Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Артем Морс

г. Иркутск

ТЕНЬ МОТЫЛЬКА

* * *

Телефон садится, к вечеру напишу,
как добрался и обустроился, а пока
слова доверю карандашу
(ручка кончилась). Неспешно течет река.
Мы к ней шли вчера, искали ее в ночи —
не нашли и выпили свой мартини
стоя на улице, посреди дороги. Грачи
вдруг улетели на юг, а мы не с ними.
Мы остались в городе, где никакой реки
и не надо, поскольку дождь здесь идет неделю
к ряду, как обезумевший, как в ки-
но. Расскажу потом, как мы вчера погудели.


* * *

А.А.
Алексей Константинович запил.
Вот идет он по улице в ночь,
из-за сорокаградусных капель
не желая себя превозмочь.
Вот идет он по шумной столице,
деньги есть, а напитки — увы,
есть простое желанье напиться
на окраине скучной Москвы.
Чтобы снова пригрезилось море,
пристань, жирные чайки в волнах,
мало смысла в пустом разговоре,
много горечи в тусклых глазах.
Шорох гальки, с картавинкой в речи
говоренье задумчивых волн,
эта речь Иоанна Предтечи
успокоит хмельной его сон.
Вот идет он, смиренный, под богом,
недоступный чужому уму,
и луна, как звезда над дорогой,
освещает дорогу ему.


* * *

Переменная облачность, солнце мое, гроза или вьюга,
так уходит тепло, так земля и вода проникают друг в друга,
так любовники нищие спят — друг другом богаты,
переменное облако сна укрывает их сахарной ватой.


* * *

не бывает молодильных яблок
не бывает ни познания ни раздора
не бывает живой и мертвой воды
спи всего этого не бывает
не бывает страстей христовых
не бывает ни ада ни рая
воскресения и купины
и слов волшебных и вина из воды
и деда мороза и бабы яги
ни фей ни эльфов ни гномов
ни говорящей рыбы ни коварной змеи
ничего этого не бывает
не бывает
но иногда
бывает


* * *

Бывают дни свободные, без стен,
как перестук колес — зевота, скука,
дремотной тишины приятен плен,
воспоминаний караван пройдет,
и самолет зовет тебя в полет,
но вдруг очнешься — от дверного стука.

Везде любовь — как хлеб или вино,
как в каждом доме нежность есть и небо,
горит в ночи неяркое окно,
стираются названья городов,
но всюду сохраняется любовь,
которая не просит хлеба.

Что будет здесь? Когда-нибудь и мы
покинем этот дом и станем старше,
переведем часы, уедем в Крым,
где наша жизнь войдет в свои права,
любовь — слова, как море и трава,
и все это тихонько станет нашим.


* * *

Е.Б.
ходишь с людьми ходишь
каждому что-то скажешь
с каждым поговоришь
так и время проходит
даже время проходит
земля тебя поцелует
вот ты и замолчишь
ты говорил не знаю
многое неизвестно
станет собой пустыня
лес породит туман
клады свои не сыщешь
золота не обнимешь
только грибы и рыбы
лягут к твоим ногам
корень растет и плачет
камень лежит и верит
воздух стоит и дышит
ходит вокруг вода
ты меня не узнаешь
время пройдет неслышно
вот растет земляника
вот растет лебеда.


* * *

Ты помнишь, мы были как будто ничейные дети
играли в войнушку, курили втихушку за домом,
любили сладкое и не боялись смерти,
дружили и жили по дворовым законам.

Потом все это ушло, сменилась эпоха,
и государственный строй, но нам
не до этого было — нам было плохо:
чаще с похмелья, реже от сердечных ран.

Помнишь, мы не умели плакать при расставании,
сожалеть о потерях, жить не во лжи,
прошлое, наше прошлое смотрит угрюмым Каином
Авеля в настоящем оставляя на жизнь.

В сущности, мы остались все те же дети —
только курим открыто, никого не таясь.
В сущности, я все также не опасаюсь смерти
при том условии, что она не твоя.


Стансы на приход осени

1.
Лениво пиво пить, смотреть закат,
по набережной опустелой
гулять до универа и назад,
закуривая то и дело.

Тихонечко пьянеть себе и тут
найти слова, чтоб описать все это:
асфальт холодный, тучи, неуют,
осенний ветер как бы с того света.

Продрогнуть и пойти домой,
осознавая, что простужен —
невкусный, пополам с тоской,
горячий чай, вчерашний ужин.

2.
Ржавеет яблоко, темнеет за окном,
тик-так секунды, тлеет сигарета,
грустит о чем-то Jarrett на весь дом,
комар кусает — так уходит лето.

Звонят друзья, но трубку не берешь;
обдумывая значимость момента,
«мысль изреченная есть ложь» —
сомнамбулой цитируешь зачем-то.

Сквозит из форточки осенний холодок,
опять звонок, окурок тушишь нервно,
снимаешь трубку, говоришь: «все ок»,
хотя на самом деле все прескверно.


ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ

Продаю молодую суку. Цена: пять тысяч рублей
Сниму квартиру дешево в вашем районе
Люди, будьте добрей!
Меняю лошадь на пони.

В кафе «Улыбка» драки запрещены!
Иисус все равно тебя любит!
Девчонок приглашают настоящие пацаны.
Специальная акция! Проститутка целует в губы!

Непьющий сантехник ищет работу.
Групповая терапия «Потеем вместе».
Горящие туры на списанных самолетах.
Дикое мясо! Торг уместен.


СТАРАЯ КНИГА

М.А.
Книга, купленная за 80 рублей,
хотя на обложке сказано «60 копеек»,
изданная в 1989 году
издательством «Современник»
(тогда мне было всего семь лет —
я тогда не знал, кто такой поэт,
и не знал, что сам назовусь поэтом),
купленная в заброшенном букинисте,
вынужденном переквалифицироваться из обычного книжного,
ибо уж лучше торговать стариной,
чем оскорблять любителей листать страницы
заоблачными ценами на какую-нибудь чепуху,
кто был твой хозяин, какие стихи из тебя любил,
и почему отказался ради ничтожной суммы,
ведь на эти деньги почти ничего не купишь,
я увидел тебя в этом маленьком магазине
полистал и подумал:
какой хороший автор, и так дешево, беру.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Артем Морс

Псевдоним Антона Кокина. Родился в Иркутске. Окончил филфак Иркутского государственного университета и Литинститут им. Горького. Публиковался в журналах «Дружба народов», «Луч», «Байкал», «�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ТЕНЬ МОТЫЛЬКА. (Поэзия), 113
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru