Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Наталия Орлова

г. Москва

В ЗАХОЛУСТНОМ ГОРОДКЕ

(Рассказ бабушки, Анны Андреевны Овчинниковой)


Громыхалова работала-сидела в сельской больнице более двух десятков лет, словно пожизненная пломба, прикрепленная намертво к зубу. Интересно, что на протяжении всех этих лет она не менялась. Менялась власть, эпоха, погода, времена года сменяли друг друга, приходили и уходили медсестры, врачи, больные, сама больница переезжала с места на место. Неизменной оставалась одна Громыхалова.

С первого дня работы и по сей день выглядела такой же грузной, высокой и необъятной женщиной. Когда садилась Громыхалова на стул, то приходилось подставлять второй, чтобы уместилась ее огромное, округленное, похожее на набитую подушку, заднее место.

Черты лица у Громыхаловой оставались угловатыми, грубыми даже после того, когда она превратилась из девушки в женщину и мать, родив на свет сразу трех мальчиков.

В больницу Громыхалова приходила чуть свет. И находилась в кабинете в строго отведенные часы работы, как послушный солдат на боевом посту. Не дай Бог, кто-то из больных придет минутой позже положенного времени и постучит к ней в кабинет.

- Не принимаю, опоздал, вишь двенадцать уже, что телился то, с утра придти нельзя что ли? – толстым голосом, словно басом, отвечала Громыхалова. Больной невольно обескураживался и забывал, зачем и приходил на прием, ведь все вроде у него со всех боков живо и здорово.

Как-то поздней зимой приковылял в больницу старик на одной ноге. Пришел раненько, чтоб всех «дохтаров», как говорил он, обскакать успеть.

Дали ему талончик к зубному, ждать очередь у которого пришлось около часа. Потом заглянул он к окулисту, что-то глаза у старого слабо видеть стали. Зашел после окулиста и к хирургу с жалобами на больную ногу одну. Тот юмористом оказался, поэтому сказал старику:

- Есть тут у меня способ лечения один, чтоб ты вовсю оставшуюся жизнь свою и не мучился больше?

- Прошу вас, дохтор, пропишите мне энто лечение.

- Да отрезать надо ногу твою, вот и конец всем проблемам будет, - сдерживая улыбку, ответил врач.

Старик не знал, что и ответить, рот открыл было, а сказать не может, челюсть застыла и окаменела, словно от наркоза. Вышел он от хирурга, и решил домой отправиться от таких юморных докторов. Потом вспомнил старик, что к терапевту зайти ему бабка велела, так как кашляет он часто, вот и надо легкие послушать. Терапевтом оказалась Громыхалова.

- Можно зайти, - робко отрывая дверь, спросил старик.

- Осталось пять минут до конца приема, если уложишься, то заходи, - раздалась-пробасила Громыхалова.

- Да, я, я уложусь, - стушевавшись после громового, не женского голоса врача, ответил старик.

Он вошел в кабинет, прошел к столу и сел.

- Пожалуйста, послушайте мне легкие, что-то кашель меня одолевать стал.

- Да, ты желтый весь, как песок, тебе анализы сдать нужно, а потом уж на прием приходить, - громыхая словами, выдала Громыхалова. Слова, словно молотком постучали по ушам старика.

- Да, вы послушайте, я недавно и кровь, и мочу сдавал, - почти заикаясь, протягивая свою историю болезни с анализами, ответил старик.

- А ты на какой улице живешь? – спросила строго медсестра, перебиравшая бумажки, и сидевшая напротив Громыхаловой.

- На Водяной, дом двадцать два, - ответил старик.

- Он же не с вашего участка, - сказала медсестра Громыхаловой.

- Ты к Горемычному должен на прием идти, он твой участок осматривает – громко и четко толстым голосом скомандовала Громыхалова, складывая все анализы в историю болезни не везучего в этот день старика.

- Спасибо, что-то я старый оплошал, - радуясь как ребенок, ответил старик, почти выпрыгивая на одной ноге из кабинета Громыхаловой.

Выходя на улицу, старик огляделся, глубоко вздохнул всеми не прокуренными еще легкими, натянул старенькую шапку-ушанку и пошел домой. В голове его постукивали слова-приговор Громыхаловой - «желтый как песок», но они почему-то не трогали, не шевелили и не пугали, а только веселили. В его душе слова улеглись, успокоились, и установился мир, словно штиль на море. «На себя бы посмотрела» - улыбнувшись, не зло подумал старик про Громыхалову, и заспешил к, где ждала любимой, хоть и сморщенная от ветхости старушка.

При мысли о своей любушке все вдруг заиграло и запело в старом. Солнце выглянуло из-под серых и толстых, как пуховики, облаков, будто радуясь и веселясь вместе с ним. «Молодость не грех, а старость не смех» - вспомнилось и завертелось в старом. Кураж овладел обветшалым телом старика, ковылявшего на одной ноге к жене и теплой русской печке.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Наталия Орлова

Родилась в с.Ижевское (Рязанская обл.). Окончила Литературный институт им. Горького и Московский государственный университет культуры. Публиковалась в «Учительской газете», журналах «Встреч...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

НЕПОСЕДЛИВАЯ. (Проза), 105
ОСКАР. (Проза), 102
В ЗАХОЛУСТНОМ ГОРОДКЕ. (Проза), 98
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru