Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Виктор Власов

г. Омск

ИГРА

Рассказ


Я ожидал, когда уйдёт мама, чтобы скорее сделать уроки и поиграть с соседкой - Маринкой. Наконец, мама зашуршала пакетом и ушла на работу, тихо притворив дверь. Я соскочил с кровати, быстро умылся, почистил зубы. Учился во вторую смену, поэтому времени утром - завались. Она всегда приносила новые диски с играми, мультики и комиксы. Наспех сделав уроки, позвонил подруге. Маринка не спала, донёсся из трубки её весёлый звонкий голос:

- Ванька, ща забегу!

Она примчалась через пять минут. В руках держала два диска без этикетки.

Сегодня подруга выглядела особенно хорошо. В приподнятом настроение она казалась даже выше и милей. Блестели тёмно-зелёные глаза, она улыбалась беззаботной улыбкой. Откинув русую вьющуюся чёлку с прямого лба, не торопясь скинула туфли. Две косички на голове причудливо сплетались одна в другую и походили на корону. Босиком пройдя в комнату к зеркалу, девочка со скрытым восторгом рассматривала себя некоторое время. Она любила, когда дома у меня никого. Оживлённая, включала компьютер, и мы с великим азартом играли. Но сегодня играть не хотела. Выпрямившись в полный рост, загадочно кивнула и с видом знатока включила мой dvd-плеер и телевизор. Я всегда бурно поддерживал её идеи - она была старше на три года и часто помогала делать математику, в которой я мало что понимал. Поставив диск в плеер, она медленно присела, положив ногу на ногу, глянула на меня зорко и хитро исподлобья. Я с интересом воззрился на экран. Присел рядом и тоже смотрел. Ого, взрослые игры! И так здорово! Они сильно отличались от тех, что она приносила раньше. Пристально наблюдая за действом на экране, я почувствовал возбуждение, немного покраснел, сдвинув колени. Она, заметив мой румянец на щеках, иронично улыбнулась.

- Это… - она посмотрела на меня вдохновенно. Глаза её расширились и потемнели сильней, приподнялись редкие тёмные брови. – Давай поиграем в игру «Хозяин и слуга»?

- Новая игра! Давай, - восторженно согласился я.

Она всегда придумывал разные захватывающие игры. Принимать в них участие – одно удовольствие. Чего только стоила «Войнушка» вокруг здания детского садика, а марш-бросок по гаражам наперегонки?! Полный идей и желания развеселить, она очень радовала меня.

- Будем как в фильме, - сияя, она мечтательно закатила глаза. - Сначала Хозяйка - Я! – провозгласила она торжественно, гордо подняв острый, как полумесяц, подбородок. Маринка властно глядела на меня, улыбаясь самодовольной улыбкой победителя. Светло-оранжевая футболка облегала её прекрасную фигуру – много лет она занималась фитнесом, занимала неплохие места по городу. Сложив изящные руки на груди, она дала понять, что подходит на эту роль как нельзя лучше. – Ты будешь мой слуга!

В игры взрослых я никогда не играл, поэтому мы начали.

Поглядев на экран, она хищно улыбнулась и попросила, чтоб я убежал от её. Затея мне понравилась. Только я задумал побег в другую комнату, как поймала и легонько толкнула на пол. Действия, которые она производил, вызывали у меня одновременно огромный восторг и тревогу. Я ни в коем случае не сопротивлялся, казалось, своей покорностью принесу равновесие своей душе и душе моей подруге. Внутри меня зародилось незыблемое ядро. Оно приятно вибрировало, когда я подчинялся старшей подруге. В эти удивительные минуты она была для меня больше, чем обыкновенным человеком и даже подругой, он стала для меня Богиней, смыслом существования, источником великого блага. Мне казалось, что я - орудие чего-то великолепного и управлять мной могла только Она. Стоило мне воспротивиться чему-либо, как Маринка выглядела тоскливо и капризно. Разочарование подруги я переносил с трудом, и дабы не нарушить возникающую между нами гармонию, я снова поддался магической силе. Только слушаясь, я чувствовал блаженство; рабское повиновение приводило в трепет каждую клетку моего организма, а сам я благоговел, испытывая лучшие чувства. Она выделывала такое, что я не мог смотреть. Послушно исполняя желания, ощущал наслаждение. Она делала со мной то, что с трудом поддавалось объяснению, а я радовался. Меня бросало то в жар, то в холод, в глазах стояли слёзы, но я словно не имел право нарушить нить, связывающую наши трепетные сердца.

Игра закончилась, и стало не по себе. Смутное ожидание чего-то неминуемого сильней сблизило нас.

- Никому не говори, - предупредила она серьёзно.

- Не скажу, - опустив голову, ответил я.

После игры мы долго не разговаривали, не смотрели друг на друга. Однако прошло время, и Маринка пришла ко мне, попросила поиграть заново. Так продолжалось каждый раз. Безобидная игра переросла в нечто необъяснимое, но жутко волнующее и приятное. Играя со мной во взрослую игру, она будто бы забывала, что моя лучшая подруга. Обладающий слабоволием, я не отказывал, повиновался. Во мне загорался огонь, обжигающий и верный, в груди словно появлялись струны, искусно играть на которых могла только Хозяйка. И не повиновение ей сулило не только её гнев, но и нарушение некоего баланса, который я не мог объяснить.

После игр Маринка научилась радоваться; она удовлетворённо улыбалась, а я не мог смотреть на неё. Она говорила радостно, освобождёно, а я чувствовал стеснение и тревогу. Всегда когда она приходила, я словно не принадлежал себе. Перестраивалось моё существо, и пропадал здравый смысл. Я одновременно и боялся, стыдился и с нетерпением ждал её прихода. Она лишь появлялась на пороге, я облегчённо вздыхал, ощущал себя спасённым. Но стоило ей не прийти, я переживал, искал способы исцелиться в одиночку. И все они ненадолго гасили смятение, ненадолго помогали забыть... Моё тело и душу влекло к ней, неудержимо. Я не мог оставаться без Хозяйки. Мир, казалось, уменьшался, душил меня, краски в нём тускнели, свет мерк, и раздражали родные люди.

Особенно ночами я не засыпал спокойно. Раскрывшись, тихо лежал в постели и глядел в окно на крохотные алмазы Млечного Пути. Полумесяц, чуть прикрытый тёмной дымкой облака, сиял чистым бледно-шафранным светом, отчётливо вырисовывал ближние ветви клёна и клочок тряпья на них, выброшенный с верхних этажей. Я в очередной раз поворачивался на кровати, пытаясь отыскать удобное место. Не давали уснуть призрачные образы, которые заряжали моё изнемогающее тело сладким теплом будоражащим нервы и сознание.

Однажды нам пришлось расстаться навсегда. В поисках качественного образования мы разъехались по разным городам.

Когда судьба разлучила нас, я испытывал страшную депрессию. Не хотелось ни есть, ни пить. Я жил надеждой, что, наконец, найду исцеление во времени, но оно лишь усугубляло положение. Мне казалось, что оно протухло, подобно залежалой рыбе, потеряло смысл. Отравляла ненависть, будто зерном проросшая во мне. Вездесущая и проклятая, она не давала покоя. Впуская свои мерзкие холодные ростки, она будто разлагала меня изнутри. Серели краски дней без Хозяйки, я превращался в сгусток больных нервов. Подруга, Маринка, Хозяйка… мне нужна была третья и только она, только Хозяйка, которая вдохнула бы в меня радость жизни. Сладкие горячие иллюзии, призванные приводить в бурный восторг, теперь доводили до ужасного исступления. И внезапно я ощутил: ещё немного и случиться нечто непоправимое, ещё немного и я сорвусь и не вернусь… Собравшись мыслями, я решился на поиски новой Хозяйки, теперь суровой, как стражник тюрьмы, крепкой, как сталь, неумолимой, как время.

Зарегистрировавшись на сайте знакомств, я читал анкеты участниц, обращая внимание на многое. Отыскав подходящую, оставил сообщение, попросив номер телефона. Это была высокая тридцатипятилетняя красивая женщина - гречанка, занимающаяся лёгкой атлетикой. Только услышав её голос, внушающий уважение, я понял: она – моя! Познакомившись, убедился в этом. Я всмотрелся в её глаза, они могли быть мрачными, как свинцовые тучи, могли метать искры, отливая глянцем, могли становиться холодными, как зимний пейзаж, властными, обжигающими, которыми она притягивала, заставляя покоряться восторженно и самозабвенно. И в них вспыхивал весёлый огонёк настоящего друга. Она стала моей хозяйкой легко и так, как не была прежняя. Приходя к ней домой вечером или ночью, я как впервые испытывал противоречивое чувство. Страх и сладкое предвкушение моментов терзали сердце, заставляя кровь то леденеть, то бурно кипеть. Моё давнее преклонение перед прежней хозяйкой воскресло во мне перед столь чудесным её воплощением в новом человеке – Констандине.

Я жил полной жизнью, вкушая её сочные плоды, редко навещали отчаяние, одиночество и печаль.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Виктор Власов

Родился в 1987 г. Окончил Московский институт иностранных языков (Омский филиал). По программе студенческого обмена работал в США. Преподает английский язык. Состоит в литобъединении им. Я.Жура�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ХРУПКИЙ ЧЕЛОВЕК – ПИСАТЕЛЬ. (Публицистика), 114
ШЕДЕВР. (Проза), 108
В ГОСТЯХ У ПИСАТЕЛЯ. (Публицистика), 105
РЕПЕТИТОР. (Проза), 100
ПОСЛЕДНИЕ ЗЕМЛЯНЕ. (Проза), 99
УБЕЖИЩЕ. (Проза), 98
ИГРА. (У грота Эрота), 96
ПЕДАГОГИ. (Проза), 95
ПРОСТО ПАРА. (Проза), 93
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru