Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Борис Верховцев

г.Харьков

«В УЮТНОМ СТАРЕНЬКОМ ХЛЕВУ…»

НИКТО НЕ ЗАБЫТ

С палочкой древней, на ногу хромая,
В сером костюме, пиджак в орденах,
Шёл ветеран на 9-е Мая,
Шёл, вспоминая о тяжких боях.

В мыслях о прошлом, о крови и стонах,
Смерти друзей у порогов Днепра,
И не заметил, как свора в погонах
Вышла навстречу ему со двора.

Плотно прикрытый отрядом ОМОНа,
Главный вопросы ему задаёт:
"Где проживаете? Что за персона?
Властью довольны? Хватает ли льгот?"

"Здесь проживаю. В картонной коробке.
Можно в могилу без имени класть...
Чтоб вы сгорели все в огненной топке!
Жалкие льготы. Продажная власть".

Глянули строго на деда ребята,
Дружно стволы навели на висок,
И потащили героя-солдата
Волоком грубым в ближайший лесок.

Там ветеран - такова разнарядка,
Тихо и гордо повис на сосне...
Правильно сделали стражи порядка:
Мы несогласных не терпим в стране.


ДУЭЛЬ

Приснился сон: бегу я лесом,
Движенья быстры и легки,
На встречу Пушкина с Дантесом,
У Чёрной питерской реки.

Чтоб эту глупую затею
Замять надёжно на корню:
Я обязательно успею,
Я жизнь поэту сохраню.

Дантес с него не сводит взора
И шубу сбрасывает с плеч...
Держись, Сергеич, буду скоро!
Попробуй гадину отвлечь!

И вот когда француз-повеса
В карман за пулями полез,
Я с шумом выскочил из леса,
В испуге дёрнулся Дантес.

А Пушкин стрельнул... Ай да Пушкин!
Нажал с улыбкой на курок –
И честь сберёг своей подружки,
Себе же – молодость сберёг.

Ещё дымилась сигарета,
Дрожа в дантесовых губах,
А нас несла уже карета
К мускатам в винных погребах

А после - бал! Народу - тыщи!
Взрывалось множество петард,
Он называл меня "дружище",
И дал потрогать бакенбард.

К рассвету нас уже качало,
Он мне сказал: "Благодарю"
И разошлись мы у причала –
Я - на работу, он - к царю.


ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Однажды философ Сенека
Убил топором человека:
Не то бедуина,
Не то армянина,
А может и древнего грека.

Стоял, наблюдая, Сенека,
Как силы теряет калека:
Тот ползал по скалам
С предсмертным оскалом
И спрашивал: "Где здесь аптека?"

И тут же ответил философ
На множество важных вопросов:
Что плоть некрепка,
Что жизнь коротка,
И всяких полна перекосов.


РЕВНОСТЬ

Звеня гитарой шестиструнной,
Наполнив криком водоём,
Он пел романсы деве юной
О светлом будущем вдвоём.

Она рукой воды касалась,
Чуть-чуть зардевшись от стыда,
Ей в ту минуту показалось,
Что так и быть должно всегда.

Но правда - вещь такого свойства,
Легко всплывает, будь готов!
Жена - расплата за геройство,
С ухмылкой вышла из кустов.

И гриф гитары шестиструнной
Пронзил несчастного стрелой...
. . . . . . . . . . . . . . .
Не обещайте деве юной,
Когда живёте с пожилой.


КРИТИКА СВЕРХУ

Что ж вам, милые, неймётся -
Отовсюду шум да вой...
Сделал небо, сделал солнце,
Крышу дал над головой.

Создал воду, атмосферу,
Плодородный чернозём,
Обратить пытался в веру-
Всё равно во тьму ползём!

Намекал войной, торнадо,
Напускал на землю дрожь,
Дескать, хватит там, не надо,
Побесились и хорош...

Столько лет я вами правил,
А итог - бардак везде?!
Закрывай программу, Павел,
Мы летим к другой звезде.


НЛО

Мне всегда по жизни не везло,
А вчера - и вовсе беспредел:
На меня упало НЛО,
Так что я и пикнуть не успел.

Нет чтоб там кирпич или помёт,
Фикус там, с горшочком или без -
Тяжеленный круглый звездолёт
На меня обрушился с небес.

Закипела злость - не передашь,
Это ж надо, давят как крольчат!
Выскочил зелёный экипаж,
Что-то мне по-своему ворчат.

Самый крупный глянул так сычом,
И кричит: "КукАра пургурУ!"
Вдруг впендячит лазерным лучом!?
Я потом костей не соберу...

Улыбаюсь, дескать, ерунда,
Извините, если с курса сбил,
Очень ваша нравится звезда,
Только вот название забыл.

Вроде стихли, взял-таки на понт...
"Дружба, - говорю - Альдебаран!
Если вам необходим ремонт-
Пригласим бригаду молдаван!"

Пошептались все по сторонам,
Плюнули какой-то кислотой,
Типа, братья, что же делать нам
С этой беззащитной гопотой?

Кто-то там на кнопочку нажал,
И исчезли твари в вышине...
Так увязнуть миру я не дал
В первой галлактической войне.


РАЗГОВОР С НАЧАЛЬНИКОМ

Конечно. Да. Естественно. Ну что Вы!
Всё сделаем. Запомнил. Передам.
Да, записал. Расчёты? Да, готовы.
Конечно, Вы. Конечно, только Вам!

Стараемся. Успеем. Безусловно.
Нам - премию? За наши-то грехи??
И что сказала Клавдия Петровна?
Прекрасно... В смысле - дура. Хи-хи-хи.

Не сомневайтесь. Выполню. Так точно.
Работаю как вол - не сплю, не ем.
Но если надо - мог бы сверхурочно...
Когда? В субботу утром? Без проблем.

Не затруднит. Да, доложу попозже.
Нисколечко! Совсем наоборот!
Я тоже рад! Спасибо! Вам того же!
(кладёт трубку)
Иди ты в ж..пу, старый идиот...


ОТЧЕГО ПОЭТУ ЖИТЬ ТЯЖЕЛО

Отчего поэту жить тяжело?
А поэту тяжело оттого,
Что, чего б ему на ум ни взбрело -
Всё написано уже до него.

В муках создан древнерусский сюжет-
Вот уж критики от злости сгорят!
Отправляет. Получает ответ:
"Извините, не пойдёт. Плагиат.

Стих неплох, но глуповат и бескрыл,
И со временем, увы, не в ладу:
Эту тему ещё Нестор раскрыл
В однатысячастотретьем году".

Но сдаваться наш поэт не привык,
И опять его выводит перо
Про природу, про рассвет, про родник,
Про сочувствие, про мир и добро.

Отсылает. Отвечают: "Ну что ж...
Тут стилистика - классический Фет.
И к тому же - не поймёт молодёжь.
И к тому же - проблематики нет".

"Проблематики хотите? Ну-ну!" -
Распаляется несчастный пиит,
Две поэмы выдаёт про войну,
И одну - про резистентный рахит.

Отвечают: "Оплошали и тут...
Слог, конечно, интересный, живой,
Но напомнил чем-то пушкинский труд
Про полтавский замечательный бой".

А поэт, похоже - крепкий орех,
Ты на психику его не дави!
Сочиняет, предвкушая успех,
О святой и бесконечной любви.

Но и с этим - от ворот - поворот:
"Узко смотрите, товарищ, на мир!
Вам любовью не растрогать народ-
Здесь прошёл уже великий Шекспир!"

Проклинает, седовласый как лунь,
Рифмоплёт свои унылые дни:
Всё пропахано, куда ты ни плюнь,
Всё изъезжено, куда ты ни ткни...

Всё охвачено настолько давно,
Что хоть вешайся на первом столбе,
И поэту остаётся одно:
Сочинять об уникальном себе...


ИДЕАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Идеальный человек хорошо воспитан,
Лёгок, строен и силён, времени под стать,
Верен делу и семье, сдержан и начитан,
И за родину готов жизнь свою отдать.

Образован, закалён, чист и аккуратен,
Не затронут ни на миг стрессами извне,
Он, короче говоря, мне во всём обратен,
И поэтому слегка неприятен мне.


ХЛЕВ

В уютном стареньком хлеву
В ладу друг с другом звери жили,
Кто кушал мясо, кто траву,
Короче - то, что положили.
 
А кто кладёт - никто не знал,
Ведь дверь всегда была закрыта,
Народ чуть свет глаза продрал -
А тут уж полное корыто.

И вот однажды старый лев
Сказал: "Друзья, так жить негоже...
Я буду строить новый хлев,
Здесь каждый день одно и то же!

Медведь храпит, лиса хитрит, 
Жирафа мне не симпатична,
У зайца вечный гайморит,
Верблюд харкается публично.

Силком, конечно, не тяну -
В таких делах нужна сердечность....
Но кто за новую страну -
Прошу поднять свою конечность".

И загалдел звериный хор:
"А лев не глуп!", "Мы с вами, лёва!"
"Вот это дельный разговор!"
"Вот это да!", "Вот это клёво!"

"Куда угодно я пойду!"
"Вперёд, даёшь культуру быта!"
"Долой дурацкую еду!!"
"Прощай, постылое корыто!!!"

И вот, кудахча и рыча,
Свой кров ломают хладнокровно:
Гремят обломки кирпича...
Летят раздробленные брёвна...

На волю выбралось зверьё,
Процесс был скор и тривиален,
И каждый новое жильё
Собрался строить из развалин.

Но жизни фарс, увы, таков,
Что, оказавшись в чаще леса,
Никто в строительстве домов
Не смыслил ровно ни бельмеса.

Медведь свалил одну сосну,
А муравей принёс травинку,
Ежата - ягодку одну,
Бельчонок - шишки половинку.

Сидят и пялятся на льва:
"Мы ждём приказа, повелитель!"
"А вы подумали сперва,
Ломая прежнюю обитель?"

"Но ты ведь сам сказал о том, -
Енот промямлил осторожно -
"Что надо строить новый дом...
Что жить так дальше невозможно..."

"Сказал, не спорю, ну так что ж?
А у кого, скажи на милость,
Имелся план или чертёж,
Чтоб сказка былью обратилась?

Купив свободу за пятак,
Сыграл я, братцы, против правил:
Я тоже строить не мастак.
Я ухожу. Я вас подставил.

Я - царь зверей, не пропаду,
А если вдруг дойду до точки,
Вас обязательно найду
И всех сожру поодиночке".

Дрожат зверюшки по холмам...
Тревожна каждая минута...
Не знаю, граждане, как вам,
А мне их жалко почему-то.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Борис Верховцев

Родился в 1976 г. в Харькове. Поэт, музыкант. Приверженец т.н. "иронического примитивизма", склонен к (само-) критике, (само-)иронии, и вечному поиску позитива. Публиковался в "Альманахе ненормативн...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

В УЮТНОМ СТАРЕНЬКОМ ХЛЕВУ… (Юмор), 74
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru