Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Выпуск подготовлен при финансовой поддержке
Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ

Любовь Глотова

г. Самара

«ШЕЛ ПО БЕРЕГУ МОРЯ МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК…»

ПЕРЕБЕГАЯ НА КРАСНЫЙ

Перебегая на красный
...
самое белое
не поблекшее за время, проведенное в ссорах,
самое раннее утро, 
услышанное нечаянно,
когда даже дети, даже птицы, даже роженицы - богородицы даже -
спали

утопали месяц и звезды в рассветном небе,
улетали сонные совы в леса укрыться,
утекали реки из русел в теплое чрево -
чрево сырой земли, земли-матушки

спи,
я больше не буду


из дому выбежишь
там снег и луна 
рыбий жир выпьешь и 
снова весна -
синее облако 
разбавлено тишиной
робкое-робкое 
солнышко надо мной


я меняю себя налево - толстые двери, криво
я понимаю, ревность - это такая дождливость
погода - декабрь с юга, зеленые холода
я меняю себя на друга, на трамвайные провода

уплываешь до завтра -
это такое вчера
мне не хватает марта -
но я потерплю до утра

...
перебегая на красный, идет человек прекрасный
ожидая зеленый, стоит человек влюбленный
ему говорят - пошел ты! - спотыкаясь об желтый
 

я смешиваю цвета и получаю черный
черный - тебе не чета, черный - чета дерну
черный - гарью в глаза, черный - злым словом в душу
имеющий что сказать, но не знающий, кого слушать

...
взгляды твои ловлю, как снежинки, губами
они просвечивают сквозь слезинки словами
падай в мои мемуары
я их напишу, буду старой
посвящу тебе целый абзац
бац!?

...
я спрячусь от тебя в кусты, где банки и картонки
слова смешны, слова пусты, а мысли были звонки
ты не увидишь, пробежишь, и голос твой исчезнет
лишь эхом мне задребезжишь, лишь песней

...
ты мое небо, быстрые облака
ты мое небо, во что себя ни облекай
ты мое небо, то есть, не бог, не босс
ты мое небо, на этом закрыт вопрос
все перекрасил из черного в белый свет
ты мое небо, на этом открыт ответ

...
ты отпишись – как, что
день висит, как кашпо
на непластиковом окне
на солнечной стороне
параллельно стене

феврарт 2011


* * *

Шел день шестой от сотворенья мира.
И шла корова с выменем пустым.
И ветер гнал листы деревьев мимо
по странным траекториям своим.
И захлебнувшись ветром и травою,
и голосом, плывущим из небес,
шел я один… и рядом ты со мною.
И за тобой усталый плелся бес.

Шел год шестой, на убыль шла луна.
И ветер наши гнал стада на север.
И думал я, как ты теперь – одна,
растишь детей и сушишь козам клевер.
И думал я, что двое сыновей,
как вырастут, все сделают иначе.
Но ты не плачь, ведь женщины не плачут,
тем более – божественных кровей.

…Один остался, да и он ушел.
И ангелом второй взлетел над миром.
Двадцатый год от сотворенья шел…
И жизнь прошла, гонима ветром - мимо.
И не посмел я утешать тебя
и что-то предпринять во имя Бога.
И только бес топтался у порога,
запретный плод в копытцах теребя.


* * *

Она его боялась,
а он ее прощал - 
планета не вращалась,
но он не замечал.
Она в окно кидалась
и вешалась подчас - 
планета не вращалась
и время не кончалось
ни в тот, ни в этот раз.

Она плыла над речкой
зеленою листвой,
веселым человечком 
с опухшей головой.
Он думал, показалось,
и дальше мимо шел - 
планета не вращалась
но было хорошо.

И капали дождинки
на желтую траву,
и в самой сердцевинке,
во сне и наяву,
он чувствовал – проститься
нам с нею не дано,
пусть падает ресницей
и пусть кружится птицей -
мне это все равно.


* * *

Мой старший сын говорит, что ему снятся страшные сны. 
А я думаю, что на улице скользко и далёко еще до весны. 
Он продолжает: «Там воспитательница на диване сидит, 
диван на улице, и она на меня не глядит». 

Мне становится страшно, мы долго еще не ложимся спать, 
мы закрываем двери и форточки, мы заглядываем под кровать – 
там никого нет, видишь, видишь, сынок? 
Да и кто бы пробраться, ну, кто бы зайти к нам смог? 

Мы живем на горе, под горою течет река, 
за рекою лес, дорога сквозь лес не легка. 
Никто не придет, никто тебя, милый, не съест, 
мы живем на горе, нас спасают река и лес… 

Мы ложимся, он просит спеть меня про слона - 
я пою про слона, про чижа, про то, что скоро придет весна. 
Он успокаивается, он верит песням, что поет ему мать. 
Мы открываем двери и форточки, мы начинаем летать… 


* * *

Шел по берегу моря маленький человек,
его оглушали взрывы мусорных волн,
он садился на камень, пил из фляги, ел чебурек,
он вставал и дальше по берегу моря брел.
Море было его тоска, было его шинель
(кто читал Гоголя, наверно, меня поймет),
но уже прожужжал подбитый мохнатый шмель
(это из другого фильма, но кто смотрел его, меня поймет).

«Проплывай, мое море, ищи впадины на стороне,
долби горы чужих мечтаний в гальку обид.
Я закончил все то, что написано было мне,
и теперь я хочу быть прибоем твоим избит.
Всплыть затем миллиардом рачков, превратиться затем в песок,
не услышать войны, каким суждено прогреметь...
Ты обнаженно лежишь, и я поплыву без трусов
в голубую твою прохладу, солнца соленую медь».

Догорал за горой закат, никто не видел его -
маленький человек уплыл, а море было без глаз,
а больше в этой степи и не было никого,
и после не будет, и, в общем-то, нет сейчас.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Любовь Глотова

Настоящее имя - Любовь Егорова. Родилась в 1985 году в Самаре. Училась на факультете журналистики. Публиковалась в самарском журнале «Русское эхо», лауреат второго форума молодых писателей ПФ�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

CТРЕКОЗА НА ПРОЕЗЖЕЙ ЧАСТИ. (Проложек), 170
НЕ ТВОЯ ИСТОРИЯ. (Поэзия), 142
НЕТ У РАЯ ЗАБОРА, НЕТ У РАЯ ВОРОТ… (Поэзия), 127
ШЕЛ ПО БЕРЕГУ МОРЯ МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК… (Поэзия), 112
ДВЕНАДЦАТЬ ДНЕЙ. (Поэзия), 81
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru