Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Наталия Елизарова

г. Москва

ОГОРОД ДЛЯ МАТРЕНЫ

Рассказ

Семья Ляпкиных заканчивала воскресный завтрак. Старшая дочь Елена четырнадцати лет быстро проглотила хлопья с молоком и унеслась в комнату – за компьютер. Средняя – Дарья семи лет – еще медленно ковыряла в тарелке, словно ожидая, что количество склизских желтых комочков в ней уменьшится, и доедать не придется. Младший – трехлетний Павлуша сполз под стол за ложкой, которую нечаянно уронил. До этого он уронил туда же салфетку, пластиковую подставку для яйца и гоночную машинку, которую принес на завтрак.

Мать семейства Матрена Семеновна уже прибирала со стола и подгоняла детей.

Она убрала в холодильник масло, молоко и сыр, вынула хлеб из плетеной корзинки и, сложив в пакет, унесла в ящик, где он обычно хранился. Это была некрасивая женщина тридцати восьми лет с крупными тяжелыми чертами лица и такой же тяжелой походкой. Вследствие детской травмы у нее произошло искривление ступни, она загребала левой ногой внутрь и, казалось, что прихрамывает. Раньше она занималась танцами, но после этого случая пришлось бросить и сосредоточиться на пианино, которое со временем она стала просто ненавидеть. Матрена Семеновна избегала слушать музыку, поэтому ее дети были избавлены от этюдов и гамм.

Муж ее, Матвей Игнатьевич, был человек простой, не отягощенный культурным багажом. Из музыки предпочитал блатные песни. Из живописцев знал мишек Шишкина, поскольку в детстве, как все дети, любил конфеты; еще знал черный квадрат Малевича и Мону Лизу. Последнюю он видел на привозной выставке, куда ходило полгорода, и он тоже – «за компанию». В еде и в быту он был человек непритязательный. «Главное, чтобы сытно, а все эти шпунтели наверху ни к чему», – обычно говаривал он.

Речь шла об украшениях, начертанных на страницах любимых Матреной Семеновной кулинарных книг. Было время, Матрена старалась резать фигурно овощи, выкладывать салат слоями, украшать пирожные кремом из мешочка, да все это обычно смешивалось тут же, переворачивалось, мялось. Она перестала удивлять семью кулинарными изысками, и лишь в свободное время смотрела картинки, да удивлялась фантазии заморских поваров.

Доход семьи Ляпкиных состоял в основном из заработков главы семьи – мелкого бизнесмена, имевшего пару палаток, да сама Матрена Семеновна шитьем подрабатывала: кому занавески подшить, кому брюки, кому платье целиком изготовить. Троих детей содержать – не шутка! Девчонкам то колготки подавай, то заколки, на Павлуше вещи просто «горят». Вот и сейчас вылез из-под стола в пятнах от молока, в каком-то мусоре.

– Павлик, пошли в ванную, – скомандовала Матрена Семеновна, – буду тебя умывать, да переодевать.

Сказать по правде, третьего ребенка Матрена не хотела, ей достаточно было двух подросших дочерей, да и здоровьем похвастаться она не могла. Но муж хотел сына, и она уступила его уговорам. Павлушу она очень полюбила как последыша, беззащитного, ласкового, да и как было не любить этого глазастого озорного малыша.

Звонок раздался, когда Матрена Семеновна помыла сына и отправила в комнату – играть с сестрой. Она подошла к телефону и взяла трубку

– Матрена Семеновна, – прозвучал голос душеприказчика ее матери, умершей год назад.

– Да, это я.

– Узнали меня? Это Игорь Леонидович Капуков, друг Вашей матушки.

– Я узнала Вас.

– Я звоню сказать, что всплыло у меня здесь одно дельце. Матушка Ваша была женщиной деятельной и старалась выгодно деньги вложить. Вот тут и выяснилось, что купила она участок земли неподалеку от города. А мы с Вами ни сном, ни духом. И я подозреваю, что может он неплохую выгоду Вам принести, Матрена Семеновна.

– Как же? – встрепенулась женщина. – Ведь после смерти вроде бы все документы были просмотрены и, кроме квартиры ее, больше имущества никакого и не было.

– Вроде так и было, но всплыли новые обстоятельства, нашлись документы. Думаю, если этот участочек продать, около миллиона рублей можно выручить, а то и полтора.

Матрена Семеновна, не ответив, присела на банкетку. Она обдумывала услышанное. Миллион? Целый миллион? Ей не придется больше покупать крупу на складе в другом конце городе – «чтобы подешевле», не придется бросать Павлушу одного, пока занимается шитьем, можно нанять няню со знанием языка.

– Алло? Матрена Семеновна, Вы меня слышите?

– Да, кажется, да. Женщина была бледна, руки ее дрожали.

– Матрена Семеновна, Вам нужно поехать туда со мной, посмотреть место, оформить документы, Вы же наследница.

– Да, да, конечно. В голове Матрены кружили мысли одна нелепее другой. Как они продают участок, едут в Париж, дети катаются на каруселях в Диснейленде, а они с мужем гуляют по Елисейским полям…Стоп! А при чем здесь Матвей? Он же ничего не понимает в искусстве, зачем тащить этого чурбана в Лувр? И дети, их трое, это тяжко, шумно. Вдруг потеряются? А если на каруселях случится что? По телевизору всё несчастные случаи показывают. Нет, она поедет одна. Или, наконец, она наберется смелости и предложит сопровождать ее Сергею Аркадьевичу – Сергею, как она всегда его называла про себя…

Игорь Леонидович хотел что-то добавить, потом понял, что собеседница уже не слушает его, пообещал заехать за ней завтра, и попрощался.

– С кем это ты трепалась? – спросил Матвей Игнатьевич, выходя в коридор.

– А? – понемногу возвращалась из своих мечтаний Матрена. – С Игорем Леонидовичем. Говорит, у мамы какая-то земля была. Что посмотреть надо, вроде продать можно выгодно.

– Продать? Это было бы дело. Может, машину наконец-то куплю. А то, как отдал ту, битую, за копейки, так и ношусь по городу на частниках. И могли бы, наконец, к Вальке съездить, сколько он уже нас зовет.

– Это он тебя зовет, в баню сходить, пива попить с рыбкой.

– Ну! Валька такую рыбу коптит и вялит, пальчики оближешь!

– А мы-то ему на что? У него двое ребят, девчонкам в вашей бане не место.

– Я могу и без вас съездить. Поездом туда сколько? Сутки, больше? На недельку….

Матвей развернулся и пошел в комнату. В мыслях он уже сидел со своим однокашником Валькой в его доме на Урале, пил пиво и чистил таранку.

Матрена Семеновна заглянула к детям. Ленка так и сидела, уставившись в экран. Мать знала, что дочери нравится Пашка из дома напротив. «Пусть себе пишет, – думала мать, – что от этой переписки – все не обжиматься по подвалам!» В соседней комнате Дашка пыталась отогнать Павлика от своих кукол.

– Мам, скажи ему, пусть он Юльку не трогает, и Ксюшу тоже. Пусть играет в свои машинки или в конструктор.

– Юка – моя дочка, она касивая, – мотивировал малыш свои поползновения.

Мать вышла из комнаты, продолжая размышлять о земле и о возможностях, которые можно из нее извлечь. Снова подумала о Сергее. Она осознавала, что уже немолода, да еще нога… Но с деньгами он, возможно, согласился бы поехать с ней в Париж.

Самое время сказать о самом Сергее Аркадьевиче Снулове – человеке образованном, интеллигентном, который имел часовую мастерскую.

Их знакомство с Матреной произошло полтора года назад, когда Матвей Игнатьевич задумал починить старинные бабушкины часы с кукушкой. Все отказывали ему, не хотели связываться со старьем, а Снулов взялся, да не только починил механизм, но и рекомендовал специалиста, который отреставрировал дерево, подчистил резьбу, заново покрыл лаком. Тогда-то Матвей пригласил Сергея Аркадьевича на обед и торжественно водрузил часы на стену. Матрена в то время еще пыталась удивить домашних кулинарными изысками, и гость оценил по заслугам ее форшмак с ореховым соусом, запеканку с телятиной и нежный наполеон.

– Необычайно вкусно, – отмечал он, – угощаясь добавочной порцией запеканки.

– Невероятно, восхитительно, – говорил, слизывая крем с десертной ложки.

Хозяйка разрумянилась от похвал и старалась подложить гостю «еще немножко» и первого, и второго, и третьего. На прощанье он поблагодарил ее за обед, отметил, что рад знакомству и поцеловал руку. От неожиданности Матрена как-то дернулась и засмеялась. С тех пор Матрена называла Снулова про себя Сергеем и вспоминала о нем чаще, чем должна была вспоминать о случайном знакомом. Она не пыталась встретиться с ним, хромая мать троих детей – она понимала, что уже не молода, что все это – глупости, игры воображения. Но теперь какая-то безумная призрачная надежда мелькнула вместе с упоминанием денег, и ей подумалось, как было бы здорово, если бы Снулов согласился сопровождать ее в Париж. Они бы катались на кораблике по Сене, он бы держал ее за руку, а она прикрывалась кружевным зонтиком. В мечты Матрены ворвался резкий звук, это кричал Павлуша.

– Даша, что у вас случилось?

– Забери его отсюда, забери! Он Ксюше платье порвал, – кричала девочка.

Матрена обняла сына. Он потирал ладошкой затылок и с обидой смотрел на Дашку:

– Она меня такнула, я убийся.

– Даша, я уже говорила тебе, что он маленький, а ты старше и должна рассчитывать свои силы. Это стыдно, что ты малыша бьешь.

Дашка что-то ворчала себе под нос, собирая кукольные одежки.

– Даша, в другой раз я тебя накажу.

Остаток дня прошел в обычных занятиях. Мать играла с младшим, периодически отвлекаясь на домашние заботы. Лена, оторвавшись от монитора, отпросилась гулять. Дашка села за уроки, школа еще не успела отбить у нее охоту учиться. Отец лежал на диване и смотрел боевик, из его комнаты постоянно раздавалась стрельба. Спать легли довольно рано, каждый думал о завтрашнем дне: Лена о предстоящей встрече с Пашкой, Даша о контрольной по математике, Матвею Игнатьевичу снилась новая машина, Матрене Семеновне – Снулов на теплоходе и кружевной зонтик, Павлику – кукла Юля.

Понедельник тоже начался как обычно: Матвей Игнатьевич, прихватив старших дочерей, уехал на работу. Матрена Семеновна собрала младшего и повела в садик. В десять часов должен был подъехать Игорь Леонидович. Матрена вернулась домой, налила себе чаю.

Чем ближе был приход душеприказчика, тем сильнее она волновалась. Когда он позвонил в дверь, Матрена, рванувшись открывать, зацепилась ногой за стул.

Когда уже сидела в машине, продолжала смотреть на свои руки, которые никак не хотели согреваться.

– Сейчас сорок километров по прямой, – сообщал Игорь Леонидович, – потом повернем, и дальше там за церковью второй поворот. Вроде так мне сказали. Я, с Вашего позволения, оценщика пригласил, он прямо на место должен подъехать, чтобы, так сказать, просчитать Вашу выгоду, ну и мой процент…

– Да, да, конечно, – подняла голову Матрена Семеновна, – Вы столько для нас делаете. Мы так бы и не узнали про участок, а Вы вот проведали, обо всем позаботились.

– Ну как же не позаботиться, Матрена Семеновна. Ваша матушка была моим другом, Вы знаете, что я всегда….

– Я знаю, – поспешно ответила женщина, – она снова была в своих мечтах о Париже и не желала продолжать разговор о матери.

Дальше ехали молча. Игорь Леонидович включил радио, но, не прослушав и трех песен, снова выключил. Повернули у церкви, дальше ехали вдоль деревни и вдоль поля несколько километров. Показалась небольшая посадка, возле близлежащих деревьев стоял синий пикап, и прогуливался человек. Игорь Леонидович остановил машину и пошел ему навстречу:

– Здравствуйте! Вы, вероятно, Василий Палыч. Это с Вами мы договаривались о встрече?

– Да, это я. Здравствуйте.

– Это вот Матрена Семеновна – наследница, – представил он незнакомцу Матрену.

Она кивнула: «Здравствуйте».

– Что ж, пойдемте осматривать владения. В документах участок указан как крайний с той стороны, – Игорь Леонидович указал рукой вдаль.

– Неважное расположение, – отозвался Василий.

– Отчего же? Меня заверили, что можно неплохой доход из него извлечь.

– Да вряд ли. Болото там. Ничего не построишь, да и вряд ли кто купит, хотя и к городу близко.

– Как болото? – Матрена Семеновна вскинула на него глаза, в этот момент ее кружевной зонтик скользнул из рук и упал в Сену.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Наталья Елизарова

Родилась в 1981 г. в г.Кашира Московской области. Стихи пишет с 12 лет. По первому образованию юрист. Автор сборника лирики "Как сказать о любви?". Публикуется в периодических изданиях. Член Союза п...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ЦВЕТЫ МЕНЯ УТЕШАЮТ. (Проза), 172
ОГОРОД ДЛЯ МАТРЕНЫ. (Проза), 132
ОБЛАКА. (Проза), 129
КРАСНОЕ ПЛАТЬЕ (Проза), 112
А ЕСЛИ ЛЮБОВЬ – ОБМАН?.. (Поэзия), 95
НЕ ОТРАЖАЮСЬ В ЗЕРКАЛАХ КРИВЫХ… (Поэзия), 94
А ДОЖДЬ ЗАВИС НАД ПАТРИАРШИМИ... (Поэзия), 78
СТИХИ (Проложек), 61
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru