Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Александр Шкудун

г. Киев

ПОСЛЕДНИЙ СЕКРЕТ

Рассказ

Автор выражает признательность Екатерине Кривец и misfit, благодаря


которым появилось название телепередачи, упоминаемой в рассказе.

К вилле добирались долго. Сначала некстати сломался вездеход (причины неисправности внезапно вставшей машины обнаружить так и не удалось), а затем пришлось вытаскивать из-подо льда Егора – специалиста по электронике и технике, который заявил, что знает более короткую дорогу, позволяющую срезать пару миль, и, не прошедши и километра, угодил под воду.

Съёмочной группе пришлось останавливаться. Парню оказали первую медицинскую помощь, отвели назад к машине, вручили бутылку коньяка для согрева и вызвали спасателей. Сами же поспешили дальше, так как до прямого эфира оставалось чуть больше трёх часов. Опаздывать они не имели права, а путь ещё предстоял неблизкий.

Впереди всех шёл Антон Ивашин – рослый широкоплечий мужчина средних лет, режиссёр и ведущий самой популярной телепрограммы «Beyond the unknown» («За пределами познания» – литературный русский перевод Всемирной Телерадиокомпании), рассказывающей обо всём необыкновенном и невероятном, происходящим в Мире и достигшей в последнее время пика популярности. За ним, словно навьюченные волы, с необходимой для съёмки аппаратурой, следовали грузный седовласый мужчина по кличке Клифф – оператор, и лысеющий коротышка Мартин – звукорежиссёр.

За время совместной работы ребята успели отлично сдружиться и понимали друг друга буквально с полуслова. Во все уголки мира они ехали практически одним и тем же неизменным составом, независимо от того, что предстояло запечатлеть, о чём поведать и какие сюжеты смонтировать.

Впрочем, вместе с ними обычно ещё ездила девушка Света – гримёр. Однако в этот раз её решили с собой не брать. Человек, к которому они ехали, на дух не переносил грима, а оформлять командировку Свете только ради того, чтобы загримировать перед эфиром Антона, руководство телеканала сочло лишним. Ивашину было двадцать восемь лет. Он был здоров, занимался спортом и обладал довольно привлекательной внешностью, – по словам многих, не нуждающейся в гримировании.

Группа шла медленно, друг за другом, стараясь обходить опасные участки дороги, а также огибая слишком отвесные склоны во избежание попадания под снежные лавины. Время от времени останавливались, чтобы перевести дух, глотнуть горячего чаю из термоса и полюбоваться видами с горного плато. А посмотреть было на что. Пейзаж действительно завораживал!

Взору открывались монументальные, мощные снежные горные хребты. Словно исполинские мечи, пронзали небо и тянулись к солнцу пики вершин. Радовали взгляд причудливые лепные формы скальных групп, хаотически разбросанные по долине, которые от солнечных лучей приобретали золотисто-оранжевый цвет, напоминая неких неизвестных науке горных существ.

Антон неоднократно бывал в здешних краях, однако с каждой новой поездкой всё больше и больше влюблялся в Альпы. Именно тут, в горах Доломитах – колыбели альпинизма на северо-востоке Италии – царил дух свободы. Царила атмосфера величия и умиротворённости. И он прекрасно понимал Лариона Велеса, выбравшего этот спокойный уголок мира местом своего жительства.

Вилла «Шале де Велес», принадлежащая Лариону, ютилась в долине Валь ди Фасса между двумя самыми высокими вершинами, достигавшими в высоту более трёх тысяч метров. Горное плато, на котором располагалось поместье, находилось в значительном отдалении от пролегающих дорог и проторенных горнолыжных трасс. Величественные Доломиты защищали её от ветров и нежелательных посетителей с воздуха, а их энергетика исключала всякую возможность попасть сюда посредством телепортации. Так что добраться к частным владениям Велеса можно было исключительно на вездеходе или же пешком. При этом сохранялась достаточно высокая вероятность заблудиться.

Поэтому, когда после двух часов сложного восхождения впереди стало просматриваться невысокое деревянное строение, Антон и его спутники облегчённо вздохнули.

Хозяин виллы – высокий мужчина преклонного возраста с длинными, до плеч волосами – встретил группу на террасе своего дома. Встретил радушно, словно самых близких друзей. Пожал каждому из них руку, провёл в уже знакомый по предыдущим встречам каминный зал и предложил занять места за столом, на котором громоздились недавно приготовленные, ещё тёплые, благоухающие яства.

У Антона создалось впечатление, что Ларион знал, когда именно они придут, и точно рассчитал время, необходимое для того, чтобы всё приготовить. Впрочем, учитывая, что за человек был перед ними, удивляться не приходилось. В прошлый раз Велес удивил их тем, что в одно мгновение исчез из своего любимого кресла перед камином и тут же появился из кухни, неся перед собой поднос с большим заварником и чашками, при этом загадочно улыбаясь.

Он позвонил Антону несколько дней назад, с желанием в очередной раз поучаствовать во всемирно известной телепередаче и раскрыть ещё одну загадку мироздания. На все расспросы Ивашина о том, что же Ларион собирается рассказать, Велес отвечал неохотно, туманно, всячески давая понять, что обо всём поведает в прямом эфире.

Поскольку это был и правда ОЧЕНЬ выдающийся и известнейший человек на Планете, Антон долго не раздумывал. Связался с руководством телеканала, сообщил о звонке Велеса и добился разрешения на эфир.

И даже несмотря на то, что в последнее время всё сложнее было находить личностей с экстраординарными способностями для программы, Антон, не зная предмета беседы с Велесом, отказал человеку, который хотел поведать миру о способе чтения мыслей животных, и позволил тому уйти к конкурентам.

Если бы о подобном узнало руководство телекомпании, Антона скорее всего бы уволили. Однако Ивашин ни о чём не жалел. Ведь именно благодаря Велесу он – некогда обыкновенный незаметный диктор на едва-едва сводящем концы с концами телеканале - в один день проснулся знаменитым шоуменом, а его программа «За пределами познания», название которой Антон позаимствовал из чьего-то сетевого блога, обрела три миллиарда постоянных телезрителей. Это был не просто успех. Это был неимоверный, стремительный скачок на самую вершину Олимпа славы.

Практически все программы с Ларионом Велесом пользовались бешеной популярностью и колоссальным успехом. Антон (впрочем, как и несколько миллионов телезрителей, которые смотрели передачу) два года назад был первым, кто увидел, как Профессор телепортирует в соседнюю комнату свою кошку. Он первым ощутил на себе все прелести полёта, надев летающий пояс, спроектированный Ларионом и согласившись его испытать на себе. Он был очень обязан этому пожилому, невероятно умному человеку.

Антону понадобилось всего два дня, чтобы собрать группу, разъехавшуюся на каникулы; решить вопросы с билетами, и вот, – они здесь!

За обедом практически не говорили. Уж слишком вкусной была еда, оторваться от которой означало лишиться чего-то очень и очень приятного. Клифф и Мартин уплетали приготовленное на гриле мясо и запечённую под салом картошку за обе щёки и лишь угукали, когда Антон одновременно с поглощением пищи пытался делиться новостями с Ларионом.

Неужели Велес специально устроил трапезу, чтобы не было повода задать ему вопросы о сегодняшней программе?! Ивашин ещё больше убедился в своей правоте, когда трапеза была закончена, а часы показывали, что до прямого эфира остаётся всего полчаса. Необходимо было настраивать аппаратуру.

Ларион понимающе кивнул, сказал, что не хочет мешать приготовлениям и, сославшись на необходимость покормить кошек, на время покинул гостиную.

– Ох и жук! – восхищённо сказал Антон старцу вслед и улыбнулся.

Ребята быстро смонтировали небольшую спутниковую тарелку. Закрепили на штативе камеры. Довольно оперативно были налажены микрофоны и подобрано освещение. Когда приготовления закончились, Клифф связался с центральной студией и сообщил о пятиминутной готовности.

Антон по второму кругу проверил работу аппаратуры и нашёл время перезвонить Егору, поинтересоваться его здоровьем. Парень извинялся за причинённые неудобства, сообщил, что находится в больнице, и заверил, что чувствует себя отлично. Ивашин попросил его ни о чём не беспокоиться и отключился.

С чашкой чая в зал вернулся Ларион. Старец занял своё любимое широкое деревянное кресло возле камина, поставил чашку на хрустальный столик и приготовился к эфиру.

Начался тридцатисекундный отсчёт времени.

Антон опустился во второе кресло и приспособил в ушной раковине миниатюрный микрофон-наушник. Ещё один микрофон он протянул Лариону.

Клифф что-то согласовывал с центральной студией, кивая, а Мартин колдовал над ноутбуком.

Десятисекундная готовность.

На лице Антона появилась профессиональная обаятельная улыбка.

Пять секунд.

На камере замигала зелёная лампочка. Клифф поднял вверх большой палец, подавая Антону соответствующий сигнал, и зелёная лампочка на камере перестала мигать, сменившись красной.

Прямой эфир.

– Здравствуйте, дорогие телезрители! С вами я, Антон Ивашин, и значит вы смотрите самую необыкновенную телепередачу из всех ныне существующих – «За пределами познания» – Антон говорил оживлённо, уверенно, с соответствующей жестикуляцией, располагающей ко вниманию.

– Сегодня мы в очередной, и я очень надеюсь, что не в последний раз в гостях у выдающегося человека! Человека, который изобрёл телепортацию, создал антигравитационный летающий пояс, а также подарил миру солнечно-парусный двигатель, способный преодолеть расстояние до Луны всего за три часа. Думаю, что вы все его прекрасно знаете! Доктор физических, технических, юридических и философских наук; Профессор Планетарной Академии Наук, обладатель тридцати Нобелевских премий и множества наград, неоднократно признанный самым умным человеком Планеты; автор более пятидесяти книг и бесчисленного множества статей различных научных тематик – Ларион Велес!

Камера переместилась чуть левее, демонстрируя телезрителям хозяина поместья, который внимательно слушал Антона. На его добродушном старческом лице играла немного лукавая улыбка, а его непоколебимое спокойствие и проникновенный ясный взгляд голубых глаз выдавали человека, многое повидавшего в этой жизни. Он неторопливо потягивал чай и ждал, покуда ведущий закончит со своим вступительным словом.

Тем временем, за кадром Антон Ивашин продолжал говорить.

– Нам выпала огромная честь заглянуть в столь знаменательный день в гости к господину Велесу, который сегодня празднует своё двухсотлетие! И, прежде всего, я хочу в прямом эфире от имени нашей компании и от имени Вас, дорогие телезрители, от всего сердца поздравить его с юбилеем! Пожелать крепкого здоровья, новых свершений в области науки и техники, а также вручить особенный для этого дня подарок!

Антон на несколько секунд исчез из поля зрения камеры, и вернулся уже с подарочным пакетом в руках.

– С Днём Рождения, уважаемый Ларион Сергеевич! Двести лет – это уже серьёзно!

Ларион улыбался. Для него происходящее было явной неожиданностью. Он поднялся из кресла, крепко пожал Антону руку и принял подарок. Аккуратно отцепил бант и развернул узорчатую обёртку. Достал из коробки ключи. И с лёгким прищуром глаз, в которых читалось непонимание, посмотрел на ведущего.

– Это ключи от трёхэтажной виллы в самом центре Парижа. – пояснил Антон. – Её специально спроектировали и построили к вашему юбилею! Лучшие архитекторы и дизайнеры Мира трудились над этим проектом. И поверьте мне, домик получился что надо! Все необходимые документы ожидают вас во Франции. Билеты на прямой рейс у вас в руках.

Следом за ключами Велес вытащил прямоугольную электронную карточку.

– Первый класс… – Ларион усмехнулся. – Вилла в Париже… но, право, это лишнее.

– Ларион Сергеевич, вы отказались от предложений сотен известнейших людей Земного шара, приглашающих вас отметить юбилей в их компании. Не отказывайтесь от одного-единственного, скромного подарка, в день вашего Рождения, который вручен вам от имени большинства стран Мира! Это меньшее, что мы можем для Вас сделать!

– Что ж, раз так… не смею отказать, – поднял руки ладонями вперёд Велес, – Но поскольку я слишком стар для шумной городской суеты, давайте сделаем следующее. Я хочу, чтобы в этой вилле устроили бесплатный музей, посвящённый моей жизни. Мне будет очень приятно, если люди сохранят воспоминания обо всём, что я для них сделал.

– Не перестаю вам удивляться, дорогой Ларион Сергеевич! – Ивашин улыбнулся, – Думаю, никаких возражений со стороны правительств не будет!

Он снова повернулся к камере.

– Дорогие телезрители! Как вы, наверное, догадываетесь, собрались мы здесь не только из-за юбилея господина Велеса! Самый старший человек Планеты накануне признался, что хочет в очередной раз удивить Мир! Должен вам сказать, что меня уже раздирает любопытство, – ведущий снова улыбнулся. – Спорю, что и вас тоже! Что же хочет сообщить нам величайший человек Планеты?! Какое изобретение обнародовать на сей раз?!

Интрига возрастает! Мы вернёмся к вам через несколько минут после рекламной паузы! Оставайтесь с нами!

Огонёк камеры погас, и Антон Ивашин вытер со лба пот.

– Нервничаете?! – спросил у него Велес.

– Прямой эфир. Три миллиарда телезрителей. Я не знаю, о чём вы хотите сообщить миру. Что вы, конечно же, нет!

Ларион улыбнулся.

– Спокойствие, Антон. В этой жизни оно дорогого стоит. На спокойствии, умении себя контролировать держится практически всё.

– Да ладно. Я же профессионал. Справлюсь. Любой мало-мальски разумный человек нервничает перед выступлением, какое бы оно ни было. Это нормально. Можете хоть намекнуть, о чём будет разговор?!

Ларион покачал головой.

– Поверьте, я признателен вам за поздравление, и за то, что вы согласились провести программу, – не зная, о чём она будет. В других обстоятельствах, я бы вам первому рассказал о том, что хочу поведать миру. Однако потерпите. Всему своё время. Скоро вы всё узнаете.

Антон вздохнул.

– Первый раз жалею, что мы вставляем рекламные паузы.

Ларион допил чай и отставил чашку. Клифф и Мартин разговаривали о чём-то с центральной студией телекомпании. Специалисты, следящие за статистикой телезрителей, передали Ивашину последние данные. Рейтинг сегодняшней программы со времени её старта вырос на три процента и продолжал расти. Что не могло не радовать. За каждый увеличивающийся процент аудитории Антону полагался солидный бонус.

Через несколько минут обязательных реклам (Антону даже страшно было представить, какие суммы рекламодатели платили телекомпании) Клифф поднял вверх указательный палец.

Минута до эфира.

Антон повернулся к Лариону и сообщил о шестидесятисекундной готовности. Тот кивнул.

Снова зелёный мигающий огонёк. Затем красный.

Прямой эфир.

– Я снова приветствую всех, кто решил остаться дома и посмотреть самую неординарную телепередачу в мире «За пределами познания!». В прямом эфире из снежных Альп с вами я, её ведущий Антон Ивашин, и сегодня мы находимся в гостях у известнейшего человека Планеты – Лариона Велеса, который признался, что в прямом эфире в день своего двухсотлетия намерен открыть человечеству очень важный секрет мироздания. Ларион Сергеевич, вам слово!

Камера переместилась влево, демонстрируя хозяина поместья. Он кашлянул в кулак, настраиваясь на беседу, и посмотрел в цифровой объектив.

– В первую очередь, позвольте ещё раз поблагодарить всех вас за поздравления. Мне очень приятно осознавать, что люди меня ценят и помнят. В свою очередь, я вам тоже хочу сделать своего рода подарок. Пришло время человечеству ступить на новый путь своего развития! Я знаю: многое из того, что я сейчас вам скажу, покажется отчасти странным, даже невероятным, но я думаю, что за все те годы, что я трудился на благо Планеты, к моей персоне у вас сложилось определённое доверие и уважение. В этом не приходится сомневаться. Достаточно просто посмотреть на окружающий мир. Мои изобретения вовсю используются как правительственными, так и частными учреждениями в различных сферах жизни.

Велес удобнее устроился в кресле. Кинул взгляд на Антона, выдерживая паузу.

– Я, Ларион Сергеевич Велес, находясь в трезвом уме и верной памяти, хочу открыть вам правду о себе. Мне вовсе не двести лет, как вы все полагали. Мне две тысячи лет!

Антон разинул от удивления рот и был готов поспорить, что большинство телезрителей поступило точно так же. Чего-чего, а такого услышать он явно не ожидал.

Две тысячи лет!

Клифф начал подавать какие-то странные знаки и что-то шептать в микрофон.

– Я знаю, звучит дико и неправдоподобно, – продолжал Велес, – однако взгляните на результаты всех моих достижений и посмотрите мне в глаза. Разве я похож на сошедшего с ума человека?! Всё, чего я достиг, – это только благодаря времени. Я бы не смог создать телепортацию, если бы мой срок был отмерен лишь несколькими десятками лет. Не смог бы создать двигатель на солнечных батареях и летающий пояс. Когда человек преодолевает барьер возраста, он преодолевает и барьер знаний. Вы подумайте, почему до сих пор многие учёные не могут расшифровать чертежи и конструкции Леонардо Да Винчи?! Понять и доказать теории Эйнштейна?!

Велес задержал взгляд на объективе камеры, словно давая телезрителям возможность самим ответить на эти вопросы.

– Потому что они не Леонардо Да Винчи и не Эйнштейны, понимаете?! Иногда великие идеи великих гениев не могут быть продолжены и воплощены в жизнь простыми людьми… – Ларион сделал паузу. – Вы мне не верите?!

Антон первым замотал головой. К нему единогласно присоединились Клифф и Мартин.

Что-то шептал в микрофон на ухо Ивашину сотрудник центральной студии о возросшем рейтинге почти на десять процентов (триста миллионов телезрителей!), но ведущий его не слышал. Он пристально следил за Велесом, боясь пропустить хоть слово. Антон старался держать себя в руках и пытался придумать, что делать дальше. Вероятно, от сентиментальности старик сошёл с ума.

Прекратить эфир?! Этого нельзя делать. Рейтинг растёт. Если он остановит программу – на телекомпанию обрушатся миллиарды недовольных телезрителей. Это будет даже похлеще ядерного взрыва над Хиросимой!

Перевести всё в шутку?! Каким образом?!

Чёрт побери! Думай! Нужно что-то сделать! Ну же!

– Эээ… господин Велес, – обрёл дар речи Антон, пытаясь вернуть себе прежнее самообладание. – Это, конечно, самое невероятное и фантастическое, о чём только можно было от вас услышать, но теперь, думаю, всех телезрителей в первую очередь интересует один-единственный вопрос. Как вы смогли прожить две тысячи лет?! Как вам это удалось?! У меня даже в голове не укладывается… вы же живая легенда!

– Всё очень просто. Я не ел жареного и сладкого, не пил алкоголь, не курил сигареты и занимался спортом – улыбнулся Ларион.

Видя вытаращенные глаза Антона, Велес рассмеялся.

– Это шутка, конечно же! Хотя в ней есть доля правды! Видите, я не съехал с катушек и ещё способен адекватно воспринимать окружающий мир. Я понимаю, что поверить в то, что я сказал, сложно, а то и вовсе невозможно. Однако я не претендую на вашу веру. Я просто хочу вам кое-что рассказать, а что делать с полученной информацией – будете решать сами.

Похоже, такой вариант устроил Антона, так как ведущий примирительно кивнул, давая возможность собеседнику продолжить.

– Вы спрашиваете, как мне это удалось. Что ж. Это и есть мой последний секрет… – голос Лариона звучал ровно и мягко. – Дело в том, что физиология человека такова, что любой, рождённый на планете Земля, может прожить очень-очень долгое время. И две тясячи лет – это ещё не показатель. Почему этого не происходит, и люди в среднем живут по восемьдесят лет?! – Велес изогнул правую бровь.

– Неблагоприятная экология, ослабленность человеческого организма, нарушенная генетика… – начал перечислять Антон.

Велес покачал головой.

– Нет. Дело не в этом. Человек единственное существо в мире, которое может приспособиться практически к любым условием обитания!

– Тогда в чём? – во взгляде Антона читалось любопытство.

– Во внушении!

– Во внушении?!

– Именно! С самого раннего детства ребенку внушают, что он смертен. Волей-неволей он узнаёт, что его дедушка, бабушка умерли во столько-то лет, матери и отцу сейчас столько-то лет. И в фильмах и в телепрограммах и в окружающей его действительности, пятидесятилетних людей называют пожилыми (такими, что уже пожили), старше шестидесяти – людьми преклонного возраста, после семидесяти – стариками, ну а тех, кому за восемьдесят – практически героями жизни, если у них сохраняется зрение, слуг и способность передвигаться.

Ивашин внезапно почувствовал неприятный солоноватый привкус во рту и лёгкую боль в области сердца. Наверное, у него поднялось давление.

– Таким образом, у ребёнка на подсознательном уровне складывается мнение, что можно прожить максимум восемьдесят-сто лет. И эта психологическая программа, мысли ведь материалы, влияет на подсознательном уровне на жизнь и развитие этого человека. Появляющиеся временные недуги или болезни уже сознанием подводятся под общий знаменатель – возраст - и воспринимаются уже как обычные. В итоге нет ничего удивительного, что возраст в конечно счёте приводит к самоуничтожению человека. Смерти. Вот и получается, что с самого рождения человек подсознательно сам себя программирует на смерть.

Статисты передали последние данные. Программу Антона смотрело уже более трёх с половиной миллиардов телезрителей.

– Вы не представляете, какие возможности есть у нашего мозга! И как пошутил ТВОРЕЦ, подарив его землянам, – не сказав, однако, как правильно его использовать. – Ларион потёр подбородок и улыбнулся. Затем сложил руки в замок.

– Я дам маленький совет. Ликвидируйте эту вами же вшитую в сознание программу. Не настраивайтесь на негативные эмоции, не думайте о болезнях. И будете жить долго и счастливо! Монахи давно поняли сей маленький секрет, поэтому и живут вдали от суеты мегаполиса, общаясь с живой природой. Там гораздо легче не думать о плохом и не настраиваться на негативные мысли. Именно в гармонии с природой и её красотой они живут дольше обычных людей. И ещё одно… – профессор откинулся на спинку кресла.

– У каждого из нас в жизни есть определённая миссия. Мы можем соглашаться с этим, можем не соглашаться, но суть вещей от этого не меняется. Когда миссия человека заканчивается, – он уходит… Благодаря тому, что люди подсознательно ограничивают себе срок жизни, многие миссии так и остаются невыполненными, что в свою очередь негативно отражается на детях и внуках таких людей. Информация, которую я передал, поможет исправить и это.

Ларион сделал паузу, глядя на Антона, Клиффа и Мартина. Троих людей, которые также выполняли свою миссию. Один из них умрёт через несколько минут. Остальные попадут под снежную лавину, когда будут возвращаться домой.

– Знаете, меня всегда занимал вопрос присутствия потустороннего мира. К сожалению, за свои две тысячи лет жизни мне ни разу так и не довелось там побывать. Но теперь очень хочется. Моя миссия подходит к концу. Я передал всё, что знаю сам. Остальное – в ваших руках. Дерзайте!

Человек улыбнулся в видеокамеру доброй белозубой всезнающей улыбкой и закрыл глаза. Его лицо осунулось, сердце перестало биться. Для Лариона Велеса в этом мире всё закончилось.

– Он что, умер?! – тихим голосом спросил Клифф, вышедши из оцепенения и таращась на покоящееся в кресле тело.

Антон стоял без движений, так же удивлённо взирая на Лариона и не веря своим глазам и ушам. Всё, что произошло в этой комнате, казалось какой-то нелепой шуткой. Трюком. Фальшивым розыгрышем! Этого не могло произойти!

– Эй, Ларион, пошутили и хватит… давайте мы сейчас сядем, поговорим. Слова давались Антону с трудом. Он всё ещё отказывался верить. Этого просто не может быть. Не может!

Взволнованный голос статиста шептал, что программу смотрят более четырёх миллиардов телезрителей. Абсолютный рекорд за всю историю существования телевидения!

Стало как-то душно. Лоб ведущего покрылся испариной, а в груди защемило с большей силой. Антон внезапно начал задыхаться… тяжело повалился на пол, пытаясь понять, что происходит…

«Когда миссия человека заканчивается – он уходит» мелькнули в голове пугающие слова Лариона. Неужели его миссия на земле состояла в том, чтобы заснять диалог с Велесом в прямом эфире?! А дальше…

– Клифф, Мартин, помогите! – в глазах Антона на миг появилось безумство и дикий ужас. Руки начали скрести по паркету, а уста произносили какую-то тарабарщину. – Помог…. ите… – слова оборвались. Затем тело Ивашина как-то враз обмякло. Глаза остекленели, а голова откинулась назад.

Через минуту Клифф опомнился. Дрожащими от волнения руками выключил камеру, которая всё это время продолжала снимать, и сглотнул слюну.

Что делать? Что, черт побери, делать?!

Он посмотрел на Мартина. Того колотила мелкая дрожь. А на голове появилось несколько седых волосков…

Кажется, Мартина посещали те же мысли, ибо он всхлипнул, словно маленький ребёнок, и тихо спросил.

– Что будем делать, Клифф?!


* * *

Через месяц после описываемых событий в больнице Святого Михаила родился мальчик. С виду обыкновенный ребёнок. Рост пятьдесят пять сантиметров, вес три килограмма пятьсот грамм. Однако это был первый мальчик, которого воспитают вдали от шумных мегаполисов и людей, которые стареют. В специальном построенном научно-исследовательском комплексе «Новая надежда» в горах Тибета… Его преподавателями станут ребята, которым едва ли исполнилось двадцать лет. Те, кого в наше время было принято называть вундеркиндами или маленькими гениями.

Мальчик будет воспитываться среди них, и воспринимать развитые умственные и физические способности своих наставников, как самые обыкновенные способности человека. Ему не скажут, что человеческий срок отмерян. Ему с самого рождения будут внушать, что он бессмертен и обладает сверхъестественными способностями.

И этот мальчик, а также все ему подобные, вскоре изменят мир…

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Александр Шкудун

Родился 27 августа 1984 года в городе Киеве. Победитель конкурса на лучшего чтеца стихотворений (200 лет со дня рождения А.С. Пушкина) (1999г.). Победитель конкурса среди авторов за лучший рассказ, опу...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ПОСЛЕДНИЙ СЕКРЕТ. (Русское зарубежье), 79
ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА II. (Русское зарубежье), 77
ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА. (Русское зарубежье), 76
ЗЕМЛЯ ПОД СТРОИТЕЛЬСТВО. (Русское зарубежье), 75
ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА. (Русское зарубежье), 72
ПЕСОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК. (Русское зарубежье), 70
НАБЛЮДАТЕЛЬ СМЕРТИ. (Проза), 64
ЛОТЕРЕЯ. (Проза), 58
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru