Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Спартак Басыров

г. Салават

ГИТАРА

Рассказ

«А что? Нормально!» - подумал Смирнов.

Ещё вчера её кто-то разлюбил в пьяном дебошном бреду, - шпана подъездная, - а сегодня, ты погляди, какая красавица. Погладив ей деку, он вывалил из пакета на кровать пару колков, упаковку струн, медиатор, за всем которым сбегал после работы в музыкальный салон. Он давно мечтал научиться играть на гитаре, но как-то всё работа, работа, а по выходным с соседом в шахматы, так и шло время, незаметно подлое, пока не стукнул в этом году сороковник, что заставило, конечно, почесать репу, поднапрячь само-мышление. Чего-то надо, или жениться, ёлы-палы, или научиться играть блюзы. Смирнов страшно любил блюзы. И вот вчера такой случай. Ранним раном перед работой, пока запирал квартиру, увидел её бледные черты в глуби сумрачной площадки. Прошлой ночью шпана тут шумела, спать не давала. Гитара лежала в полном сраче, среди пустых бутылок, окурков, шприцов; перед дверью в углу было как всегда нассато, ещё валялся бурый пикантный комочек, - прокладка, не сразу догадался; - отняв бездыханную брошенку от пола, он понял, от чего такая характерная вонь, от кучки дерьма под декой.

На работу он простительно опоздал. Отмывал гитару, что далось нелегко, запах дерьма сдался с третьей процедуры, и то, под обильным прыском деодоранта.

Тут было видно и понятно, какая она и почему её бросили. Гриф – на щепах, дека – с трещиной, колки разбиты, струны оборваны, внутри что-то кувыркалось. Смирнов извлёк колпачок от шприц-иглы. Но всё это не так безнадёжно. Рухлядь стоила починки. Хотя бы из уважения к её мозолям, чернеющим овальчиками на ладах. Раз долго служила, значит, служила хорошо. Смирнов нежно улыбнулся девушке-наклейке. Именно это место деки он погладил вначале.

Реанимировать оказалось пустяк. Выправил покосы, залепил трещину, новый болт затянул аж ого! а про струны с колками и говорить нечего. Осталось главное. Настроить. Пришёл гитарист Юрка. Повертел болезную. Сказал, что таких хреновин давно не видал, в смысле, посоветовал выкинуть на помойку. Но потом, потерев шершаву подбородка, предложил вариант, пришедший только что по вдохновению (творческая личность). Можно, допустим, покрасить её жёлтой эмульсионкой, повесить на стену – чисто прикол. И намекнул, дескать, женщин интригуют всякие-такие штучки. А настраивать барахло – уволь, дружище, из принципа однозначное нет. Ушёл Юрка гитарист, сочувствующе похлопав друга по плечу, а тот посидел, посидел. Да купил самоучитель. Сам настроит. Обойдётся без советчиков. И кажется, настроил, всё по написанному, с «ми». Но гитара своенравно расстраивалась. Прошла неделя. Смирнов убил два выходных. Сознательно не открывал шахматисту. Но гитара оказалась сущей козой. Смирнов глядел на девушку-наклейку уже почти женоненавистно. Сто раз перепроверено, колки крепкие, струны тугие, а про гриф и говорить нечего. Чего ей надо? Психанул в конце концов. Жёлтую купил эмульсионку, девушку замазал нахрен, и струны, стала она висеть на стене над диваном, наискос, по-художественному, чисто прикол, чтоб женщин интриговать. Осталось дело за ними, где их взять? Из Восьмого Марта, конечно.

Они пришли к нему с Юриком, две обалденные девушки-наклейки. Одна брюнетка, одна шатенка. Юрка за столом посмеивался, подмигивал Смирнову. Обе, задравши личики на стену, перешли на мгновенный экстатический ах. Да, да, орал припоздало Юрик, мой друг большой оригинал, очень интересная личность, творческая натура и тэдэ. Девушки запросили концертик. Смирнов даже превзошёл Юрика: сослался на руку, мол, после операции ещё не зажил перелом, - тоже подзапоздал. И в общем, все впоследствии подзапоздав, устроили друг другу праздник так праздник, с плясками, плясками и логическим их завершением. Смирнов под полдень обнаружил подле себя шатенку. Она мирно дрыхла как своя, бесстыдно полураскрытая, живая баба с обтёртыми губами об его. И вспоминал тихонько: Юрик с брюнеткой, отплясав по заходу на посошок, убыли восвояси, ну да, это понятно. А потом был туман. И сейчас туман. Гитара на стене. Он узнал её, и стало нормально. Чисто прикол. Сорок лет. Надо бы, гм, подсолиднеть, что ли. Закурил. Шатенка открыла очи. Он спросил её имя. Она не обиделась.

Эвелина сказала, что её любимый цвет жёлтый, и она обожает музыку, можно остаться? И он её оставил. Она носила преимущественно жёлтое, и фанатела по Бадди Гаю и Джон Ли Хукеру. А Смирнову отпала необходимость готовить, и возникла необходимость хоть какого-то смысла. А смысл – есть завтрашний день, ежедневно грядущий, как событие Великого Случая. Он принял его дары, найдя гитару, потом девушку, «и тэдэ» по цепочке, должно быть, следующее – дети.

«А что? Нормально!» - подумал он. И купил кухонный гарнитур.

И спальный.

А старый диванчик отдал Юрику, который сделал ему столько хорошего. Когда втащили диванчик в холостяцкую халупу, гитарист позвал друга на кухню. Тот и ахнул. Над столом висит гитара, стильно обклеенная газетными кусками. Ну как? спрашивает Юрик, доставая из холодильника водку. А что? Нормально! отвечает Смирнов под гедонистический гогот чудака.

Эвелина рассказала про брата-художника. Что тому типа понравилась идея с гитарой; что у него на стене появилось новое художественное произведение, семиструнка, расписанная по евангелическим мотивам; он назвал это «Благовест». Может пойдём, посмотрим? предложила она. Смирнов сослался на головную боль.

Год гражданского брака. Потом отгрохали свадьбу. Молодожёны решили, что 8 Марта для них день всех дней, главная дата календаря, очень символично, будто б - путеводная звезда совместного их счастья, говоря поэтически, что ли. К тому же, совпадает с пятницей, со свадьбой то есть. Шафер Юрик преподнёс самый лучший подарок, так решили все. Он подарил им песню собственного сочинения. Там в шутливой дружеской манере описывался тот самый 8 Марта. Юрик ничего не упустил, а кое-что, конечно, приврал для большего юмора. Но главное, что два сердца соединила любовь к музыке, гитара на стене, расцветшая в квартире холостяка цветком хризантемы, предвестницей счастья. Столы сотрясали хохот и рукоплесканья. Спев песню, Юрик пересказал историю прозаически. Кто-то кричал «браво». Затребовали ещё-ещё песен. Но Юрик отложил гитару и попросил подняться одну рыженькую, представив публике Анжелу. Кстати говоря, точно такая же история, - друг хитро подмигнул жениху, - дело в том, что у него в кухне тоже висит подобная гитара, обладающая магнетизмом любви. Юрик покорил торжество. Подзапоздало его заслонил собою тамада, вылезший, наконец, из уборной.

Постепенно «гитара» разрослась на знакомых и незнакомых. В их стенах висели красные, жёлтые, синие, зелёные, оранжевые, а так даже в клеточку, в полосочку, в горошек и в кто на что. «Гитара» стала идеей, фэшн, где-то и арт (брат Эвелины продвигал эту линию). Затем, конкурсы, выставки. И как следствие, повылезли концепты, дизайны, салоны, трэнды, брэнды, фишки, феньки, кулончики, календарики, открытки, духи, водка, майки, куртки, причёски, мобильники, презервативы, мужской эротический журнал… п-п-партия… «и тэдэ».

Недавно Смирнов заходил в «комиссионку», видел две гитары. Одна под гжель, одна под хохлому. Купил ту, что на жену похожа. Повесить вот так над люлькой. «А что? Нормально!» - пискнет малыш.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Спартак Басыров

Родился в 1977 г. в Томске. Публиковался в журнале «Бельские просторы», лауреат литературной премии «Надежда». Живет в г. Салават....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ГИТАРА. (Проза), 98
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru