Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Лола Звонарева

г. Москва

О «ЧЕРНОЙ КУРИЦЕ» И ЕЕ ПОДЗЕМНЫХ ЖИТЕЛЯХ


Все началось с того, что я предложила своему другу поэту Владимиру Друку, потерявшему работу редактора в журнале «Клуб», где он печатал мои статьи о молодой поэзии, пойти на работу в журнал «Пионер». Я знала, что там есть вакансия, а умный и добрый главный редактор Анатолий Мороз мог его взять на работу, так как по-настоящему любил талантливых людей и не обращал внимания на национальный вопрос, столь болезненно порой обсуждаемый в России.

Я позвонила Анатолию Степановичу, он принял Володю, побеседовал с ним и вскоре Володя Друк стал сотрудником редакции. Володю немного смущало, что он, независимый поэт-авангардист, стремящийся дистанцироваться от советской власти, работает в журнале с ортодоксальным советским названием «Пионер». Но в соседнем кабинете сидела Софья Игнатьевна Богатырева, вдова знаменитого переводчика Богатырева, убитого в подъезде сотрудниками органов. Знаток детской поэзии, Софья Игнатьевна, дочь знаменитого издателя эпохи Серебряного века Ивича, была в свое время сердечным другом Иосифа Александровича Бродского, близко дружила с Анной Андреевной Ахматовой и Надеждой Яковлевной Мандельштам. С таким человеком, согласитесь, приятно работать в одной редакции!

Володя только что создал вместе с друзьями клуб «Поэзия», и, очевидно, именно поэтому он горячо одобрил идею поэта и переводчика Николая Ламма (увы! – покойного) создать общество молодых детских писателей. Они пригласили меня в редакцию «Пионера», где тогда служили, и поделились своим замыслом. Меня он, прямо скажем, привел в восторг!

Я незадолго перед этим прочла печальную статистику в журнале «Огонек», которая утверждала, что средний возраст писателя (официального члена Союза писателей СССР) в Москве – 67 лет, в Ленинграде – 64 года. А наша секция детской и юношеской литературы Московского отделения Союза писателей – еще старше. Таким образом, для детей тогда писали даже не мамы и папы, а бабушки и дедушки.

Кроме того, я знала, что меня окружают люди редкого таланта – я открыла их для себя во время Всесоюзного совещания молодых детских писателей, которые почти каждый год устраивал ленинградский журнал «Костер». Неутомимый Святослав Сахарнов, тогдашний главный редактор «Костра», первым увидел в скромных провинциальных литераторах сегодняшних авторов талантливых книг – Владимира Одноралова, Дмитрия Верещагина, Нину Пикулеву…

В Москве и в Ленинграде я также была знакома со многими детскими писателями новой волны, чувствовала их мощный творческий потенциал. Объединить их по примеру обэриутов (я написала тогда несколько статей о Данииле Хармсе и хорошо представляла, как рождалось это легендарное созвездие талантов) в неформальное литературное общество – это задача мне показалась заманчивой. И мы – Николай Ламм, Владимир Друк, Юрий Нечипоренко - начали писать манифест – каждый сочинял по абзацу, а потом я дорабатывала общую канву, консультируясь с Львом Яковлевым и прозаиком Борисом Минаевым.

Нас согревала мысль, что наши тексты – благодаря отваге и в хорошем смысле авантюризму главного редактора А.С.Мороза - будут напечатаны огромным тиражом в специальном номере журнала «Пионер», посвященном литературному обществу «Черная курица».

Номер открывался манифестом, но каждый из нас, согласно концепции номера, разработанной нами же, должен был написать исповедальный монолог, чтобы быть ближе и понятнее читателю-школьнику.

У нас не было одного вожака – нас было несколько – признанных лидеров «Черной курицы». Лев Яковлев, Борис Минаев, Николай Ламм, автор этих строк – у каждого из нас были свои возможности и литературные связи, и мы готовы были достойно служить детям (оправдывая их доверие и любовь ко всему сказочному и непричесанному), нашему литературному делу, великой отечественной литературе.

Когда мы писали манифест, я продолжала все время вспоминать обэриутов – их шутливо-игровое общение между собой. Я хорошо понимала, что мои друзья – Саша Дорофеев, Володя Друк, Коля Ламм, Лева Яковлев, Марина Москвина, Марина Бородицкая, Боря Минаев, Юрий Нечипоренко, Светлана Винокурова – ничуть не менее талантливы, чем Даниил Хармс, Николай Олейников, Александр Введенский, Евгений Шварц, Николай Заболоцкий или Николай Чуковский.

Я понимала, что каждый из моих тридцатилетних коллег пишет тексты, которые останутся в детской литературе. И я постоянно пыталась это доказать в своих статьях и заметках. На прохладновато-насмешливые вопросы заведующей отделом критики всесоюзного журнала «Детская литература» Софьи Анатольевны Николаевой: «Есть ли новая волна в детской литературе и, если есть, то хватит ли там имен и личностей, чтобы посвятить им спецномер журнала?» - я отвечала с забавным для нее энтузиазмом.

Список новых имен и фамилий писателей старшего поколения, готовых благословить молодое дарование, был мною составлен, передан в отдел критики. И – о радость! – спецномер «ДЛ», посвященный молодой литературе, вскоре вышел в свет. О Сергее Седове там писал Роман Сеф, о Борисе Минаеве – Сергей Иванов, о Марине Бородицкой – Софья Богатырева, о Саше Дорофеева – я...

В дубовом зале ЦДЛ на презентации своей первой книги я прочитала не вошедшее в книгу эссе о творчестве Александра Дорофеева (я писала его для «молодежного номера» «ДЛ») – тогда молодого прозаика, сотрудника журнала «Мурзилка». Значительность его литературного дарования была очевидна уже тогда, и я хотела убедить в этом наших общих друзей.. Я рада, что спустя 20 лет Саша, вернувшийся из Мексики, автор многих книг для детей и романов для взрослых, поместил этот давний текст, во многом оказавшийся пророческим, на свой сайт.

После выхода спецномера журнала «Пионер» в 1990 году мы решили проводить презентации в разных городах России и СССР, представляя новую волну в детской литературе – свою «Черную курицу». Я организовывала эти встречи через своих друзей – писателей старшего поколения. Мы побывали в Волгограде, Владимире, Суздали, Баку, Ташкенте, Ленинграде, станицах Брюховецкая и Полтавская Краснодарского края.

Никогда не забуду, как мы выступали в детском доме под Владимиром.

Мы добирались туда три часа на автобусе, а, приехав, узнали, что в последний раз писатели переступали порог этого печального госучреждения 20 лет назад. Мы пытались рассмешить и одарить книгами и журналами притихших «государственных» детей с печальными глазами. Мы вошли в детскую спальню, похожую на казарму, где стояло двадцать узких, маленьких, тщательно застеленных кроваток, а между ними на веселых горшках в крупный красный горошек сидели шесть русоголовых братьев Степановых: мал мала меньше – одинокая сильно пьющая разбитная мамашка недавно сдала всех шестерых в этот детский дом…

Боря Минаев вдруг быстро вышел в коридор, и я заметила на его глазах слезы…

А потом Тим Собакин стал главным редактором журнала «Трамвай». Он взял, по моей просьбе, в редакцию Наталью Алееву, и в журнале появилась первая в истории постсоветской детской журналистики православная рубрика. Теперь все молодые писатели из «Черной курицы» постоянно печатались в «Трамвае», и многие мои сегодняшние студенты, аспиранты и ученики признают, что «Трамвай» тех лет сформировал их литературные вкусы и пристрастия.

На каком-то этапе для нас стал важен общественный статус. Меня и Володю Друка приняли в Союз писателей СССР по результатам всесоюзного совещания молодых писателей в 1988 году. И мне казалось, что многие члена нашего общества «Черная курица» давно стали профессиональными литераторами, чье присутствие способно укрепить любой творческий союз. Поэтому, когда я от поэта Ефима Бершина узнала, что Евгений Евтушенко (на дворе стоял август 1991) готовит прием в Союз писателей СССР единым списком - решением общего собрания большого зала ЦДЛ - группы молодых литераторов, пишущих для взрослых, то сразу поняла, что у детских писателей, если не сделать каких-то решительных шагов, есть все шансы остаться незатронутыми этой достойной инициативой.

И тогда я решилась на такой неожиданный ход – в духе времени. Составила список из 10 человек (в который вошли Лев Яковлев, Борис Минаев, Тим Собакин, Сергей Седов, Юрий Нечипоренко и другие мои литературные братья по «Черной курице») и с этим списком обошла самых авторитетных писателей старшего поколения – с просьбой ходатайствовать перед секретариатом Союза писателей СССР о приеме группы талантливых детских писателей в наш профессиональный Союз.

Этот самодеятельный список подписали Валентин Берестов, Роман Сеф, Сергей Иванов, Яков Аким, Леонид Яхнин – замечательные писатели, любившие и знавшие лучших молодых писателей новой волны.

Писательское собрание в Большом зале ЦДЛ было бурным и долгим. Не меньше 4 часов я стояла между рядами – в зале не было свободных мест. А когда Евгений Александрович, завершая собрание, стал зачитывать список вновь принятых в Союз решением авторитетного собрания молодых писателей, я подошла к сцене и сказала ему: «А детских писателей опять забыли!» и сразу протянула список.

Увидев на нем подписи-рекомендации хорошо известных ему писателей, большая часть из которых была лауреатами Государственной премии, Евтушенко сказал, что достойные поручители позволяют не сомневаться в творческой одаренности молодых литераторов и составленный мною список был приложен к общему списку принятых в Союз писателей СССР, а фамилии счастливчиков тут же зачитаны неутомимым Евгением Александровичем. А членство в Союзе в то время значило весьма многое, открывая иные возможности…

Теперь мы мечтали создать свое издательство, а значит, нужно было помещение. И в один прекрасный день Лева Яковлев, Юрий Нечипоренко и я пошли к возглавившему им же придуманный Международный фонд детского кино Ролану Быкову. Мы рассказали о существовании «Черной курицы» и попросили дать на льготных условиях хотя бы одну комнату в солидном шестиэтажном доме, который занимал его фонд, также опекающий искусство для детей. Самое удивительное, что, поговорив с каждым из нас троих, Ролан Быков принял решение поддержать «Черную курицу», предоставил нам большую комнату на третьем этаже и на долгие годы стал другом поэта Левы Яковлева.

Я и двадцать лет назад гордилась своим поколением, и горжусь им сейчас. Убеждена - почти каждый, кто пришел тогда в «Черную курицу», состоялся в литературе.

Очередной роман Марины Москвиной (мои статьи, кстати, о ее творчестве выходили и в Польше, и в Болгарии) сегодня становится событием уже во взрослой литературе и печатается в лучших «толстых» журналах – «Знамени», «Дружбе народов», «Юности». Написанные двадцать лет назад ее сказки, повести, рассказы с успехом переиздаются, чисто учеников и поклонников множится. Я была в составе солидного жюри, и мне удалось отстоять Маринину кандидатуру - она вполне заслуженно получила диплом Андерсена.

Точно также мое предложение как члена жюри премии «Алые паруса» дать премию Марине Бородицкой за сборник стихов «Прогульщик и прогульщица», в который вошли тексты, любимые мною еще двадцать лет назад, было поддержано коллегами, и Марина получила эту престижную премию.

Лева Яковлев по-прежнему стоит во главе действующего издательского центра под одноименным названием, выпущено множество сборников стихов, его школьные частушки стали школьным фольклором, в течение пяти лет Лев выпускал остроумный и информативный детский журнал «Вовочка», написал в соавторстве с сыном Петром два тома фэнтези, соперничая с «Гарри Поттером».

Саша Дорофеев – любим и признан множеством читателей и профессионалов-литераторов, его мексиканские сказочные повести – украшение журнала «Мурзилка». Во время организуемых мною при поддержке болгарского издательства «Аксиос» (точнее, его директора, авторитетного литературоведа, читающего курс детской литературы в Шуменском педагогическом университете Ивайло Петрова) очередных Дней русской культуры в Шуменском регионе проза Дорофеева и он сам имели оглушительный успех, хотя рядом были такие талантливые «взрослые» авторы, как Татьяна Набатникова, Светлана Василенко, Константин Паскаль…

К сожалению, рано ушел из жизни талантливейший Коля Ламм. Как нам не хватает его сегодня! Он жил и писал играючи, весь светился добротой, талантом импровизатора, глубоким ясным умом…

Не торопясь, пишет свою психологическую, полную тайных драм детской жизни прозу Боря Минаев. Его книга «Детство Левы» была замечена подлинными любителями хорошей прозы и отмечена премиями. Его роман «Психолог» также тронул меня до глубины души.

Мы оказались два года назад вместе в составе «Литературного экспресса», представлявшего современную словесность на огромном отечественном читающем пространстве – от Екатеринбурга до Красноярска, и я еще раз убедилась, что Боря – достойный наследник таких блистательных драматических талантов, как Николай Дубов, Радий Погодин, Владимир Железников.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Лола Звонарева

Родилась в Москве. Окончила Московский государственный университет. Доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, ведущий научный сотрудник Государственного научно-исследовательско...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

О «ЧЕРНОЙ КУРИЦЕ» И ЕЕ ПОДЗЕМНЫХ ЖИТЕЛЯХ. (Патерик), 102
ЗОЛОТЫЕ НИТИ ЛИТЕРАТУРЫ: СОЕДИНЯЯ МОСКВУ С УРАЛОМ И СИБИРЬЮ. (Патерик), 83
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru