Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Александр Бронский

г. Зеленогорск

ТЕОРИЯ КАТАСТРОФ

Рассказ

Ночь кружила вокруг работающих фонарей мошкой, наподобие спутников Сатурна. Она кружила по кромке, отделявшей последние волны света от ночи. Ее опухшее от долгого пьянства лицо будто потеряло глаза, даже цвет белков которых было невозможно определить. Ночь обладала кровяным давлением и аортой – рекой, текущей вспять всем нам и напрямую к нашему кладбищу. Вода разрывала устье, пытаясь устроить кровоизлияние. Это было давление ночи, такое, как сто двадцать на восемьдесят.

У нее был пакет и маленькая садовая лопатка. Она выкапывала из городской клумбы цветок, прятала его в пакет, делала круг, возвращаясь к клумбе, откапывала цветок, думая, что это другая клумба и другой цветок. Круги ночи были для нее прямой дорогой.

Он сидел на скамейке в тени разросшейся сирени. Ночью тоже бывает тень.

Она сказала «отдыхаем» не ему, хотя увидела его и так сказала. Тогда он заметил ее шаткую спешащую без цели походку – пьяную. Заметил шорты выше колен, тощие ровные ноги, будто вычерченные циркулем. Он отпустил ее вперед. Он не сомневался в намерениях. Он уже все знал.

На чуть согнутых ногах она выкапывала цветок из клумбы. Он сидел на лавке и смотрел на ее зад. Которого не было, и смотреть было не на что: казалось, что выпирали кости. Он удивился, что ноги у нее такие ровные. Он подумал: будь она пополнее, то ноги были у нее были бы лучшие из тех, что он когда-нибудь видел вживую. Все виденные ляжки и икры по ящику были для него частями не успевших окоченеть трупов. Тут он понял, что не испытывает к ней никакого влечения. «Придется на ручном управлении», - подумал он.

Она подошла к нему. Это была ее четвертая большая ошибка в жизни. Третья случилась несколько лет назад – она недолго жила с алкашом.

– Не пришли еще мужики?

– Садись, – он кивнул на скамейку.

– А у тебя есть?

– Если хочешь, будет через пятнадцать минут.

– Давай.

– Где сейчас продают, знаешь?

Она кивнула.

– Пошли со мной.

У магазина он спросил, что она хочет, и велел ждать у входа.

– Бутылку… – и после паузы, – закусить.

– Большой пакет, литр минералки, – он говорил, скучая, – батон длинный, презервативы, – он похлопал по карманам, – пачку сигарет, – он прошелся вдоль прилавков, – вот этот длинный кусок сливочного масла. – После паузы: – и освежитель дыхания.

Продавщице было от силы лет двадцать. Он посмотрел в ее большие черные глаза и подумал, что мог быть счастлив с такой женщиной. Прежде он никогда ни о ком так не думал…

Он удивился, когда увидел, что она все еще ждет. Кивнул ей, она пошла за ним. В самом черном ломте ночи он сел на лавку. Она села рядом и потянулась к пакету. Он отодвинул его и сел вплотную к ней.

– Поговорим.

– Дай выпить.

– Сначала поговорим.

– Ты чего? – он сжал ее в объятьях.

От нее пахло, и он пожалел, что не достал заранее освежитель.

– Потом выпьем. Вдруг ты потом откажешься?

Она перестала сопротивляться.

– Давай только быстро.

– Спускай шорты, вставай на колени. Не двигайся.

Перед ним была ее высохшая задница и ему стало противно. Он достал длинный, холодный, покрытый каплями холодного пота прямоугольник сливочного масла.

– А ну нагнись!

– Эй!

Она хотела рыпнуться, но он схватил ее за волосы, вжал всей массой тела в скамейку и почувствовал хруст в ее теле. Она заскулила.

– Больше не буду повторять, – он выпустил ее. – Жду.

– Она сделала, что он говорил.

– Так-то.

Он развернул упаковку масла и стал водить им по ее телу, будто пытаясь ластиком стереть с нее свое отвращение. Масло таяло, стекало на шорты. В ее масляной коже вдруг отразился свет, неизвестно откуда взявшийся. Он выбросил масло, надел презерватив и плавно накрыл ее, ничего не чувствуя, только слышал, как она скулит. Ему не доставляли удовольствия ее страдания. Ему не было жалко ее.

Он вложил ей в руку две бумажки по сто рублей, в которые завернул использованный презерватив.

– Иди купи себе бутылку.

Она оделась, открыла пакет, порыскала там, замахнулась было им, но он ее скрутил, повалил на асфальт. Она начала орать. Вырвав из пакета батон, он заткнул им ее рот.

– Я сейчас твою башку пару раз стукну об асфальт, больше никогда не очнешься. – Она еще сильнее задергалась. – Могу тебе шею скрутить. – Она пыталась лягаться, пыталась визжать, все было бесполезно. – Заткнись, тогда все будет хорошо. – Она остыла, но только потому, что у нее не осталось сил. – Сейчас я тебя отпущу. Ты будешь молчать. Я уйду. Ты будешь молчать. Подберешь деньги и купишь себе бутылку.

Он встал и ушел. Она лежала на асфальте и молчала…

…Ее второй ошибке было шесть лет. Она была мальчиком с ровными тощими ногами и большими черными глазами.

Ее первой ошибкой был тот момент, когда сперматозоид слился с яйцеклеткой и образовавшийся мутант был выброшен в день из ночи примерно через девять месяцев. Теперь этот выросший мутант молча лежал на асфальте…

…Ему пришлось снова зайти в тот же магазин и купить пачку сигарет, предыдущую он оставил в брошенном у скамейки пакете. Продавщица с черными глазами его узнала, но совсем не удивилась такому флэшбэку.

Затем он ушел.

Это было в ночь с восьмого на девятое августа две тысячи восьмого года.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Александр Бронский

Родился в 1986 в г. Зеленогорске Красноярского края. Студент. Финалист в номинации «Проза» Илья-Премии 2006 года. ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

СПАСЕНИЕ ЖОРЫ (Проза), 92
ПОКАЗАНИЯ. (Юмор), 79
СОТНИ ВИДОВ ИСКУССТВ... (Проза), 76
ТЕОРИЯ КАТАСТРОФ. (Проза), 73
КАН, БАРГА, КРАСНОЯРСК. (Проза), 72
ЖАЛОБА И ПРИВЫЧКА. (Публицистика), 69
ВАЛЕНТИНА. (Проза), 68
ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ И АЛЕКСАНДР РЬВОВИЧ. (Юмор), 68
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru