Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Руслан Рузавин

г. Железногорск

НЕОБЫЧНЫЕ ПОПУТЧИКИ ПОМОГАЮТ ВЗГЛЯНУТЬ НА ЖИЗНЬ ИНАЧЕ

Рассказ


Я встречал в жизни только одного человека, на которого весна действовала угнетающе. Причем человек этот был и образован, и умен, и даже пытался заработать на жизнь литературой. Интеллектуал, одним словом. Одна беда, скучен он был смертельно. К тому же в одном нелегком состязании предпочтение было отдано ему. А не мне. Ну да, дело прошлое….

На всех же других граждан, господ и просто субъектов весна всегда действует многообещающе. И все-то им, глупеньким, кажется, что главное у них впереди. Может быть даже этим летом. И все-то витает в сыром воздухе что-то такое… такое важное именно для тебя. Будто задела тебя своим крылом добрая фея Взаимного притяжения полов. Тире Любви. Такова особенность весеннего воздуха.

Вот из этого воздуха, пропитанного вожделением, и материализовался престранный тип. На обочине дороги, уходящей… да не все ли равно - куда? Лицом он смахивал на индейца Навахо, если только можно представить навахо в наших местах. На голове незнакомец носил… чуть не написал «берет», но такое явное подражание Булгакову, конечно, моветон. На голове была кепка, однако одета она была задом наперед. Поэтому отдаленно напоминала берет. Одет господин был в огненно-рыжую кожаную куртку, на которую при соответствующем освещении было больно смотреть. А освещение было соответствующим – солнце клонилось к закату. Манжеты светло-бежевой рубахи крайне непрактично выглядывали из рукавов куртки. А впрочем, неважно все это. Человек, прищурившись, смотрел навстречу потоку машин. Да, чуть не забыл, в левой руке он держал черный матерчатый саквояж.

Человек занимался хич-хайком, или, говоря по-нашему, «голосовал». По-видимому, туда, куда он ехал, невозможно было уехать иначе, как на попутке. А на каждого «голосующего» рано или поздно находится своя машина. Правда, с вас могут запросить дороже, если идет дождь или просто машин мало. Но зато могут принять к оплате анекдоты, которыми вы потчуете водителя всю дорогу.

От ряда авто отделилась квадратная «Тойота» выпуска конца восьмидесятых и очень точно остановилась в паре метров от Навахо. Стоящие рядом хич-хайкеры, еще несколько человек, наперегонки бросились к ней. Однако темноволосый парень в очках-полосках поднял от руля руку с оттопыренным указательным пальцем – «только одного» - и все остановились. Две девчонки-студентки хотели ехать только вместе, так же, впрочем, как и другая компания из трех молодых людей. И тогда Человек-в-кепке походкой римского кентуриона подошел к машине, бросил короткий взгляд на заднее сиденье и сел рядом с водителем. Он всегда ездил сзади, это было нерушимым принципом, но в этот раз там просто не было сиденья – оно было снято. Может, на машине возили картошку к посевной, может еще что, но как бы то ни было, сесть было не на что. Поэтому водила и взял только одного попутчика – хоть часть бензина окупить.

«Тойота» мягко набрала обороты, плавно и без особого шума. Водила оказался невысоким крепким парнем неопределенного возраста. Кожаная куртка, короткие черные волосы с проседью. Вроде ничего необычного. А вроде что-то останавливает взгляд. Он сосредоточенно вел машину, без всяких эмоций.

Звук возник ниоткуда. Видимо стояла на этой довольно старой по иномарочьим меркам тачке неплохая акустика. Рэп. Музыка рабочих окраин. Но грамотно сделанная - жесткий гитарный звук сопровождения, поставленный женский голос в припеве. Количество m.f. на строку текста почти нулевое. А это тоже в какой-то степени показатель качества, в пору, когда большинство рэпперов норовят рассказать матом всю правду об этой жизни.

Люди не умеют общаться – это доказано. Попробуй, заговори с кем-нибудь – как, о чем, а вдруг дураком сочтут, и главное – зачем? Ну зачем цеплять незнакомого человека, если и со знакомыми, своими двумя знакомыми временами говорить не о чем? И люди молчат.

А ведь попробуй они…. Ведь стоит только попробовать…. Получится обязательно. И это убедительно доказали продавцы подарков. Те, что дарят бесплатные подарки на улицах, а потом берут за это деньги. Они и до сих пор живы, а уж первая волна сняла дивиденды – будьте нате. И все потому, что они не боялись заговорить с людьми.

Рэп удивительным образом вписывался в картину оранжевого закатного солнца, сырого весеннего ветерка, старой машины с молодым двигателем. Здесь он был на своем месте.

- Показывать поворот нынче не модно, - Навахо нарушил молчание, когда какой-то раздолбанный «москвичок» запросто вперся в их ряд, и наша «тойота» резко затормозила.

- …,- рэп и дорога полностью владели вниманием водителя, некогда разговаривать.

- Беда в том, что на тротуаре толкнуть кого-то плечом не смертельно. А на дороге – вполне может быть, - человек в кепке задом-наперед будто спокойно развивал свои мысли. Совершенно не повышая голоса, но слышно сквозь рэп его было прекрасно. – Торопятся люди, спешат. Все убыстряется в этой жизни. Новый «комп» можно выбрасывать через полтора года. «Мобилу» - через год. Скоро, рождаясь, мы будем заказывать место на кладбище.

При всей немногословности водителя, что-то в этой тираде его, видно, позабавило. Он криво усмехнулся.

Они выехали за город, дорога начала петлять по горам. Здесь яростное солнце выбило еще не весь снег, его остатки прятались у подножья лохматых елей. Но по всему было видно, что осталось ему недолго.

- Ускорился мир – приблизилось зло. В девяти случаях из десяти, если поступить очень быстро, не раздумывая – поступишь плохо. Вот как этот, - серебристая «ауди» пошла сразу на тройной обгон, но сверху из-за поворота вывалился встречный КАМАЗ-«дальнобой», и «ауди» залезла опять в свой ряд, жестко подрезав нашу машину. Водила, тормозя, ушел на обочину, сыграв желваком на скуле.

- Спокойнее. Он поимеет свое…. Человеку ведь почти всегда дается возможность взглянуть на вещи с двух сторон. А мы доедем. Сто пудов. Еще не было случая, чтобы я не доезжал.

Водила покосился под очками на самоуверенного пассажира, но ничего не сказал. Будто угадав его мысли, тот откликнулся:

- Конечно, люди уже только думают, что управляют этими монстрами. Разве можно назвать управлением то, что боится любой случайности.

Дорога вынесла их наверх очередной горы. Солнце резануло по глазам. Навахо достал солнцезащитные очки с зелеными стеклами. Рэп был полностью солидарен с солнцем. Каждая гора может стать чертой. За которой мира уже нет.

«Ауди» чихнула обдачком дыма из глушителя и «заклевала» к обочине. Водила обошел ее по сплошной разделительной полосе. Навстречу невесть откуда возникла маршрутная «Газель». Не успеть.

Навахо повел головой влево. «Газель» просвистела слева. Они разошлись на полосе, где не влезла бы и одна полноценная машина. Совпадение?

- Не было случая, чтобы я не доезжал, - Навахо задумчиво смотрел на дорогу.

Машина четко входила/выходила в повороты/из поворотов. Которых было здесь великое множество. За окном, выныривая то справа, то слева, бесновалось малиновое солнце. На глазах сходил с ума рэп. Положительно, этот мир плохо кончит. Водила крепко держал руль.

Грузовик, который они попытались обойти, начал играть в Шумахера. Болтаться по полосе вправо-влево, мешать обгону. Дорога пошла под гору так же круто, как до этого карабкалась вверх. Не-ет, Шуми приходил вторым только когда жив был великий Сенна. Неважно, ведет ли он болид «Формулы» или этот раздолбанный «Газон».

Пассажир поднял руку, поправил очки на переносице, а когда опускал, сделал движение, будто отмахнулся от надоедливой мухи. «Газон» резко, с заносом и сильно качнув, припечатало в крайний ряд. Он пошел как по рельсам. Обогнали. Неужели опять совпадение? Водитель «Газона», сопливый юнец лет 18-19 сидел с нелепой улыбкой-оскалом и смотрел на предметы с опозданием в 3-4 секунды.

- Самый страшный зверь нынче - это наркоман. Даже если сравнивать с самыми гнусными из людей, это не совсем люди, - человек в кепке выглядел задумчивым по-прежнему. А может, его просто укачивало. – Хуже него только драгдилеры. Наверное, кто-то где-то умирает от наркотиков, а им-то что? Гнилые подобия людей.

Солнце оголтело неслось прямо на них сквозь голые деревья.У рэпа миновал кризис. Видимо, самой депрессивной была первая песня. Или вторая. Маниакально-депрессивной, я бы сказал. Водила составлял с машиной одно целое. Наверное, он так и жил в ней, представляя из себя что-то типа автокентавра. Ел здесь, спал и лишь иногда высовывался, ну… вы понимаете для чего.

А тем временем, проскочив самый красивый и самый опасный спуск с поворотом почти в 180 градусов, они попытались обойти вяло телепавшийся микроавтобус с прицепом – то еще зрелище. В момент обгона человек, сидевший за рулем автобуса, вдруг понял – вот оно. Вот дай им сейчас обойти, и все. Так будет всегда. Все и везде тебя обходят. Все и везде тебя имеют. Жизнь прожита напрасно. И он резко пошел на обгон также медленно ползущей впереди «двойки».

Выдавив, таким образом, нашу «тойоту» далеко на встречную полосу. Если водителя «шестерки», идущей им в лоб, не хватил инфаркт, то только из-за ухабов на дороге. Они вернули его к жизни, и, зажигательно матерясь, он соскочил на обочину в метре от квадратного рыла «тойоты». Щелчок пальцами донесся с трехсекундным опозданием. Так бывает – ты сидишь, а слух отматывает звуки назад, как пленку. … пассажир щелкнул пальцами и «шестерка» ушла на обочину. Непохоже на случайность, уже не похоже….

- Вот так. И никто, вроде, особенно не виноват. Так, слегка, - теперь Нававхо явно выглядел сонным. Дорога стала более ровной, и его точно укачивало. – А ведь ты бился. И серьезно. Извини, что я так…. Не мое, конечно, дело, но я ведь скоро выйду и все…. И никогда…. Учитывая, как ты водишь, врубились, видимо, в тебя. Какой-нибудь дебил на первом году вождения. Или борзый на иномарке, что хуже. Да, точно. На крутой иномарке. И теперь тебя колотит. И руки на руле сводит. А уж давление…, - он вдруг неожиданно для себя зевнул. – Но ты верь. Вера, она удивительные чудеса творит. Прежде всего должна она быть. Вера.

Он замолчал. Дорога резко пошла вверх. Сказать, что водитель как-то отреагировал на эту тираду, было бы явным преувеличением. Но что-то в нем изменилось. Что-то неуловимое взглядом…. Теперь он уже не был частью машины. Его вполне можно было представить и без нее. Любующимся закатным солнцем, например.

Проскочив еще пару указателей населенных пунктов, дорога успокоилась. И в самом деле, не век же ей петлять по горам. Когда-то, чтобы сделать ее ровной, люди взорвали скалу. И рвали ее на протяжении 10 километров. Зато уж она вышла образцово прямая, да еще по берегу реки – загляденье просто, а не дорога. Даже рэп стал лирическим, насколько вообще может быть лирическим данное направление в музыке. Что-то об уличной любви.

Вот и Город-в-горах. Показался. Дороги в горах – вообще вещь утомительная, но на въезде в Город, это было что-то особенное. Кто-то отмыл деньги, переделав транспортную развязку и превратив ее в образец редкостного идиотизма. Представьте себе рейсовый автобус, большой мягкий ЛАЗ, что на въезде в крутую, очень крутую гору должен сделать змейку с поворотами по 90 градусов. Но главное, что доехали, вот он – Город, конец пути. Можно размять затекшие члены, выйти и окунуться, наконец, в весну. С ее соблазнами и обещаниями. Можно даже сделать вид, что поверил ей.

Что за «чайник» едет, и поворот не показывает? По новой развязке ему – вверх. Придумал же дятел какой-то. А «чайник» и не собирался поворачивать, шел навстречу. Может, он вообще здесь по новым правилам еще не ездил, развязку переделали недавно. Подруга «чайника», сидевшая на переднем сиденье, могла увидеть увлекательнейшее зрелище в своей жизни – лобовую атаку двух «тойот».

Что характерно, никакого ощущения опасности, никакого сверхбыстрого просмотра своей жизни водитель не испытал. А «чайник» заметался, он уже понял, что вперся не туда, но 90 км/ч за секунду не сбросишь. Вправо-влево, вправо-влево, куда отвернуть, куда?!! Только облачка пыли из-под колес.

Водитель вывернул влево и затормозил. Только влево, хрен с ним, с кюветом, главное не в лоб, только влево. «Чайник» прошел в сантиметрах, остановился с заносом перед шедшим сзади «жигулем». Был бы на русской, точно бы опрокинулся….


* * *

- Ы-ы-ы! – пассажир душераздирающе зевнул.

Они стояли на обочине, свесив одно колесо в кювет. «Чайник» уже уехал, «жигуль» тоже.

- Уже приехали? – снял очки и проморгался.

Водитель сидел, откинув голову на спинку кресла.

- А мне, кстати, здесь и выходить. Удобнее здесь.

Человек в кепке задом наперед положил 2 тертые «десятки» на панель и вышел, аккуратно прикрыв дверцу. Потом наклонился и постучал пальцем по стеклу. Водитель нажал кнопку, стекло уехало вниз.

- Да, самое интересное-то я проспал. Так что это ты сам…. Ты можешь….

- Ты кто такой, вообще?

- Я - Дух дороги. «Помощь в кризисных ситуациях…». Рекламный проспект дать?

На это водитель не ответил, только отрицательно покачал головой.

И Навахо ушел вдоль дороги, ведущей в Город. Прямо навстречу закатному солнцу. Пока не растворился в нем совсем.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Руслан Рузавин

Родился в 1974 г. Окончил Красноярский Государственный технический университет. По образованию инженер-энергетик. Публиковался в журнале «Странник», в региональных печатных изданиях, в интер�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ГЕНИЙ АДАПТИВНОСТИ. (Драматургия), 156
МУЗЫКА ВЕТРА. (Проза), 103
НЕОБЫЧНЫЕ ПОПУТЧИКИ… (Проза), 91
МОЛЧАНИЕ - ЗОЛОТО? (Проза), 82
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru