Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Михаил Поздеев

г. Ижевск

НОЧНАЯ БАБОЧКА

Рассказ

…До шести я провалялась на диване, читая задрипанный номер «Космополитэна». Зазвонил телефон, по мелодии я сразу поняла кто мне звонит – работодательница моя. Последовал традиционный обмен приветствиями и выяснилось, что мне нужно идти, хотя у меня был выходной, и я хотела элементарно отдохнуть. У этой дуры Светки приболел ребенок, а мне теперь из-за неё придется тащиться на работу. Экранчик телефона погас, а он у меня красивенький такой – раскладушечка, – сама купила. Встала с дивана, поплелась в душ. После мытья высушила перед зеркалом волосы, надела свое кружевное черное белье – специально для работы.

Вспоминаю, что скоро мать должна придти с работы – торгует газетами в ларьке, раньше работала на заводе – сократили. Сама закончила 11 классов, потом ПТУ, на заводе год проработала - ушла… Молодая, красивая, да и перспектив там никаких. С 7 часов вечера и до утра обычно работаю, иногда и целый день – от клиентов все зависит. Живем мы в однокомнатной квартире, которую мать получила от завода. Отца – азера я совсем не помню, мать рассказывала, что он к себе в аул уехал после рождения моего младшего брата. В выходной ухожу к подружке или шатаюсь по магазинам, в нашей задрипанной однушке делать абсолютно нечего.

И вот я надеваю джинсы, блузочку, туфельки на каблуке, подвожу глаза и ухожу. Стоят последние теплые вечера, кончается август, скоро начнется осень, а потом зима, во дворе слышен пьяный смех, громкие голоса - на скамейке перед подъездом сидит брат со своими дружками, лузгают семечки, у ног стоит недопитая мятая полторашка, курят – пространство около скамейки густо завалено окурками и плевками.

- Слушай Юль, дело есть! – подозвал меня к себе братец.

- Тебе надо – ты и подходи! – ответила я ему.

Что-то пробурчав под нос, брат сползает со скамейки и движется по направлению ко мне. Подходит ко мне, ну теперь я точно знаю, что ему надо - деньги, а что еще. Сам голову опустил, вид несчастный сделал и начал…

- У тебя есть хотя бы сто рублей, мне работу один знакомый на следующей неделе обещал…

И своими грязными пальцами хватает меня за блузочку. От братца пахнет смесью дешевого пива, сигарет и семечек – противно. Все-таки жалко мне его – непутевый – училище закончил, в армия из-за почек не взяли, нигде не работает – говорит что платят везде мало, а работа тяжелая. А как он хотел? Проще денег у матери или у меня взять. Одно время, конечно, мы ему ничего не давали – так он с другом Славиком стал у школьников сотовые телефоны обманом вытягивать – подойдут, позвонить попросят и бежать – в конце концов оба были задержаны, был суд – дали условно. Услуги адвоката я оплатила – а кто же еще? Рассуждаю – пусть берет деньги – по крайней мере, никого не изобьет и не ограбит, а то с его условной судимостью до зоны полшага.

Достаю из сумочки кошелек, вытаскиваю банкноту, брат её хватает и тут же расплывается в довольной улыбке.

- Я отдам, на следующей неделе обязон, я отвечаю! – говорит братец и спешит к компании своих дружков.

Естественно он не отдаст, я эти обещания уже полгода слышу, да и ладно. К полуночи обожрутся пивом, обоссут детскую площадку, подерутся или отпинают толпой кого-нибудь, потом братец припрется домой, поругается с матерью, затем завалится дрыхнуть до полудня. Мать давно знает чем я занимаюсь, уже не орет, привыкла, лишь постоянно что-то зудит под нос типа воспитала шлюху, а мне все равно. Братцу вообще наплевать – хотя он периодически пытается меня в этом обвинить – тогда я вспоминаю про суд и адвоката, и он сразу затыкается. Да вообще они оба и наша убогая квартирка меня давно достали. Выбираюсь на проспект – смотрю время на телефончике, хозяйка через пятнадцать минут обещала прислать машину.

На проспекте весело – люди ходят взад-вперед, сигналят машины, ярко светятся витрины разнообразных магазинов, захожу в аптеку – очереди к счастью нет – покупаю презервативы, выхожу снова на проспект, покупаю в ларьке пачку сигарет. С удовольствием затягиваюсь, жду. Стараюсь ни о чем не думать. Рядом со мной целуется парочка влюбленных – мальчик лет 18 и девочка примерно такого же возраста – счастливые. У меня тоже была любовь, я тогда в техникуме училась – познакомилась тогда я с профессорским сынком – пришли тогда к знакомым парням во дворик пивка попить, а там он – тихий такой, стесняется – оказалось, его Димон привел – они в одном лицее с ним учились. Ну я и спросила его имя – Владислав, поговорили, он с пива захмелел тогда – говорил о политике со мной, я слушала, дала ему свой номер телефона – домашнего, сотового тогда у меня еще не было.

Он мне на следующий день позвонил – стали вместе гулять, в кино ходили, а он меня домой однажды пригласил – с родителями познакомить – посидели тогда на кухне чаю попили с печеньем. Папаша у него интересным типом оказался – все говорит и говорит, рассказывает, профессор. Мать у него профессорша – смотрит так строго на меня и спрашивает о матери, об отце. Отвечаю: мать работает на заводе, а отца нет – а она покраснела и так злобно смотрит на меня. Ну, посидели, да и разошлись, он меня в тот день и до дома не проводил, потом звонил, сказал, что между нами все кончено, и что мама не разрешает ему со мной встречаться! Всю ночь тогда проревела, потом успокоилась, да и забыла почти о нем, только иногда о нем вспоминаю.

К бордюру подъезжает машина, та самая – зеленая десятка, останавливается, сигналит. Докуриваю сигарету и спешу к машине. Открываю заднюю дверь сажусь, за рулем сегодня наш водитель Славик, муж хозяйки салона. На переднем сидении сидит жирная Машка, сзади Оксанка и одна незнакомая девица – совсем еще молоденькая, волосы светлые, собраны в хвостик. Протягиваю ей руку, представляюсь – Лена, девушка произносит своё имя – Лола. (Лена – моё «рабочее» имя, для клиентов я Лена, а для остальных Юля. Машка – для клиентов Марина, Оксанка – Яна). Больше никаких вопросов не задаю, потом пообщаемся. Интересно она раньше в каком салоне работала или это у неё первый салон. Слишком спокойна для первого вызова – я например этот день никогда не забуду, вся изнервничалась тогда.

Славик перезванивает клиенту, говорит, что подъедем через 15 минут. Машина трогается в путь – едем на квартиру, в центр. Стоим в пробке, новенькая девушка смотрит в окно, хотя и видно плохо – стекла сзади сильно затонированы, Машка рассказывает про своего трехлетнего сынишку – каждую неделю к нему в деревню ездит, привозит матери деньги, одежду для ребенка, говорит какой он активный, говорит уже бойко, слова подбирает, хвастается, что ему купила. Оксанка кивает головой, спрашивает про малыша – тоже дура хочет ребенка – мужа у неё нет, есть какой-то женатый мужик. Я ей говорю что для ребенку без отца плохо, все равно отец, в особенности пацану нужен. Я им себя в пример привожу, а эти и слушать не хотят. Машка орет: «Я сама ребенку дам больше, чем отец, сама родила, сама и воспитаю!» Неизвестно, что она из него воспитает, родила по малолетке от наркомана какого – то, которого посадили потом, жди, что из такого детеныша вырастет в дальнейшем! – думаю я. Вспоминается еще школьная пословица «От осины не родятся апельсины!», отец ребенка должен быть приличным человеком – не зэком, не нариком, не алкашом…

Совсем отвлеклась - потихоньку продвигаемся к светофору, пробка становится все короче и короче, обращаюсь к новенькой:

- Сколько тебе лет?

- 18 исполнилось месяц назад!

- Откуда приехала?

- Из Курска!

- А какими судьбами тебя сюда занесло?

- У отчима родня здесь живет, вот я и приехала подзаработать, квартиру здесь снимаю, хочу еще одну девушку к себе подселить, чтоб подешевле да и повеселее было.

Спрашивает откуда я приехала, я отвечаю, что из города и Оксанка тоже. В салоне мы – Машка, Оксанка и я – работаем постоянно, уже три года, хозяйка не меняет номера телефонов и название салона (видно, «крыша» у неё хорошая, хотя я эту «крышу» ни разу не видела и на субботники к ним никто не ездит, а хозяйка ничего нам про это и не рассказывает), девки зато постоянно меняются – хозяйка в основном за наркоту выгоняет, кто-то сами уходят. У нас правило – месяц отрабатываешь и свободна, пару девиц клиенты выкупили, а сумму выкупа я не знаю, да и хозяйка Татьяна не особо об этом говорит. Меня год назад тоже клиент замуж звал, я отработала – ушла к нему - пользовался мной бесплатно месяц, я ему и готовила, и стирала, убиралась у него в квартире – оказалось, что у него жена есть, но она в командировке, попользовался, а потом на улицу выставил – обратно вернулась к Тане.

Славику звонит хозяйка – он записывает в блокнот, прикрепленный на панели очередной адрес и номер клиента. Наконец-то автомобиль тронулся со светофора, мы проезжает дальше, заворачивает во дворы, водитель находит тот самый дом – обычная серая пятиэтажка, останавливается у двора. Перезванивает клиенту – тот отвечает, что выйдет через пять минут. Сидим ждем, Машка рассказывает какой-то пошлый анекдот, ржем!

Наконец появляется клиент – полненький такой мужичок, среднего роста, лысенький, в очках – небось, жена с детьми на даче, а он решил поразвлечься. Выходим из машины на «показ», вначале вылазит Машка, потом новенькая, Я, Оксанка. Этот фрукт нас высокомерно рассматривает, тычет пальцем на новенькую, вытаскивает деньги, брезгливо их протягивает девушке, она отдает их водителю. Славик переспрашивает:

– На два часа?

Мужик отвечает:

– Да!

Подходят к двери – клиент открывает домофонную дверь ключом и они растворяются в глубинах подъезда под противный писк домофона. Теперь нас в машине трое, не считая конечно Славика.

- Слав, а теперь куда? – спрашивает его Машка.

- В сауну едем, двух девушек заказывали, сейчас я Тане перезвоню, скажу, что через двадцать минут подъедем.

- А где эта сауна? – интересуюсь.

- Да за городом, «Отдых» называется, были же там и много раз!

- А понятно! Ясно! – говорю я.

Хотя там не только сауна, а еще и бар, караоке и мини-гостиница, сауна так между нами – если и вызывают девочек, то обычно в сауну, а в этой гостинице я ни разу и не была.

– Девочки, может, покурим? - предлагает Оксанка.

Достаем каждая свои сигареты, закуриваем, я чуть отпускаю стекло в машине. Мы несемся по ночному городу – нас обгоняют иномарки, перед моим взором проскакивают низкие двухэтажные кирпичные домики. В эту сауну ездим уже много раз, у Тани договоренность с хозяевами и если отдыхающим понадобится девушка, то мы тут как тут. Не люблю туда ездить – у меня от жара начинает голова болеть, да и мужики пьяные.

Выезжаем за город, на трассе торчат плечевые – плохо одетые, забитые какие-то. Брррр – противно. Да и жалко их бывает – посадят в машину, по кругу пустят, денег не дадут, изобьют и из машины еще вдобавок на полном ходу выкинут.

- Слышь Юльк! – прерывает мои размышления Оксанка, – знаешь, что Алинку из салона выгнали?

- Нет!

- Вот балда, два дня не работала, а у нас тут столько всего произошло… - влазит в разговор Машка. – её Татьяна за наркоту выгнала, герычем кололась уже пару месяцев, плотненько так подсела. А то я смотрю – бледная какая-то стала, похудела, ныла что денег у неё нет…

- Ага, – говорю я, – теперь поняла.

- Слушайте, девчонки – вмешивается Славик. - Я вот вообще всю эту наркоту не понимаю, хоть убей. Курил по малолетке шмаль с пацанами в технаре, особого кайфа не словил – ржал тупо как дебил, «белым» разок проставился – так было плохо – думал, сдохну, кишки наизнанку выворачивало, весь подъезд облевал.

Славик закуривает и продолжает.

– По мне, например, пивка там, водочки с пацанами с закусочкой, в баньку сходить расслабиться.

Оксанка вздыхает, Машка тянется своим накрашенные красным ногтем к магнитоле, хочет поискать другую радиоволну, а то прогоняют рекламные блоки. Я вспоминаю, что в прошлый раз Славик говорил все то же самое.

- А мне Алинку не сколько не жаль, – выдаю я. – Сама виновата!

- Жестокие вы, уйду я от вас, – говорит Машка и улыбается!

Нашла теперь другую радиоволну, музыка та же, что и была, зато нет рекламы. Уже лучше. Славик смолк, встречные машины ослепляют нас своими яркими фарами. А вот уже и засветилась огоньками «сауна». Стоит у входа несколько машин – иномарки, интересно, думаю о том, кто же там отдыхает (бандиты, менеджеры, бизнесмены, а может и кавказцы – не люблю я к ним ездить – понтов выше крыши, начинают докапываться, вечно матерятся, грубы, после их «ласк» на теле синяки остаются – не надо мне такого счастья). Славик перезванивает клиентам, сидим, ждем – дверь открывается и – о чудо! – выходят двое подтянутых мускулистых, а вдобавок и загорелых мужчин, обмотанных простынями. Да, мне нравится второй, он повыше, стройнее, лицо у него красивое, со шрамом на лице. Подходят медленно к машине, Славик выбегает, они ему жмут руки. Я вся в нетерпении, открываю дверь, выхожу, за мной Оксанка, потом уж и Машка.

Парни улыбаются, тот который поменьше тычет пальцем на Машку, а мой красавец выбирает Оксанку. Не ожидала – чем я их хуже, черт возьми! Машка жирная, хоть и сиськи большие, Оксанка страшнее меня – я брюнетка, волосы не крашу, а она – волосы промелированы, толком не уложены, задница маленькая.

Эти сучки улыбаются, Славик суетится – еще бы – они говорят, что берут на два часа. Как всегда - им самое лучшее, а мне сейчас импотент какой-нибудь попадется или школьник-переросток, или пьяный работяга какой-нибудь… Сажусь в машину, со злости хлопаю дверью. Клиенты уводят девок с собой, дверь сауны захлопывается, Славик разговаривает по телефону, идет к машине – садится, вытаскивает ручку – записывает номер телефона и адрес. Кладет телефон в держатель, прикрепленный к передней панели. Поворачивается ко мне и говорит:

– Для тебя приятные новости – к Вадику поедешь? Он опять Тане звонил, родители, видно, на дачу свалили, он один остался – вот и понадобилось ему…

Вадик – старый клиент, три года уж звонит, всех девок перетрахал, да и меня он часто к себе вызывал, сам он студент, будущий инженер, должен окончить в этом году. Девственности он с Оксанкой лишился, вызвал тогда на два часа, а потом одно время каждую неделю вызывал, летом он чаще звонит - родители сваливают на коттедж, а мама его квартиру проверять отправляет - ну Вадик и рад не рад этому. С осени по весну он бегает в квартирку для клиентов - Татьяна её снимает для этих целей специально – мужчина и за девочку платит, и за квартиру почасово. Все рады – Славик бензин экономит, да и не едет никуда, клиенту можно спокойно придти и отдохнуть – не нужно домой вызывать, где жена ревнивица и куча родственников.

Мне лично Вадик нравится – воспитанный, у него мать с отцом профессора, постоянно предлагает чай с тортиком, относится деликатно – никогда не сделает больно. Разговаривает о литературе, о писателях каких-то – половину того, о чем говорит, не понимаю.

Мы едем, осталась одна в машине, не считая Славика. Слушаем радио, я курю, шофер тоже – въезжаем в город, проезжаем магистрали, стоим на светофоре, интересно – насколько же времени меня Вадик снимет – может на час, а может на два. Я лично всегда с ним получаю удовольствие, оргазм.

Заезжаем во дворы, петляем мимо стоящих автомобилей, достаю телефончик – смотрю на часы – времени около восьми. Подъезжаем к подъезду – меня уже там ждет Вадик, курит, Славик останавливается, опускает стекло. Мой мальчик подходит к машине, улыбается мне, я ему улыбаюсь в ответ. Тянет Славику руку, говорит, что месяц был на стажировке, сует ему деньги и говорит:

– Мне на два часа, как обычно.

Класс, мне это уже нравится. Я выхожу из машины, Вадик обнимает меня, целует в щечку, и мы идем к нему в квартиру. Квартира обставлена скромненько так, но чисто – у Вадима в зале включен компьютер – живет с родителями и с дедом – сестра старшая живет отдельно – говорил, что у неё уже есть муж и ребенок. Снимаю туфли – Вадик начинает тискать меня, целует меня в губы – не уворачиваюсь – для Вадика можно. Идем в спальню его родителей – там отличные матрасы, не то что у него в зале – старый продавленный диван на котором он спит. Раздеваемся, кладу одежду на стул, Вадим бросает свои шмотки на пол, достаю из сумочки презервативы.

– Ну, – говорю, – дорвался!

Вадик ничего не говорит – улыбается…

Сидим на кухне, пью чай, кушаю вафельный тортик, на поясе полотенце – только что вылезла из душа. Вадик в трусах, курит на кухне, хотя мама до сих пор не знает что её сынок «дымит». Он бесконечно тарахтит о поездке в Польшу – ездил на стажировку – говорит что проститутки там в барах сидят, один час – один оргазм. Вот бы у нас так сделать, классно бы совсем было, еще бы и цены как у них – вообще бы красота была. Вадик молодец – я четыре раза с ним за полтора часа кончила, а потом сделала ему минет. Ночь удалась!

Мне звонит Таня, говорит, что пора выходить, время кончилось. Одеваюсь, выхожу, Вадик провожает меня до машины, я его целую на прощание. Сажусь в машину – там Машка с Оксанкой, Машка рассказывает про то, какой маленький оказался у клиента член, ржет как лошадь, Оксанка говорит, что клиент её очень быстро кончил, а потом побежал заправляться пивом. Я хвастаюсь, что была у Вадика, Машка говорит, что Вадика на всех хватит. Оксанка удивляется, что у него до сих пор подружки нет.

– Они там в универе дуры все что ли? Такой парень – и квартира, и воспитан!

А мне лично кажется, что Вадик просто привык – за девкой ухаживать надо, капризам её потакать, цветы дарить, в кино водить – а тут и думать особо не надо – взял и позвонил. Оксанка рассказывает, что после сауны их Славик привез на квартиру к какому-то уроду - фиолетовое пятно на пол-лица, естественно, они уехали, даже раздумывать не стали. Новенькую клиент оставил у себя на ночь. Славику звонит Татьяна, он записывает очередной адрес. Мы мчимся по ночному городу, к очередным клиентам – я вспоминаю ласки Вадика и повторяю про себя:

– Ночь удалась!

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Михаил Поздеев

Родился в г.Ижевске в 1987 г. Студент Ижевской государственной медицинской академии. Публиковался в журнале "Новая литература" (рассказ "Человеческая душа")....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

НОЧНАЯ БАБОЧКА. (У грота Эрота), 77
ФАНТАСТИЧЕСКИЙ КРИСТАЛЛ. (Проза), 75
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru