Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Даниил Марков

г. Санкт-Петербург

ПРИМЕРЯЯ ТРАГИЧЕСКУЮ МАСКУ ФЕДРЫ:
культурологический анализ знаменитых текстов



Кто Федру зрел хоть раз,
Кто слышал стоны боли,
Царицы горестной,
Преступной поневоле…
Николя Буало

В мировой драматургии существуют произведения, которые нельзя обойти вниманием, благодаря их сложности и противоречивости. Эти произведения, как магнит, притягивают внимание читателей и исследователей, но чем глубже погружаешься в коллизию их сюжета, тем явственней ощущаешь собственную беспомощность и отторжение перед той бездной страстей, в которую погружает тебя автор.

Античный мир с его «слепым роком» и паническим ужасом перед предрешенностью собственного существования давал плодотворную почву для возникновения различных мифологем: они впоследствии брались за основу произведений древних авторов.

Миф о Тесее (Тезее) - одно из центральных звеньев героического эпоса древней Эллады, берущее начало из преданий древней Ахейской эпохи. К нему еще в 5 веке до н. э. обращался великий древнегреческий драматург Еврипид. Именно тогда античный мир увидел его знаменитую трагедию «Ипполит». Уже в 1 веке н.э. выдающийся стоик – римский философ, оратор и драматург Сенека представил на суд взыскательной публики трагедию «Федра». Но в данном случае речь пойдет о том, как восприняли в культурологическом и поэтическом плане этот героический и трагический миф художники слова Нового времени. Можно говорить о попытке сопоставительного анализа драматических произведений схожих сюжетов, отстоящих друг от друга примерно на 3 столетия. Задача, казалось бы, не из простых, но, тем не менее, история литературы 20 века наглядно показывает заинтересованность этим древним пластом культуры.

О трагической судьбе поэта русского Серебряного века – Марины Цветаевой помнят многие еще с юности, знают и ее поэтические произведения. Жан Расин (17 век) – выдающийся поэт и драматург французского литературного классицизма. Культурологический, а вернее, виртуальный диалог их главных героинь я попытаюсь проследить.

«Федра» - одна из драматических страниц мирового литературного наследия, таящая в себе глубочайшую интригу. Сила и слабость человека, преступная страсть, охватывающая душу, и твердое осознание той нравственной нормы, которую человек нарушает под влиянием этой страсти; и, наконец, приговор, вынесенный человеком самому себе, – все это доведено в «Федре» до апогея.

В монологах главной героини сконцентрирована такая «бездна» страсти и страданий, что невольно начинаешь сомневаться в правдоподобности происходящего. Тема суда над собой и высшего суда, творимого божеством, проходит через всю трагедию, где тесно переплетаются старые мифологические образы и новые (для Расина) реминисценции христианского учения янсенитов.

Преступная и ненасытная страсть Федры несет на себе печать обреченности: недаром первые слова героини в трагедии – о смерти. Тема смерти пронизывает трагедию: смерть и царство мертвых входят в судьбы персонажей как составная часть их деяний. В жилах героини течет кровь Миноса – судии в царстве мертвых.

В мифологическом мире «Федры» грань между земным и потусторонним стирается. Родословная главных героев, идущая от богов Олимпа, осознается ими как великое нравственное испытание: оно не по плечу слабому смертному и обрекает их на гибель.

Мифологический репертуар «Федры» богат. Он создает космическую картину мира: судьбы людей и воля богов сплетаются в трагический клубок. Еврипид напоминает нам исходный момент трагедии – соперничество Афродиты и Артемиды, жертвами которого становятся Федра и ее пасынок Ипполит.

Федра - идеальное воплощение основного принципа и цели трагедии – вызвать страдание к герою, «преступному поневоле», представив его вину как проявление общечеловеческой слабости. Для Расина неприменим тезис Корнеля, выдвигающий, наряду с ужасом и состраданием, третий эффект, – восхищение величием души героя, даже если это величие аморально.

Принцип эпического оправдания героя складывается у Расина и получает логическое завершение в «Федре». Страсть Федры и ее вина исключительны, но Расин фиксирует внимание читателя на душевном сострадании к героине.

Заметны у Расина отступления от первоисточника Еврипида. Появление нового персонажа в трагедии – соперницы Арикии - динамичнее раскрывает душевную борьбу главной героини. Новые черты поэтического мастерства французского классициста ярко проявились в эпических частях трагедии.

«Федра» насыщена ретроспективными рассказами, начиная с первого монолога Ипполита о гибели Тезея и кончая рассказом Терамена о внезапной гибели Ипполита. У Цветаевой это представлено в монологе вестника и хора друзей Ипполита, несущих его тело. Знаменитый монолог с живописными подробностями не заслоняет глубинный смысл и напряженный трагизм повествования, но усиливает выразительность происходящего в трагедии.

Многие современники Расина отзывались о его трагедии в духе идей янсенизма. Федра – христианка, которую не осенила благодать. По словам Расина, «Федра не вполне преступна, но и не вполне невиновна». Судьба и гнев богов возбудили в ней греховную страсть, которая ужасает ее. И она прилагает усилия, чтобы превозмочь эту страсть, но ее старания тщетны. Причем и у Расина, и у Цветаевой преступную страсть героини разжигает ее кормилица. Интересно, что у Расина этот персонаж - один из центральных и несет значительную смысловую нагрузку. Кормилица (служанка) Энона погибает в финале трагедии раньше Федры:


Черты искажены, как смерть она бледна (Федра)
Энону прогнала. Та вне себя от горя,
Погибель обрела в несытной бездне моря…

По Расину, вместе со служанкой Федры, тайна греховной страсти канула в морскую глубину, унося с собой ужас и позор предшествующих событий. Но у Цветаевой развязка иная: кормилица осознает виновность в грехе госпожи после смерти Федры. Служанка готова принять смерть от руки Тезея, только бы искупить вину за трагическую смерть любимой госпожи. Она понимает свое падение и виновность в смерти матери и пасынка:


Я – сажи черней,
Ты – славы белей,
Остановись, царь,
Бей!

Но и Федра предпочитает умереть, чем открыть ужасную и постыдную тайну. В обоих авторских текстах трагедии эта тайна раскрывается Федрой. У Цветаевой Федра, в сопровождении кормилицы, проникает с заранее заготовленным письмом в жилище Ипполита, где происходит полная непонимания и душевного терзания сцена объяснения между матерью и пасынком. В финале их объяснения оскорбленный Ипполит бросает в лицо царицы Афин – «Гадина!» и разбивает ее письмо, написанное на глиняной дощечке, об пол. После этого признания мать и пасынок одновременно погибают: Федра находит тот «магический сук», о котором еще в начале трагедии пела кормилица, а Ипполит становится жертвой чисто сверхъестественных событий.


Бык и сук,
Труп и труп,
Дело рук,
Дело губ…

Этими словами «цветаевская» кормилица подытоживает сложившуюся ситуацию к моменту приезда Тезея.

У Расина иначе: Федра до конца не может раскрыть свою страшную тайну и уже после того, как погибают Энона и Ипполит, она открывается вернувшемуся из-за моря мужу - Тезею.


Неправда мне давно обременяет душу,
Невинен был твой сын!
***
Твой сын был чист душой,
На мне лежит вина,
По воле высших сил была я зажжена,
Кровосмесительной неодолимой страстью…

Когда Федра вынуждена была открыться, она испытывала замешательство и жгучий стыд, показывающие, что ее грех - скорее божественная кара, чем акт ее собственной воли. В трагедии Расина Федра вызывает меньше неприязни, нежели в произведениях древних авторов – Сенеки и Еврипида, где она отваживается обвинить в преступной страсти Ипполита.

Как считал французский драматург, клевета - слишком низкая и отвратительная, чтобы ее можно было вложить в уста царицы, владычицы Афин, ведущей род от богов. Нельзя обвинить главную героиню в неискренности и притворстве: ее чувства столь возвышенны и благородны (по ее мнению), что она долго не могла в них признаться и слегла в душевном томлении.

По словам Расина, кормилица Энона - олицетворение низости и коварства. Но она решилась на клевету ради спасения жизни и чести госпожи. Когда Федра в приступе гнева и отчаяния прогоняет кормилицу – «Энона гнусная вмешалась тут, к несчастью!» - та горестно жалуется на свою долю: «Чтоб госпожу свою избавить от беды, я шла на всё, и вот награда за труды!».

Иначе эти события трактует Цветаева: надежды на объяснения с Ипполитом Федра возлагает на кормилицу. Та предлагает ей быстро написать признание в письме и тайно посетить жилище пасынка.


Друг здесь. Царь за морем.
Час дорог: пользуйся!

У обоих авторов кормилица призывает Федру к решительным действиям, но с одной оговоркой: в финале трагедии происходит некая «подмена ролей». У Расина за действия кормилицы несет ответственность Федра, и перед внезапно прибывшим Тезеем правда открывается не до конца - кормилица не может быть наказана: «смерть слишком легкую в волнах она нашла…». У Цветаевой, наоборот, за грехи и страсти госпожи расплачивается верная кормилица, и Федра не может искупить вину. В обоих случаях виноваты и кормилица, и Федра, но отвечать им приходится друг за друга.

Сложная коллизия у Расина - вопрос «вины» Ипполита перед мачехой. Желая защитить Федру, кормилица Энона обвиняет его в том, что он намеревался совершить насилие над мачехой. Этот лживый аргумент шокирующее действует на Тезея, и он изгоняет сына из города. Вдобавок к проискам кормилицы, во время приезда Тезея Федра в отчаянии клевещет на пасынка и обвиняет Ипполита в преступной страсти.


Твоя жена винит меня в преступной страсти!
Душа раздавлена лавиною несчастий –
Столь неожиданный удар меня постиг,
Что не найти мне слов – окаменел язык…

Но Тезей не слушает оправданий сына. Не зная правды о происходящем, он защищает честь жены и встает на сторону Федры, возлагая всю вину на Ипполита.


Твоей холодности причина мне ясна:
Лишь Федра горячит тебя, она одна!
****
Невинная любовь! Ведь это пресно, скучно…
Беги! Не искушай отцовской доброты!
Беги! Иль будешь мной с позором изгнан ты!

У Расина между Тезеем и Ипполитом происходит диалог, вследствие чего отец изгоняет сына и просит богов покарать его. У Цветаевой Тезею приходится становиться судией над уже совершенным. Трагедия произошла до его приезда. У Расина внезапно прибывший царь Афин попадает в «эпицентр» урагана страстей. На него наваливается запутанная и неразрешимая «глыба» душевных мучений главных героев. Федра обрушивается на него с упреками.


Итак, настал конец гоненьям рока злого!
Я вновь могу обнять…
Молчи, Тезей, ни слова!

В изумлении царь вопрошает о случившемся сына: тот объясняет все позорной страстью к нему Федры. Далее в тексте Расина - попытки поиска виновных оборачиваются запутанной интригой: из нее героям не суждено выбраться. Затеяна новая интрига, в нее вовлечены все персонажи трагедии, а Тезею предстоит «размотать» запутанный «клубок» человеческих страстей.

У Цветаевой все намного проще: Тезей не изгоняет Ипполита, он сам уезжает, но проклинает сына и просит Посейдона покарать его. Сюжетная линия трагедии у русской писательницы яснее и четче обрисовывает нам центральный конфликт произведения: неестественная и неразделенная любовь главной героини.

У Расина возвращению Тезея на родину предшествует длинный диалог Федры с Эноной. Царица отвергнута Ипполитом, и теперь ей хочется «не говорить ни о чем, не видеть ничего». Федра испробовала все средства, чтобы добиться взаимности. Не раз она пыталась завлечь Ипполита в свои покои для пылкого признания, даже попыталась убить себя у него на глазах. Она не может взять себя в руки, ее желания не подчиняются ей.


Увы, мне царствовать! Когда мой слабый ум не управляет мной,
Когда над чувствами своими я не властна!

Кормилица «утешает» госпожу и дает ей дельные советы. Энона предлагает Федре покинуть город Трезен (здесь происходит основное действие трагедии) и забыть ужасные муки любви. Но Федра не в силах расстаться с Ипполитом: без него она умрет от тоски. Федра молчит, по настоянию Эноны, которая оговаривает Ипполита, рассказывая о его, якобы, «преступной страсти» к мачехе. Но в душе царица понимает: всё это ложь и виновата во всем она.

Сколько попыток делает она, чтобы заполучить взаимность юного пасынка, но Ипполит непреклонен: «по матери он скиф – дикарство тут в крови». Чего у него не отнять, так это уважения к мачехе. В трагедии он честен до конца. По нравственным законам в сложившейся ситуации он - абсолютно чист и резонно негодует на клевету, которую на него возводит Федра и ее кормилица. У Цветаевой есть любопытное замечание касательно возраста царя Тезея и их взаимоотношений с Федрой.


Федра, он тебе в отцы, отчим мужем назвался.
Федра, он тебе не люб. – Няня, я его люблю…

Вроде бы Федра верна мужу, но страсть к Ипполиту заполнила ее ум. У Цветаевой есть оговорка: кормилица специально разжигает страсть Федры и пытается свести ее с пасынком, так как не доверяет Тезею и думает, что он бросит Федру, как и двух предыдущих жен.


Две жены молодую сватают Стиксу,
Две жены тебе, третья под руку…

Но Федра смело отстаивает честь мужа: «Седина ль Тезеева не мудра, да попросту муж он мне». В этом и заключается ее истинное благородство: здесь можно найти «зацепку» для оправдания героини.

У Расина кормилица Энона знает, что Ипполит стал женоненавистником: он служит богине Артемиде, как и его кровная мать – царица Амазонка. Этот роковой факт - неприступная стена между ним и Федрой. Но, даже узнав о таких взглядах на плотскую любовь пасынка, она не отступает, «ведь ум ее безумствует, повелевает страсть». В порыве слепой страсти царица готова совершить безумные поступки: она хочет возвести Ипполита на престол, пока не приехал Тезей, только бы заполучить любовь юного пасынка. Ее силы на исходе. Ей не нужна власть, ей нужен Ипполит. Федра посылает к нему кормилицу, чтобы та всеми возможными способами воспламенила бы в нем любовное чувство к мачехе.


Испробуй все, ищи, где послабей броня.
Скорей послушает тебя он, чем меня…

Аналогичную сцену мы встречаем и у Цветаевой, где Федра посылает вперед кормилицу с письмом к Ипполиту. Выразительно звучит молитва Федры, обращенная к Афродите. Она просит Киприду не карать ее за страшный грех противоестественной любви и получить хоть толику любовной страсти от гордого пасынка. Царица изливает чувства перед алтарем великой Афродиты. Федра не надеется на людей и их помощь – люди не в силах разобраться в своих чувствах и часто совершают безумные поступки. Нет, это удел не людей, помочь могут только высшие силы – небожители, которые сами оказываются виновниками страсти.

Но что же мы встречаем на первых страницах трагедии Расина, перевернув титульный лист? Действие разворачивается неторопливо: Ипполит отправляется на поиски пропавшего отца. Его верный слуга Терамен отговаривает его, считая, что царь Тезей давно умер, по воле богов, и поиски бессмысленны. И тут мы узнаем парадокс, который может привести нас в замешательство. По Расину, у Ипполита появляется молодая жена Арикия! Этот факт существования Арикии мы находим и у Еврипида. Ипполит, будучи излечен и воскрешен Эскулапом, женился на Арикии, и имел от нее сына. По древним авторам, Ипполит никакой не женоненавистник, а наоборот, достойный муж и отец (хотя о его чаде нигде не упоминается).

У Цветаевой же Ипполит представлен как злостный ненавистник женского пола и хулитель чувственной любви. Он – почитатель богини Артемиды. Все его чувства должны быть направлены только к ней. Здесь - существенное различие между двумя авторами.

По Расину, Федра позволила обуять себя страстями, потому что была уверена в смерти своего мужа Тезея на чужбине. В разговоре с Ипполитом она высказывает предположение, что царь пропал без вести или умер.


Полгода уж прошло, как твой отец Тезей
Исчез и о себе не подает вестей.
Исчез, как знать, где он, и след его потерян…

Но мы знаем, что Тезей не погиб – он скрывается в подземном царстве, откуда его не выпускает Аид. Кто знает, может быть, Федра смогла бы сдерживать поток своих желаний и страстей, знай она всю правду.

Узнав о скором отъезде Ипполита, Федра вдруг переменилась. Она слегла, ее рассудок помутился. Она открывается кормилице в том, что в ее жилах уже давно течет«преступной страсти яд»:


Давно уже больна ужасным я недугом:
Давно, едва лишь стал Тезей моим супругом…

В Трезен приходит печальная весть – Тезей погиб, и об этом узнает Федра. В городе происходят волнения и смуты: народ не знает, кого возводить на трон. Обстановка накаляется. Начинается борьба за власть и за самого Ипполита. У Федры появляется главная соперница – Арикия. Она претендует не столько на власть над Аттикой, сколько на симпатию со стороны Ипполита. Во втором действии – диалог Арикии со служанкой – Исменой. В их беседе мы находим параллели с переживаниями самой Федры. Но любовь Федры сразу была отвергнута – может быть, даже из уважения к ней, как к старшей родственнице (мы узнаем, что у Федры есть дети от Тезея). А у молодой Арикии все складывается иначе: при встрече с Ипполитом она чувствует симпатию с его стороны:


Хоть о любви молчал, глядел он как влюбленный…

Так же, как Федру, волнует ее независимый нрав пасынка:


– Ты знаешь ли, каков бездушный Ипполит?
– Что он суров и горд, я знала по рассказам…

Значит, мнение о нем сложилось похожее у многих. И когда ему пришлось делать выбор, и он предпочитает Федре Арикию, хотя ее чувства фальшивы и притворны, если сравнивать их с переживаниями его мачехи. Здесь еще более усугубляется трагическая судьба героини.

У Цветаевой драматическая линия «Ипполит – Федра» не прерывается в течение трагедии и не имеет раздвоений и других нюансов, как у Расина. Трагедия ее более лаконична, и действие развивается стремительно и необратимо. Она написана не по законам классицизма, принятым во французском театре эпохи Расина.

Постановка «Федры» во времена Расина в 17 веке была ориентирована на публику того времени - на вкусы королевского двора. Она не могла не быть выдержанной в духе французского классицизма. «Федра» Цветаевой писалась в эпоху Серебряного века в русской литературе. Это было время востребованности накопленных мировых литературных опытов и стилей, и осознание их во всех аспектах отечественной культуры, осмысление их отзвуков в современной жизни.

Интересно в сюжете трагедии переплетение судеб Цветаевой и ее героини. Они несчастны в любви и подвержены злому року. Живя во Франции, в эмиграции, Марина Цветаева в 1923 году задумала драматическую трилогию «Гнев Афродиты», основанную на текстах античных авторов и французских переводах. Первой частью стал миф о Тезее и Ариадне (Миф о Минотавре), в ходе которого герой женится, но вскоре, по воле богов, расстается с Ариадной. Вторая часть – про другую жену Тезея, амазонку Ипполиту (от нее-то и сын Ипполит), погибшую при осаде Афин. А третья часть посвящена Федре, последней его жене, брак с которой также трагически оборвался. Все три жены были отняты у Тезея волей богов (Афродиты). Федра – последняя, ее трагическая судьба предрешена.

Для Цветаевой эта тема – насущная необходимость и попытка выразить внутреннее душевное состояние. Этим произведением она открывала нам свой духовный мир и жаловалась на свою долю – так Федра рассказывала о своих печалях кормилице. После создания трагедии и глубинного осмысления этой темы Цветаева написала несколько стихотворений, дополняющих трагедию и раскрывающих главную ее идею. Федра – страдалица, ее захлестнула страсть, которая управляет ею:


Ипполит, Ипполит болит!
Ипполитом опалена!
Ипполитом клянусь и брежу!!!

За это мы можем ее только пожалеть – она обезумела и не понимает, что говорит.


Вместе плакать и вместе лечь,
Воспаляется ум мой пылкий.

Но она осознает это и понимает как великий грех. Ипполит не виновен, виновна только она, больше никто. Но этот грех нужно искупить, она (Федра) должна пострадать, дабы этому пришел конец, и воцарилась справедливость:


Никто невиновен!
О, пусть Ипполитову тайну устами прочтет
Твоя ненасытная Федра!

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Даниил Марков

Родился в Санкт-Петербурге. Учится в СПБГУ, занимается на кафедре истории русской и европейской культуры исторического факультета. Публиковался в альманахе «Литературные знакомства». Участ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ПРИМЕРЯЯ ТРАГИЧЕСКУЮ МАСКУ ФЕДРЫ. (Критика), 120
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru