Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Олег Глушкин

г. Калининград

ВИРУС НЕ-ЧТЕНИЯ

В своей нобелевской лекции Иосиф Бродский говорил о преступлениях против литературы. Самым тяжким он считал «пренебрежение книгами, их не-чтение». За это преступление, по его словам, человек расплачивается всей своей жизнью, а нация – своей историей. Казалось в тот год, когда он произносил эту речь, о чем это беспокоится поэт? Страна наша считалась самой читающей страной в мире. Мы готовы были ночь простоять в очереди у дверей книжного магазина, чтобы купить заветный том. Книга возвращала нам утерянные свободы, книга учила жизни и сохранению себя как личности в тоталитарном обществе. Никакие аресты и психушки не могли остановить нашу любовь к запрещенным книгам. Для получения книги совершались необычайные поступки, книги Солженицына с большим риском привозились из далеких рейсов, тексты тайком перепечатывались. Один мой друг только потому женился, что его избранница обладала двухтомником Мандельштама, изданным за океаном.

А когда пришла гласность, когда были сняты цензурные цепи, был такой всплеск книгоизданий, который вряд ли знает мировая история культуры. Журналы достигли небывалых миллионных тиражей. Страна открывала для себя Платонова и Булгакова, Шаламова и Гроссмана. Одновременно с этим взлетом происходили и другие события. «Прихватизация» все больше делила общество на богатых и бедных. Книги отходили на второй план. Новоявленные капиталисты, переставшие читать книги, стали усиленно обогащаться, нищим было не до чтения. Рынок вызвал приток развлекательного гламурного чтива. Видеоряд стал прочно вытеснять книгу. Экран разжевывал тексты и делал их упрощенными. Если при чтении надо было думать и становиться соавтором, то теперь можно было бездумно смотреть и развлекаться. Люди, завладевшие недрами, становились миллионерами, книга для них превращалась в предмет роскоши, порой эта книга вовсе не раскрывалась. Распространилось издание книг за свой счет. Несметное количество наименований, зовущие обложки, но при этом мизерные тиражи и сомнительные тексты. Круг читателей сузился. Если раньше талантливый роман, проскочивший цензуру, был у всех на слуху, о нем спорили, говорили, то теперь многие заслуживающие внимания книги почти не замечаются обществом. Писатели перестали быть пророками, их заменили телеведущие.

Постепенно в обществе стали меняться знаки отношения к жизни. Поколение, воспитанное книгами, те, для кого роскошь считалась моветоном, сменилось иными людьми, для которых жизнь «рублевки» стала заманчивым идеалом. Стремление к роскоши стало считаться нормой. О том можно ли жить в этой роскоши, когда большая часть населения едва сводит концы с концами, власть и деньги предержащие перестали задумываться. Потеря нравственности, рожденная не-чтением, стала одной из причин постигшего нас кризиса. Люди видеоряда, «жирные банковские коты», делающие деньги из воздуха, для которых честь и совесть стали атавизмами, привели общество на край пропасти.

Не знаю и не могу предсказать, когда выправится экономическая ситуация, но думаю, она зависит не только от цены барреля нефти и курса доллара. Она зависит и от того, вернем ли мы народ к вдумчивому чтению. Сумеем ли победить опасный вирус не-чтения.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Олег Глушкин

Родился в 1937 г. в городе Великие Луки (Псковская обл.). В 1960 г. окончил Ленинградский кораблестроительный институт. В Калининград приехал по распределению. Работал докмейстером на заводе «Янт�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ВИРУС НЕ-ЧТЕНИЯ. (Патерик), 117
ПИСАТЕЛЬ И ВЛАСТЬ. (Патерик), 87
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru