак на
костлявой спинке хромого стула
за эти сутки насквозь продуло. -
В постели - в дебрях глухого тыла -
я влажным слепком твоим застыла,
как будто больше не будет шанса
вот также тесно к тебе прижаться,
и нет для нас невозможней чуда,
чем утро завтрашнее, покуда
идут на город - волной кипучей -
как грозная тень Люфтваффе - тучи.


* * *

"смерть набивает брюхо она голодна
забудь о нас Господи потеряй нас хотя б до утра..."
Сергей Шестаков


отпусти мою руку мне очень больно дай сделать шаг назад
кажется я уронила платок носовой без него нельзя
так говорила мама когда собирала меня в детсад
и тащила к автобусу за руку так же как ты грозя
что вечером не заберёт домой если не прекращу орать
отпусти мою руку мне нужен отдых мне нравится отдирать
с едва подсохшей болячки корку я думаю что пора
мои колени разбиты я больше не верю в поводыря
мне нужно вспомнить чьи сны и слёзы зажаты в моей горсти
зачем я здесь и в какие двери хотелось бы мне войти
когда я пойму всё это меня ничто не собьёт с пути
отпусти мою руку отпусти мою руку пожалуйста отпусти
господи


БЕСФОРМЕННОЕ

Сдавая карты - на раздевание - ночь надо мной смеётся:
в моих стихах не хватает концепции повествования
и эмоций...
Бьётся
бабочкой по стеклу - сердце о шёпот "Где же ты?",
эта картёжница скоро оставит меня
совсем без одежды
между
пропастью пары бессвязных строк
и стоном протяжным: "Где же ты..?"
В моей любви недостаточно логики притяжения
и надежды...

Но! - когда я ложусь щекой на твоё плечо -
(этот клочок
цензура рассвета вычеркнет) - становлюсь
близорука - не вижу дальше дыхания -
плюс
готова к безумствам - голову очертя:
вся моя дальновидность летит к чертям.
Тост за последний кон - остаюсь в дураках -
в стакане - яд? -
Остатки вина и сна мы поделим поровну
со стрелочным скрипом-скрежетом
и криком звериным: "где же ты?!"
Ночь длинна. (Ночь до дна!)
Когда ты смотришь куда-то (в сторону?! - ах!
светает),
во мне не хватает
самой меня.


* * *

иссушен, выдублен и скукожен
стоп-кадр сегодняшнего заката...
сыграй на этой гусиной коже
своё хвалёное пиццикато

и - что там, чёрт побери, умеешь -
уместное в этот (почти что важный!)
момент, когда становлюсь умнее,
смелей, покладистей, может даже

добрее - горстями сгребая простынь,
подушку стискивая зубами...
когда спасительный холод "Holstein"
сдирает с глотки уже на память -

на "пять" заученное послесловье
и послевкусье боёв без правил,
которые страшно назвать любовью
на ринге влажного одеяла

за тысячу миль от родины: терра
инкогнита - будущее у действа
сего. с надоевшего "тильзетера"
выбор падает на "адыгейский" -

чуть пресноватый, солоноватый,
неутешительный на голодный
желудок - жуёшь как комочек ваты...
ты только не дай мне заснуть сегодня.

а завтра буду выделывать петли -
ТУ приземлится в Москве к закату...
сыграй уже, ну чего ты медлишь?! -
своё хвалёное пиццикато!..


* * *

не отступить. не сдаться.
избежать святотатства.
не применять насилия -
оставаясь пассивными
богоугодными тварями,
даже не переговариваясь,
вдумчиво, втихомолку
ищем в стогу иголку
Смысла. и весь секрет
в том, что иголки нет.


* * *

Остепениться, не остервенев.
Пилить свой маникюр и парить репу.
Наклоном лба не выдать близость к Небу.
Сославшись на больной тройничный нерв,

Смягчить отказ на приглашенье в жёны.
Потеря девственности - есть потеря детства...
Встав пополудни, позабыв одеться,
По комнатам слоняться обнажённой.

Зачерпывать то Маркеса, то Сартра
Под размышленья: "Быть или влюбиться?..."
Стихи, как вариант самоубийства
Вновь отложить в неотвратимость завтра.


ЗИМА В ДЕРЕВНЕ

нынче не выживешь, не приняв
двести на грудь. двоякую
мысль "быть - не быть" отогнав со сна
как надоедливую собаку;

нынче не выживешь, не признав
малость свою и вольность.
сердце - как вынужденный астронавт
- в вакууме освоилось.
....................................
а вокруг на вёрсты и на века -
под высоким небом - снега, снега...


* * *

Плюс один на мой счёт. Зеркала не врут:
не румяней всех, но милее многих.
По утрам не продумываю маршрут,
это значит - кормят пока не ноги,

и не то, что между (твою Москву
не смутит и большее неприличье...),
только вот - скелетов в моём шкафу
накопилось - некуда сунуть лифчик!

Ложный стыд отброшен. Не так глупа
чтоб ума палату себе позволить;
и растёт ударная сила лба,
но цинизм крепчает, слабеет - воля.

Мой суровый день в сантиментах скуп:
в парикмахерской, в тамбуре и в столовой
сочиняю, прикидывая в мозгу
весовые доли под каждым словом.

В той крови, что в венах моих течёт
молока всё меньше, но ты не бойся:
это просто - плюс один на мой счёт.
Итого двадцать восемь. Пока - в мою пользу.


* * *

подержи меня за руку, я не стану
требовать большего, просто ветер
сегодня лютует на этой планете,
сор выметая - и вой гортанный
по позвонкам пробегает током.
как же ты можешь дышать так ровно?..
я заползаю в угол, мне снова
холодно... только бы выжить - только
зацепиться за что-то твёрже
облака никотина в лёгких.
мне мерещится запах хлорки
всюду, где нет тебя. но я тоже
не из тех, кто даёт обеты.
сползающее одеяло рассвета
встряхивает лютый дворник ветер,
выметая меня с планеты...

удержи мою руку...


* * *

сахарной пудрой снег ложится на куличи,
облака тяжелы как сугробы на сердце.
предпасхальный апрель
потерял от неба ключи
и бродит по подворотням седой собакой -
надо же как-то греться...
амур за неимением стрел
втыкает прямо под рёбра лыжную палку.
жми на газ -
едем к югу, на сколько хватит бензина -
ещё полбака -
дотянем как раз
до границы вчерашнего сна,
а там таможенники рассудка бессильны.
я так люблю неуютность кожаных кресел,
давай ещё полежим в этом кювете!
...зачем мне знать,
куда ты отправишься на рассвете?
Христос Воскресе, радость моя,
Христос Воскресе...


КАК ЭТО БЫЛО

...мама, расскажи мне о нашем папе -
шёл ли он за тобой будто зверь на запах,
был ли он нежен, когда забирался между
ног твоих худеньких, стаскивая одежду?

...папа, расскажи мне о нашей маме -
как она называла тебя ночами,
что она прокричала в самом начале
мая, когда вы, не зная того, зачали

дочь.., и - если уж быть до конца честным -
как, когда и куда это всё исчезло???


* * *

...ни дядьки в Киеве, ни бузины в огороде;
я научилась - о том, что не я, но - вроде:
зачем подставлять лицо, когда бьют по морде?
строка усложняет форму - в угоду моде,

дожди увлажняют почву - взойдут посевы,
во ржи будут новые пропасти - только все мы
туда не поместимся (даже бочком, присев), и
я покупаю билетик на рейс эс-севен,

за облаком исчезаю, за горизонтом,
настигни - птенцом курсора - взрыхли высоты!

я снова глотаю драже твоих нот, а ты
спотыкаешься на моих запятых
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
упал?;)


* * *

"...И нет ничего, чтобы просто заснуть,
и нет никого, кто способен нажать на курок..."
А.Башлачев


...извечная горошина,
что под матрас подложена,
бока намяла - боже мой! -
ни сдохнуть, ни заснуть:
калачиком скукоженым,
беременным зародышем
лежишь - буравишь прошлое,
и кровь в голубизну
просвечивает кожу, но
с принцессой мало общего:
и рожа не ухожена,
и кормят не мороженым,
и собранная пошлина -
долги да пятаки
былых надежд - пригоршнями...
и всё, что есть роскошного -
пыль на давно заброшенных
черновиках тоски,
а завтра - день, взъерошенный
похожими прохожими,
и - ничего хорошего...
да сколько нас - таких!..


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ-2

чем я так оскорбила тебя, Создатель?
если лишаюсь права привстать с кровати,
вымолвить слово, сделать глоток и просто
выдохнуть из груди раскалённый воздух...
может ли эта агония адской боли,
тело с души сдирающая, всего лишь
быть абонентской платой за блага пола
женского?


* * *

Город, как битва полов и пыли,
город, как эссе - о том, что было.
Город мой - с голодом вставший вровень -
впрыскивает никотина в кофе,
выпитый мной на пустой желудок.
Я - обезжиренный корм маршруток -
я - пассажир прикроватного судна,
с вечной надеждой свалить отсюда

(той, кого ночью крошит и ест
Червь, или Страх перемены мест),
одолевающей с новой силой
каждое утро. Я НЕ просила
Вас об услуге украсить быт:
сердце ещё болит. -
Просит пока не впускать никого.
(Несовместимость руки с рукавом...)
Плов разогрет, а вино остужено.
Шли бы Вы к дьяволу с этим ужином!!!
Совокупленья на дне тарелки -
частые выдохи, вдохи редкие.

Ритмы с калориями не изменятся:
сердце моё - ветряная мельница
двадцать седьмую весну без малого
месяцы, месяцы перемалывает,
сыплет мукУ - или мУку - сутки,
с вечной надеждой свалить отсюда -
ДАЛЬШЕ, чем лишь за пределы центра -
рваться, вываливаться из плаценты
знаковых мест и знакомых парков,
где даже в плюс 35 не жарко,
так как твой пыл остужают люди
города, где ничего не будет!

Города, где всегда знаешь заранее,
всю очерёдность картин на экране
Неба - панели на жидких кристаллах.
В городе этом давно перестала
видеться в людях и куклах разница.
И понедельник кончается в пятницу.
Хочется вырвать из горла кадык,
чтобы уже не хотелось воды,
чтобы не рвался простуженный крик
за материк
города, где я швыряю посуду
в стены - в надежде - свалить отсюда...


* * *

Доброе утро маленькой сонной феи:
на полу - финал последнего дня Помпеи,
люстра глядит с укором подбитым глазом,
невозмутимым подобием водолаза

всплываю - с глубинных вод не своей постели.
Признаки жизни в несладко сопящем теле
не совпадают с мечтой о прекрасном принце.
Впрочем, можно дать ему шанс. Побриться.

О, щедрость женского сердца! Гораздо хуже -
не знать, какого черта мне это нужно.

Осень стучится в окна - вот-вот укусит.
С немилосердным рвением первокурсниц
я постигаю эти мужские игры
для взрослых девочек. В дебрях чужой квартиры

листаю Станислава (дал же бог имечко!) Лема.
Курю натощак. Решаю в уме дилемму:
готовить завтрак? или смываться сразу?
Чертить на зеркале остроумную фразу -
помады жаль - на циничные части речи.

Доброе утро, жизнь! Я иду навстречу.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Ирина Парусникова

Родилась весной 1979 в городе (Раменское), детство прошло в вишнях, сливах и яблонях. Более двух лет проработала учителем английского языка. В настоящее время работаю в сфере информационных тех�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

СТИХИ (Поэзия), 60
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru