Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Наталия Елизарова

г. Москва

«А ДОЖДЬ ЗАВИС НАД ПАТРИАРШИМИ…»

* * *


Вода прозрачна, и прозрачно небо,
И призрачны желания души.
Закрой глаза, и просто здесь лежи,
Где бел песок, и ты мечтаешь, ибо
В иных местах развеются мечты,
И явь покажет то, что долго прячешь.
Мой желто-красный, мой веселый мячик,
Ну отчего ж так скоро лопнул ты?

* * *

Бесполезно пускаться в разврат, в преисподнюю, в бездну

бесполезно спускаться и в звездное небо кричать…

Е.Исаева

Бесполезно бежать от тяжелых назойливых мыслей,
Они носятся роем, как будто почуяли кровь.
Бесполезны стихи и нежнейшие старые письма.
Стал тяжелым уют и каким-то беспомощным кров.
Улыбаться чужим тяжело, а своим тяжелее.
И пойти бы в разнос, только тело остыло уже.
Ничего не забыть, не понять, не забыть и не склеить.
Бесполезно метаться. Последний и точный туше.


* * *

А песнь моя почти что ни о чем –
Как пирожки по выходным печем,
Потом по будням – с чаем доедаем.
А песнь моя доступна и ясна,
Стоит в лесу береза и сосна,
И кто из них роднее – мы не знаем.


* * *

Я снова прихожу, но хочется до дрожи
Свернуть еще с крыльца и пытки избежать.
Но в нежности тону, сомнения итожа,
Опять боясь конца, вдвойне же – продолжать.
И утонуть совсем, и просто руки гладить,
И «воду пить» с души, а вовсе не с лица.
Мне холодно одной, сквозят в моей тетради
Сомнение и страх бояки-беглеца.


* * *

Мы живем, как все счастливые люди.
Как бывало прежде, как дальше будет
У людей хороших, людей влюбленных,
Наблюдавших прежде аллеи кленов,
Голубей пускающих с Воробьевых
Гор. Одиноко семейным людям.
И друг друга не бережем, не любим


* * *

Не вина, но оплошность разбивает стекло.
Что скорбеть расколовшись, что вино утекло?
И.Бродский


Вино еще томится в ожиданьи
Тех славных дней, когда испито будет внуком
Седого старца, что разлил терпенье
По прочным нестареющим сосудам.
Но знает внук, что вымер виноградник,
Что дед ослеп, и взгляд его туманен.
Что парень сам уедет скоро в город,
Что трещина невидима в сосуде.


* * *

И хочется единства и родства.
Блаженного, духовного, земного.
Слияния души и естества,
И неизбывной радости немного.
И этой мукой продлевая дни,
В себе лелеять страхи и потери.
Желанный мой, единственный, храни
Мой образ, исчезающий у двери.


* * *

А плакала я, уже бабьей слезой – солонейшей солью.
М.Цветаева


А мне казалось, из другого теста
Я сделана, не стану горевать.
Но, кажется, вдруг стала ниже ростом и перестала спать.
И сжалась жизнь до выдоха, до всхлипа:
«Господь, спаси!»

Извечная молитва на Руси.


* * *

Кому дано гореть от страстных ласк и мук?
Кому дано лететь и воспарить над миром?
Богиня - не суди. Завидовать - кому?
Не знает об огне та дева, что невинна.
Жестокая рука в стремленьи покарать...
И да всесильный Зевс не предсказал урона.
Жена или сестра,Богиня или мать.
Тиресий ослеплен и плачет возле трона.


* * *

А если явь такая, что навзрыд
В чужой судьбе себе кусочек суши
Искать дано.Разряд, еще разряд.
Дурные дни, сумнящиеся сутки.
И лишь в руке протянутой тепло,
И линии пророчат мне блаженство.
Протягиваешь сладко-кислый плод,
Смотреть в глаза, и да не слушать плоть,
Дурные мысли отличать от жестов.


* * *

Летящий снег успеть заворожить,
Чтобы соткать салфетки кружевные.
И просто есть на них, и просто жить.
И яблоки наивно - наливные
Бросать в сугроб и видеть, как лежат,
Теряя яркость жизни уходящей.
И руку до суставной боли сжать.
Зима. Сугробы. Фрукты. Длинный ящик.


* * *

Йозеф, отдай горшки.
Ну, для чего тебе
Души, шагнувших в ночь
С дьявольского моста?
Ты их живыми знал,
Видел, как шли ко дну,
Ты лишь и Бородач,
Разве еще - луна.
Выпусти их из рук -
Скользких зелёных лап.
Пусть же они всплывут,
Снова увидев мост.
Трудно взлететь без крыл,
Проще - на дно упасть.
Йозеф, чужих грехов
Может быть тяжек груз.


* * *

И пелось, и писалось, и звалось
Все это блудом и самообманом.
Коротким ненаписанным романом,
Мерцающим мгновеньем пронеслось


* * *

Попусту не поднимать памяти тяжелые камни,
Упасть могут, ушибить ноги.
Не сможешь вперед двигаться,
А время пойдет дальше,
Оставляя за спиной тех,
Кто вовремя не выбросил
Старые камни памяти из рюкзака.


* * *

Вовремя - из твоей
Жизни уйти во тьму,
Мучаясь, что сказать
Главного не смогла.
Я унесу с собой
В пропасть тоску-вину,
А по тебе звонить
Станут колокола.
Над головой твоей,
Словно дамоклов меч,
Держит судьба венец –
Не отвести беды.
Счастья не избежать,
Горя – не уберечь.
Чинно перекрестись,
Выпей святой воды.


* * *

Лечу в огонь, но не боюсь огня,
Твоим теплом согрета или взглядом.
Зачем ты хочешь испытать меня?
Я зрелым с дерева срываюсь плодом.
Мне больно падать, ветви высоко,
Обратно нет пути. Темнеет рано.
И заморозков ледяной покой
Рубцует раны.


* * *

И падала в пустую полынью,
и подо льдом бескровная лежала,
И снилось поле, словно я бежала
Румяно-босоногая – к ручью.
Там бился ключ, прозрачная вода
Сбегала по камням в густую траву,
И взрослые, конечно, были правы.
Я - не права. Малы мои года.
И я смотрела в пустоту небес,
В бескрайнее, бездонное, глухое,
И думалось – да что же я такое?
И что мы все? И что мы значим – без…?
И я тогда о пустяках молилась,
Чтоб не ругали, чтоб любовь – навек.
Мне верилось еще, что человек
Быть счастлив может. Экая наивность.


* * *

Пестроты слов ненужную кутерьму
Просто отбросить, жить лишь руки касаньем.
Я ведь когда-то тоже совсем умру.
Так для чего ненужные обещанья?
Я бы хотела стать светом в твоей руке:
Стоит зажать кулак – и поймаешь лучик.
Ближе, конечно, проще бы было и лучше,
Но ничего и так – в твоем далеке.
Мне не нужны ответы, звонки, ключи,
Стала бояться частиц и междометий.
Даже во снах между нами есть кто-то третий.
Просто сожми мою руку. Молчи. Молчи.


* * *

Стать пластилином, липнуть к твоим рукам,
Нет, нехорошее, неподходящее слово.
Словно заноза быть, ходить по пятам.
Я не готова, нет, я не готова.
Так не учили, учили беречь свою честь.
Новое платье гордыни, стыда и печали.
Я прогневила небо? Господи, чем?
Небо не отвечает.


* * *

Если на небе есть рай и ад,
Если когда-нибудь нас простят,
То обязательно разрешат
Свидания и передачи.
И я примчусь к тебе, как вчера,
И будем вместе уже до утра.
И ты не скажешь – «ну, мне пора»,
И я уже не заплачу.


* * *

Пестроты слов ненужную кутерьму
Просто отбросить, жить лишь руки касаньем.
Я ведь когда-то тоже совсем умру.
Так для чего ненужные обещанья?
Я бы хотела стать светом в твоей руке:
Стоит зажать кулак – и поймаешь лучик.
Ближе, конечно, проще бы было и лучше,
Но ничего и так – в твоем далеке.
Мне не нужны ответы, звонки, ключи,
Стала бояться частиц и междометий.
Даже во снах между нами есть кто-то третий.
Просто сожми мою руку. Молчи. Молчи.


* * *

А дождь завис над Патриаршими,
И капли с плеч на воду стряхивал.
Слепило солнце настоящее,
И шелестели тополя.
Вокруг, на лавочках, уставшие,
Задумчивые, задремавшие,
Друг друга нежно обнимавшие
Сидели люди. Молча я
Стояла у решетки кованой,
Смотрела дождь, на солнце щурилась,
И думала – ну как же здорово,
Словами мне не передать
Тебе вот эти лета проводы,
И пруд, и дождь на тихой улице.
А, может быть, давай без повода
Придем с тобой сюда гулять?

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Наталья Елизарова

Родилась в 1981 г. в г.Кашира Московской области. Стихи пишет с 12 лет. По первому образованию юрист. Автор сборника лирики "Как сказать о любви?". Публикуется в периодических изданиях. Член Союза п...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ЦВЕТЫ МЕНЯ УТЕШАЮТ. (Проза), 172
ОГОРОД ДЛЯ МАТРЕНЫ. (Проза), 132
ОБЛАКА. (Проза), 129
КРАСНОЕ ПЛАТЬЕ (Проза), 112
А ЕСЛИ ЛЮБОВЬ – ОБМАН?.. (Поэзия), 95
НЕ ОТРАЖАЮСЬ В ЗЕРКАЛАХ КРИВЫХ… (Поэзия), 94
А ДОЖДЬ ЗАВИС НАД ПАТРИАРШИМИ... (Поэзия), 78
СТИХИ (Проложек), 61
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru