Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Григорий Певцов

г. Москва

РОЖДЕНИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

Стихотворение начинается с ритма, то есть с ритмически организованного внутреннего ощущения. Это ритм в чистом виде. Ты вдруг чувствуешь какой-то скрытый зов, который исходит из маленькой точки где-то глубоко внутри тебя. Зазвучала новая «нота», пока одна-единственная, возникшая внезапно, как бы ниоткуда. Эта «ритмическая нота» - некая абсолютная цельность и абсолютное начало, сжатая пружина, концентрат будущего стихотворения, затравочный кристалл. В сущности, в ней уже, как в эмбрионе, задана и до времени пребывает нераспустившейся форма зародившегося стиха-цветка.

Далее, эта нота постепенно овладевает всем твоим существом. Точка-зародыш начинает расширяться и формирует свое уникальное пространство, безжалостно вытесняющее на физическом плане пространство внешнее – грубое и хаотическое. Когда расширяющееся поэтическое пространство заполняет весь космос, время останавливается и окружающий мир, в котором ты только что пребывал и с которым имел общую часть, совершенно исчезает. Он перестает существовать, и ты уже смотришь поверх него.

Расширяясь, пространство стихотворения, никогда до конца не постижимое и не уловимое, обретает конкретную форму, «материализуется». Первичный импульс, задающий базовый ритм, рано или поздно, а иногда сразу же, вызывает к жизни несколько главных слов или словосочетаний, опорных для всего будущего стихотворения. Их немного. Они всегда приходят на ум первыми, прежде всех остальных эпитетов и метафор. Это краеугольные камни возводимого здания, образующие скелет всей структуры поэтической ткани.

Именно они, в свою очередь, словно бы порождают, а на самом деле лишь влекут за собой и помогают сделать явными все остальные слова стихотворения, пока еще только невидимо заполняющие ритмически организованное пространство между словами опорными. Все эти постепенно проступающие в неведомом до поры пространстве стиха слова, как и главные, опорные, заранее предопределены, причем каждому слову в стихотворении уготовано свое строго определенное место.

Говоря точнее, опорные слова тут же задают, в самом что ни на есть музыкальном смысле этого слова, мелодию стихотворения, которая заполняет пространство между ними и ощущается как бессловесная музыкальная волна, слышимая внутренним слухом.

Далее, эта мелодия уже сама организует слоги поэтической ткани (их звучание, порядок следования, ассонансы, аллитерации и т. д.), отбирая из тезауруса и расставляя во всем объеме стихотворения, воспроизводящие эту мелодию (то есть, максимально приближающие к ее ощущению) слова.

Именно в этой точке поэзия и музыка становятся тождественны, и в то же время начинает проявляться их специфика. Можно просто зафиксировать эту волну в музыкальной форме и записать с помощью нот. Именно так и поступает музыкант. В итоге возникает музыкальная пьеса (на определенную тему, заданную ключевыми словами). Поэт же, увы, должен вымостить эту мелодию не легкими подвижными нотами, а «габаритными» словами, да еще упакованными в различные синтаксические конструкции. Но иного пути нет. Без сохранения этой мелодии стихотворение просто не будет звучать, то есть, так никогда и не родится.

Любая замена или перестановка слов в окончательно проявленном, подобно фотографической пленке, (то есть законченном) стихотворении сделает его несовершенным с той или иной степенью этого несовершенства.

Ритмический зов – это не просто первый, пришедший на ум конкретный фрагмент будущего поэтического текста. Ритмический зов – это дух стиха. Невидимое до времени пространство между главными словами и словосочетаниями – душа стиха, которая остается и продолжает жить между строк и после того, как все слова стихотворения найдены. Образно-логическая словесная форма – тело стиха, ключевые слова-опоры – его скелет, обтянутый глаголами-мышцами и эпитетами-тканями, состоящими из слогов-клеток.

И только то стихотворение будет совершенным вполне, где в каждой ритмической ячейке будет стоять единственно возможный и предназначенный именно для этой ячейки слог.

БЛОКОВСКИЙ КОНТРАПУНКТ

Памяти героев I Мировой войны


Больши сея любве никтоже имать, да кто
душу свою положит за други своя.
Евангелие от Иоанна


Вот Он – Христос – на златой иконе
В скорбном мраке грядущих дней.
На обагренном кровью престоле
Царь последний земли моей.

В его улыбке – холод заката
И бирюза васильковых полей,
Где в каждом колосе Русь распята,
Которой не станет уже больней.

В его глазах – даль синего неба
И нив российских златое дно.
Убогий художник создал небо,
Но Лик и синее небо – одно.


Перед иконой погасшие свечи
Близ аналоя у Царских врат.
В многоголосом стоне наречий
Стенания, муки и кровь солдат.

В многоголосом гуле наречий
Хрупкий корабль последних надежд.
В неутихающем реве картечей
Вечное небо сомкнутых вежд.

Скорбь ... Офицер над бездной мгновенья
Застыл под аркой у Царских Врат.
Китель, стянутый портупеей,
Сковали немые кресты наград.

Его лицо – спокойная твердость
И горечь, выпитая до дна.
В его глазах – смешливая гордость:
Еще мгновенье, и жизнь – игра.

Сестер и раненых караваны,
В память усопших кадит иерей.
Скорбящим в муках врачуют раны
Бинты и лапник походных церквей.

Гудят повсюду злые вопросы
Тлей разъедающих большевиков.
Мотоциклетных кентавров осы,
Черепашьи панцири броневиков,

Монстров-орудий шальная опека,
Аэропланов бесшумный лет,
Крыл ястребиных страшного века
Жуткий, звенящий, мгновенный полет.

И от судьбы орлиного ока
Спрятаться, скрыться, уйти нельзя,
И не постигнешь страшного рока,
Пока не станешь сам как стезя ...

Пока такой же нищий не будешь,
Не ляжешь, истоптан, в глухой овраг,
Обо всем не забудешь, и всего не разлюбишь,
И не поблекнешь, как мертвый злак.



ПРИМЕЧАНИЕ:
В «Блоковском контрапункте» курсивом выделены слова из стихотворения А. Блока «Вот Он – Христос – в цепях и розах…», к которому и написан (по аналогии с музыкальной формой) поэтический контрапункт.


* * *

Там, в облаках золотых колесниц
Медленно день догорал…
Следом за стаей взлетающих птиц
Поезд по рельсам стучал.

Вечер над вечностью далей седых
Медленно плыл за окном.
Плыл в очертаниях елей немых
Сумрак гигантским крылом.

Сердце устало мгновенья считать.
В крике испуганных птиц
Медленно день продолжал догорать
Заревом дальних зарниц.


* * *

Уходя от тоски в безмятежность,
Наши души как крылья легки.
Синий ветер, апрельская свежесть
И весенних дворов тупики.

Мы пройдем еле слышно над миром,
Воскрешая забытые сны,
Опоенные радостным пиром
Необузданной, пьяной весны.


* * *

Дыханьем осени объята,
Спит распростертая земля.
В лучах холодного заката –
Предвечный зов небытия.

Щемит открывшийся простор –
Глубокий, дальний, неизвестный...
И льется елей темный хор
В безбрежный океан небесный.


* * *

В крови горит октябрьский жар лесов.
Их музыка вольна и величава.
В долах разлит золотострунный зов.
Последний зов безбрежного причала.

Как трепетно в огне поют листы.
В чеканном звоне золота и бронзы
Сквозит лазурь прощальной высоты
И нежный цвет последней дикой розы.

Цветок любви, зачем же ты не плод
Среди сестер твоих, давно отцветших?
Цветок весны, зачем к тебе пришедших
Зовешь ты вновь в беспечный хоровод?


ЗВУК

Сосновый бор горит вечерними лучами,
Блестит январский снег, летит сребристый дым.
Поля охвачены сияньем неземным…
И полнится простор над дольними полями
В просветах елей звуком золотым.


* * *

Ольге

Ты как будто сошла с полотна Боттичелли,
Рыжекудрая фея, живая как май,
И мечтою легки, уносились качели
В высоту поднебесий, в невидимый рай.

И в душе расцвела ветка свежей сирени,
И жестокое время вдруг встало на миг,
В золотистых садах вновь запели свирели,
И над бездной открылся очарованный лик.

Этот май пролетит, и настанет ненастье,
Но я все буду слышать, как вечность звенит,
И глядеться в мое запоздалое счастье,
Как осенняя птица, поднявшись в зенит.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Григорий Певцов

Родился в 1959 г. в Москве. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова. Поэт, переводчик, журналист, литературный и художественный критик, заместитель главного редактора журнала «Литературные незнакомцы». �...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

РОЖДЕНИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ. (Патерик), 81
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru