Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Кристина Фиш

г. Новгород

ЖЕРЕБЕНОК

Рассказ

Думал, грязь на руках, а оказалось – первый весенний загар от яростного майского солнца. Моется он тщательно. После рабочего дня (а он работает водителем в супермаркете) ему всегда хочется провести в ванне по меньшей мере часа четыре.

В дверь ванной ломится Глебка:

– Папа! Я не понимаю, как этот паровозик собирать!

– Да отстань ты от него! - слышится голос Ирки. - Щас папа помоется, покушает и собирет твой паровозик! Иди тетю Оксану смотреть! Уже началась, наверное!

«Тетей Оксаной» у них в семье называется передача «Спокойной ночи, малыши». Просто Глебке ведущая нравится больше главных героев программы. «Что из него вырастет, если он уже сейчас только на баб пялится?» - вздыхает иногда Ирка. «Ничего. Мужик из него вырастет. Мужик», - обычно отвечает Володька.

Вообще, хороший у них сынок. Все понимает. Однажды Володька спал пьяный, а Глебка подошел и ласково так накрыл его детским одеяльцем. Володька от этого прикосновения чуть заметного мгновенно проснулся почему-то, но сделал вид, что по-прежнему спит. Он тогда чуть не расплакался от умиления.

Вот и сейчас, сидит Володька, жует картошку и вспоминает, как Глебка его одеяльцем накрывал. И такая нежность в нем вдруг проснулась, что он сказал жене:

– Пойдем завтра с Глебкой в парк гулять?

– Ты что, с дуба рухнул? У меня, в отличие от тебя, выходных среди недели не бывает. Давай в субботу?

– А в субботу я работаю!

– Тогда в воскресенье.

В воскресенье, конечно можно, но... Наверняка же в субботу после работы с мужиками собирутся. А значит, на следующий день Володька точно будет не в настроении и все сорвется... Подумав, он сказал:

– Не, давай я все-таки завтра с ним в парк схожу. С утра.

– Ты что, с дуба рухнул? А как же садик?

– Ну, Господи! Раз в жизни хочу побыть с ребенком, а ты со своим садиком! Ты же там работаешь! Скажи, что приболел!

– Вот именно, что раз в жизни... - пробормотала Ирка. - Ладно, идите куда хотите...

В парке Глебка сразу запросил сладкой ваты. Володька усомнился:

– А ты съешь такую большую?

Но он съел, причем довольно быстро, и заявил, что теперь хочет смотреть уточек. Купили булку, пошли к пруду. Но уток там не было. Только бутылки плавали.

– Странно, - сказал Володька. - В прошлом году вроде были утки. Улетели все, что ли?

Глебка заплакал. Да и Володька, признаться, был разочарован отсутствием уток. Он ведь еще с вечера представлял себе эту картину — как они, отец с сыном, кормят уток на берегу... А тут, такой облом.

– Хочу уточек! Уточек хочу! Их надо покормить!

– Ну, сынок, откуда же я тебе возьму уточек, если их нет? Хочешь, мороженого тебе куплю?

Глебка забыл о своем горе и радостно закивал. «Весь в мать, - подумал Володька. - Только покупок от меня и ждет». Но это он так, для порядка подумал. На сына ему тратиться не жалко.

Глебка поел мороженого. Потом попрыгал на батуте. Володька оплатил 15 минут. Прыгал Глебка с восторгом и криками, но ровно через шесть минут начал слезать с резинового зАмка.

– Ты куда полез?! - закричал Володька из-за родительских спин. - Глеб! Я кому говорю! Прыгай еще! Заплачено ведь!

– Не хочу, - помотал головой Глебка.

Делать нечего. Не скандалить же, не портить ребенку такой хороший день. Хотя неприятный осадок у Володьки все-таки остался.

После того, как Володька с трудом натянул на сына ботиночки, сходили, по Глебкиной настойчивой просьбе, к пруду, посмотреть, «не вернулись ли уточки», а потом решили ехать домой. Уже как-никак два часа гуляют.

А надо сказать, что от парка они далековато живут. На автобусе минут сорок ехать. Володька надеялся, что Глебка уснет, но спать он не хотел и жалобно скулил:

– Пап, ну расскажи сказочку... ну расскажи...

– Какую еще сказочку?

– Ну, какую мама рассказывает!.. Про волка и теленка!

– Да не знаю я такую сказку!

– Ну, другую расскажи!

– Да я вообще сказок не знаю. Сынок, посмотри в окошко, вон там подъемный кран какой огромный!

Кран отвлек Глебку. Но ровно на десять секунд.

– Пап, ну расскажи! Ну, пожалуйста, расскажи!

– Ну ладно, - сдался Володька. - Я расскажу тебе про... ежиков. Да, про ежиков. В общем, жили-были ежики и один раз...В общем, один раз они пошли гулять в парк, ну, как мы с тобой сегодня. Был хороший солнечный день... Светило солнце... Пели птицы...

Вроде сказка получалась хорошая, отметил про себя Володька. Прямо как в книжках.

– Ну вот, значит... Погода была хорошая. Зверей в лесу было много, они прыгали туда-сюда, веселились, песенки пели...

– Мужчина! - вдруг обратилась к Володьке женщина лет тридцати, сидевшая напротив Глебки. - Вы посмотрите, ваш ребенок мне уже все брюки своими ногами запачкал!..

Глебка, действительно, болтал ногами.

– Ой, ну извините, - замялся Володька, хотя, если честно, стыдно ему перед женщиной не было, уж слишком строго она с ним говорила. - Глеб, сиди спокойно, не болтай ногами!

– Ладно. Ты сказку давай! - и снова заерзал на своем сидении, заболтал ногами.

Женщина опять занервничала:

– Нет, мужчина, ну вы внушите, наконец, своему ребенку, что нельзя так себя вести! Я не понимаю, вы что, специально это делаете?!

– Да почему специально-то?! - опешил Володька. - Это же ребенок!

– А мне-то какая разница? Я на работу еду, а вы тут сидите и пачкаете меня!

– Это же ребенок! А если вам что-то не нравится, возьмите и пересядьте, вон мест полно свободных!

Глебка терпеливо ждал продолжения сказки о приключениях ежиков и ногами уже не болтал.

– Почему это я должна пересаживаться?! Вы позже меня зашли, сами и пересаживатесь!

– Себе дороже! - сказал кто-то из пассажиров Володьке. - Возьми да пересядь. Чего с бабой-то спорить?!

– Нет, подождите, - ответил Володька. - Я вообще-то с ребенком! Пусть сама пересаживается, если ей что-то не нравится! Дура чертова!

Пассажиры заулыбались, предчувствуя развитие скандала.

– Козел! Ты еще обзываться будешь?! Сначала пачкают, потом оскорбляют!

– Я, что ли, пачкал тебя, идиотина?! Я?!

– Ну, этот твой!.. Все равно!

Володька посмотрел на людей вокруг в надежде найти у них поддержки, но никто не выказывал расположения ни ему, ни скандалистке. Люди кидали на них полуулыбки, полувзгляды, а в общем, было видно, что им все равно. Час дня. Наверное, они ехали на обед.

– Это же ребенок!.. - Володька едва сдерживался, чтобы не ударить ее. - Да пошли вы все!

Аргументы иссякли, и он вместе с Глебкой вышел из автобуса.


До дома шли пешком. Глебка запросился на руки – устал идти.

– Пап, а что дальше-то? - спросил он.

– Чего – дальше? - хмуро переспросил Володька.

– Ну, в сказке.

– В какой?

– Ну, про ежиков.

– Отстань.

– Ну, папа! - Глебка приготовился плакать.

– А ну, не реветь! - скомандовал Володька. - А то позвоню тете Оксане, и она сегодня «Спокойной ночи...» тебе не покажет.

Остаток пути преодолели молча. Володька умудрялся нести Глебку на руках и смолить одну за одной. В голове у него была одна мысль: «Ну, вот так всегда! Нет, ну что за уроды, что уроды!..»


А дома Глебка спросил:

– Папа, а это плохо, что я – жеребенок?

– Чего?! - поперхнулся супом Володька. - Какой еще жеребенок?

– Ну, ты той тете сказал: «Это жеребенок»...Ты же про меня сказал?

– Жеребенок! Ах ты мой жеребенок! - смех так и разбирал Володьку. - Жеребенок ты мой!..

И закружил Глебку по кухне.

И все было хорошо.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Кристина Фиш

Родилась в 1989 г. в г.Малая Вишера (Новгородская обл.). Студентка отделения журналистики филологического факультета Новгородского госуниверситета им. Ярослава Мудрого. Живет в Новгороде....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ. (Проза), 113
МОЯ ХРЕНОВАЯ СУББОТА. (Проза), 113
БАСМАЛА. (Проза), 103
ЖЕРЕБЕНОК. (Проза), 101
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru