Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Евгения Перлова

г. Екатеринбург

БЕЛОВОДЬЕ

Рассказ


7.00 – Подъём
7.30 – Завтрак
8.00–9.00 Свободное время
9.00 – Хореография/Акробатика
11.00 – Актёрское мастерство
13.00 – Обед
13.30– 14.30 – Тихий час
15.00 – Волейбол
16.30 – Постановка
18.30 – Ужин
19.00 – Вечернее мероприятие.
21.00 – Свободное время
22.00 – Отбой

Это день нашей «Школы танца» в лагере «Беловодье» на сборах. Арина Белякова, Светка Иванова, Поля Федосеева и я живём в одной комнате. Я обрадовалась, когда Алеся Алексеевна поселила нас вместе, потому что Арина - популярная, Светка - тоже. И в классе, и на танцах. Когда я дружу с ними - я тоже популярная. Когда нет – меня все ненавидят, как мне кажется. Из нашего класса на танцы ходит ещё Раднев и Поля. А ещё на танцы ходит Матвей Римский из нашей школы. Он на два года старше. У меня такое впечатление, что по Матвею сохнут все девчонки в радиусе тысячи километров вокруг. Арина и Светка тоже сохнут. Строят глазки, отдают ему свои плюшки в столовке. Матвей на глазки не ведётся, на плюшки реагирует вяло, предпочитая мясо. Как и все мальчики в нашем коллективе: их у нас всего пять. Мы их бережём и лелеем, потому что девочек в «Хопе» десять.

Наша комната – мелкие, так называют нас Матвей и Вадим Лимов, в другой комнате взрослые девчонки, им столько же, сколько старшим мальчикам. Взрослые пацаны и Кирилл Раднев живут в одной комнате, и в последней – близнецы-второклассники Серёжка и Славка, они пришли к нам весной. И ещё есть комната, там ещё три девочки, две Маши и Катя, они третьеклассницы.

На постановках мы отрабатываем танец в стиле хип-хоп. Музыка классная, бит жёсткий, он идёт откуда-то из глубины мелодии. Я люблю хип-хоп: качи и степы, движения корпуса и ног. Под ритмичный бит мы высоко прыгаем, а потом низко скользим над полом. Наши движения то чёткие и резкие, то плавные и волновые. Мы то синхроним, то уходим вразнобой. Это так задумано, поэтому синхрон должен быть идеальным.

В начале смены в лагерь швея приезжала на примерку, подкалывала булавками костюмы: кому-то расставить, кому-то ушить. Мне пришлось выпустить длину штанов – я, оказывается, выросла на пять сантиметров за два месяца. Костюмы чёрные, прикольные: лёгкие курточки с капюшонами, белые майки в обтяг и свободные штаны с мотнёй, на попе напечатаны белые смайлы. У нас с Полей одинаковые: подмигивают и скалятся. У Арины злой, с кривой ухмылкой. У Матвея, Вадима и близнецов радостные, с огромными улыбками «ржу-не-могу», у Радневского кислая физиономия, у Светки – поцелуйчик. У старших девочек Насти, Тани и Иры на попах моськи «crazy». У Маш смайлы в наушниках, а у Катиного – вопрос.

Через пару дней после примерки на разминке мы, как обычно, делали диагональ. Алесе кто-то позвонил, и она вышла, крикнув, чтоб мы начинали. Я всегда стою за Ариной, а тут Раднев стал меня отпихивать и лезть вперёд. Я спокойно сказала ему, чтоб отошёл и встал в свою очередь. Он обозвал меня толстой. В ответ он получил «дебила» и пинок от меня. Он толкнул меня, я упала. Встала, отряхнулась.

«Давай, жиромясокомбинат, нападай! Я буду защищаться!» – завопил Раднев. В руке у него была булавка. Видимо, во время примерки костюмов, булавка затерялась где-то в ткани, и Раднев её припрятал.

Я потянулась, чтобы отобрать у него булавку. В этот момент вернулась Алеся, я замешкалась, Раднев проскочил вперёд с батманом. Мне ничего не оставалось делать, как кидать батманы за ним. Когда мы прошли диагональ и встали на следующее упражнение, Раднев повернулся и съязвил:

«Вот видишь, какая ты жирная, даже не чувствуешь, что у тебя в руке».

Я посмотрела. Чуть выше запястья по головку в моей руке сидела булавка. От неожиданности я вскрикнула.

«Что это за вопли, Колосова?» – заорала Алеся, - «отжимание десять раз!»

С Алесей спорить бесполезно. Видимо, не с той ноги встала сегодня. Я упала и отжалась, ничего не поделаешь. Слёз не было, во рту неожиданно стало сухо, хотелось сглотнуть и не получалось. Я смотрела на булавку и отжималась. И ничего не чувствовала. Потом резко встала и вышла. Алеся кинулась за мной. Орала так, что у меня уши заложило. Через минуту выбежали Поля, Светка, близнецы и Арина.

«Какого чёрта?!» – рявкнула Алеся, – «я разрешила выйти из зала??? Марш на диагональ!»

Ребята пошли в зал.

«У Сеньки булавка в руке», – сообщила Арина, закрывая за собой дверь.

Тут Алеся, наконец, заметила. У неё итак глаза круглые, а тут вообще на пол лица стали.

«Сеня, это что?» – хрипло спросила она.

Я пожала плечами. И почувствовала, как мокрыми стали глаза. И зажгло то место, где торчала булавка. Алеся потащила меня в свою комнату, усадила на кровать, вытащила из тумбочки большущий пакет и стала доставать оттуда таблетки, бинты, банки какие-то. Нашла перекись, обработала мне руку и вытащила булавку.

«Левомеколем намажем на всякий случай, вдруг зараза какая, ей сразу хана придёт», – подмигнула Алеся, наклеивая маленький кругляш лейкопластыря, – «жить будешь, иди в зал».

«Спасибо», – пробормотала я.

«Кто это сделал, Сень?» – спросила Алеся, когда я взялась за дверную ручку.

«Никто. Я сама. Нечаянно».

Перед тем как вернуться в зал, я задержалась у большого зеркала в коридоре. Вообще-то я не толстая, как говорит Раднев. Я совсем чуть-чуть поправилась на бабушкиных блинчиках, сырниках и парном молоке, за которым мы с Ликусей бегали к соседке.

Перед лагерем нам меряли рост и вес, у меня было 45 кг при 156 см. У Арины 38 кг, правда, она ниже меня на пять сантиметров. Я высокая в папу. Мама говорит, что я вырасту длинной, как модель.

Я крутанулась на пятке, переделала невидимкой чёлку: нормальная я. Всё у меня в порядке. Пошёл он в баню, этот Раднев. Через десять лет он в меня влюбится без памяти, а я буду колоть его длинными-предлинными булавками и смеяться над ним. Я-то точно никогда в жизни не влюблюсь в такого придурка. И вообще никогда не влюблюсь.

Встала в диагональ за Ариной, Раднев не сопротивлялся, выглядел пришибленным. Зашипел мне в ухо:

«Наябедничала Алесе?»

Я усмехнулась: пусть помучается.

Алесе после занятия девчонки всё рассказали. Она позвала Раднева к себе в комнату и долго с ним разговаривала. Раднев вышел белый, как стена в душевой, подошёл ко мне, процедил: «Есения, прости меня, этого больше не повторится» и отправился на ужин. Я даже ответить ничего не успела. И славно, пусть думает, что я его не простила.

На ужине нам объявили, что завтра вечером состоится мероприятие «Мисс Беловодье», и все девочки, желающие участвовать, должны подойти к преподавателю по актёрскому мастерству и записаться. Записались все девочки. Нам сказали подготовить творческое задание, придумать приветствие на выход и образ: наряд и причёску. По поводу творческого задания у меня вопросов не возникло: у меня же песня есть с минусом. Приветствие будет простое. Скажу всем добрый вечер и … всё, наверное.

А вот причёска… Мама мне всегда делает простую косу или хвост. Или две косы или два хвоста. Вот и весь набор. Надо будет попросить Полю, она очень красиво плетёт колосок и дракончики. Хорошо бы вплести цветы в волосы. Лучше всего ромашки, которые я видела в траве недалеко от ворот. Они крупные и ароматные и будут неплохо смотреться в моих волосах.

Какая у ворот трава высокая и сочная! Нигде она так не пахнет, как здесь…

А за воротами воздух такой же, как у Бабу на даче: аромат сосновых иголок и душицы, иван-чая и ещё чего-то, многотравный, дурманящий воздух. Аж голова кружится! Рядом с лагерем течёт речка Белая. Вода прозрачная и местами холодная, будто ключевая. Мы уже два раза ходили купаться. Вместо тихого часа и волейбола. Далеко за речкой и за лесом в небо уходит большая гора с двумя вершинами. Словно огромная голова коровы с рогами. Когда мы первый раз её увидели, Матвей принялся умничать (он нынче в школе проект писал про эту гору):

– Она была раньше в форме пирамиды, а потом середина постепенно разрушилась. Знаете, сколько ей лет? 1 миллиард 300 миллиона!

Все девочки смотрели на Римского с восхищением. Тьфу!

– И теперь гора похожа на голову коровы с рогами, - подытожила я.

Матвей посмотрел на меня с интересом:

– Хм….Действительно…Как раз в небе славянского рая живёт корова Земун. А тут у нас совпали и Беловодье, и корова...

– И Алатырь. Бел-горюч камень, – ляпнула я. Подумаешь, Матвей поумничал. Некоторые люди читают книги не только по школьной программе. Мне на прошлый день рождения подарили целое собрание мифов и легенд народов мира, там восемь томов, и один из них – про славян.

– Синица, да ты отжигаешь! Действительно, а вдруг именно эта гора и есть Алатырь?! – у Римского глаза загорелись. Арина и Света, посмотрели на меня как-то зло. Или мне показалось.

Вспоминала я об этом и собирала ромашки. И пришла мне в голову гениальная мысль! На Белом камне Алатыре должна сидеть красная девица Заря, ну так я ей и буду! Где-то бы взять красное платье. Хотя, зачем платье, у меня есть топ и шорты, будет заря оранжевая, почему бы нет! Ромашки в воду поставлю – завтра сплету венок, распущу волосы и вперёд! Попела под нос про звезду и довольная собой пошла в корпус. После дискотеки мы с девчонками долго не спали, болтали, воображали, какие будут задания, как мы будем говорить приветствия

«Я добрая и милая, люблю рисовать и петь», – пискнула Светка.

«А я красивая и умная! Круглая отличница и блондинка! Я тут вообще единственная блондинка, заметьте!» – перебила Арина.

«Арина, сейчас нормально было со словом «заметьте», вот так прямо и говори завтра», – одобрила я.

«А твоё приветствие, Сеньк? Хотя, чего тебе говорить? И сказать нечего», – прошелестела Арина.

«Не переживай, я придумаю», – успокоила я, – «и Поля придумает. Ариночка, главное, не волнуйся, всё-таки, ты у нас единственная блондинка на весь коллектив».

Следующий день до вечера мы как обычно тренировались, ели и гуляли. Светка с Ариной постоянно куда-то бегали «репетировать». Они решили делать творческое задание вдвоём. Младшие девочки тоже задание делали вместе – ставили сценку. Поля решила станцевать. Взрослые девочки, казалось, не заморачивались никакими заданиями.

После ужина мы переоделись, немного подкрасили ресницы, губы и пошли в холл, где у нас обычно проходят дискачи. Там уже сидели Алеся Алексеевна, Ольга Павловна (препод по актёрскому) и пацаны. Это было наше жюри. Раднев сидел за столом с компом и колонками. Он сегодня отвечал за музыку.

Мы с девчонками уселись на первом ряду. Ольга Павловна взяла микрофон и объявила о начале конкурса «Мисс Беловодье». Началось.

На приветствии Светка и Арина выдали именно то, что собирались: про умниц и красавиц. Взрослые девочки рассказывали о том, что любят танцевать, гулять с друзьями, ходить в кино и шопиться. Младшие говорили о своих домашних питомцах, музыкальных школах и отдыхе с родителями на море.

Остались мы с Полей.

«Привет всем! Я Полина, люблю животных и хочу стать врачом», – сказала Поля и добавила,– «не люблю, когда врут. Верю в дружбу».

Я поняла, что у меня сейчас будет самое тупое приветствие. Все нормально про себя рассказали, а я сейчас буду заливать что-то несусветное. Отступать, правда, было уже поздно, поэтому я поставила стул, накрыла его белой простынёй (сняла со своей кровати). Сижу я такая, в оранжевом, с рыжими волосами, полыхаю прямо вся. Натурально полыхаю – щёки горят. На голове дурацкий венок. И в руках ромашковый букет.

«Возможно я Есения, а может быть, и нет. Возможно, это стул с простынёй, а может быть, это белый камень. Ведь мы с вами в настоящем Беловодье, а я – Заря-Заряница, и сижу я сейчас на Белом Камне-Алатыре», – громко выдала я.

«А ромашки?» – ехидно спросил Раднев.

«Это облака. Я же высоко сижу», – ответила я.

За приветствие я получила баллов больше всех. Вот это да…

«Некоторым надо учиться танцевать, другие родились с этим», – сказала Алеся Алексеевна и в руках у неё появился веер из бумажек. Это фраза из «Шага вперёд», фильма, который мы все обожаем.

Надо было вытянуть бумажку из рук Алеси Алексеевны, после чего предмет оглашался и выдавался участнице. Поле досталась солонка, Арине – стул, Светке – теннисные ракетки, мне – CDдиск. Насте – швабра, Ире – шапка, Тане – коврик из душевой. Катя вытянула карманное зеркальце, одна Маша – расчёску, а вторая – пачку салфеток.

Все девчонки классно танцевали! Настя изображала уборщицу, кружилась со шваброй, Таня завернулась в коврик, будто в плащ и бегала от невидимого дождя, а в конце танца разлеглась загорать на невидимом солнышке. Шапка стала для Иры корзинкой, и она собирала туда грибы. Затем шапка стала кастрюлей, Ира варила в ней грибницу и предлагала всем попробовать.

Катя весь танец умильно кривлялась перед зеркальцем в разных вариантах: Катя глядится на себя в шпагате, в стойке на руках, в прыжке… Маша расчёсывалась и одновременно вальсировала. Салфетки у другой Маши были бабочками: они летали по залу, а Маша гонялась за ними.

Арине, по-моему, достался самый лёгкий предмет. Она залезала на стул и спрыгивала с него, делала волны и батманы. Типа Бритни Спирс из клипа «Stronger».

Светка представила, что ракетки – это крылья, а она – птица. Было немного неуклюже, но интересно.

У меня был танец ни о чём: я представляла себя ди-джеем, диск у меня был то наушником, то пластинкой. Я крутила его на разных пальцах, крутилась и вертелась сама, будто я тоже – диск.

А вот Полин танец мне очень понравился. Казалось бы, как танцевать с солонкой? А Поля танцевала так, будто всегда только это и делает. Она просыпАла соль и бросалась её собирать, вертела солонку в руках, представляла её частью то одной руки, то другой, садилась в позу лотоса, заглядывала в дырочки с таким восторгом и удивлением, и нам всем хотелось подбежать и посмотреть, что она там внутри увидела?

В танцевально-предметном задании первой стала Поля. И это было совершенно справедливо!

В творческом задании все девчонки отличились: старшие говорили тосты, поднимая стаканы с соком, рассказывали анекдоты. Света и Арина спели про принцессу, заточенную в башне, которую спасает принц. Сопли в сахаре. Полина в шляпе прикольно танцевала под Майкла Джексона. Маши и Катя поставили сценку про наш урок хореографии, Катя изображала Алесю, очень похоже. Мы животики надорвали от смеха, и Алеся вместе с нами.

Я пела «Доберусь до звезды». Раднев был так мил, что скинул с моего телефона через провод минусовку на комп. Кажется, я неплохо спела, потому что все очень хлопали. А ещё потому, что в этом задании первой стала я.

Арину перекашивало от злости, я думала, она меня убьет после конкурса: смотрела на меня так, будто я ей жизнь испортила.

Потом было ещё несколько заданий типа угадать фильм по музыке или повторить движения за пацанами: вышел Матвей, и мы за ним повторяли брейк-дансовые штуки.

И… наконец, подведение итогов…

Поля заняла первое место! А я!!! Второе!!!! Я та-а-ак радовалась! Я никогда ещё нигде не занимала никаких мест, даже в садике, а тут - второе! Ире дали третье место. Арине пятое.

По-моему, это был первый случай в жизни моей подруги, когда она так обломалась. После конкурса она не разговаривала со мной два дня. Не больно-то и хотелось! Мне было так весело и хорошо без Арины, что я её бойкота и не заметила. Я общалась с другими девчонками, и даже с Матвеем Римским иногда. С ним исключительно на темы славянских мифов. Хотя, вру, ещё он учил меня играть в волейбол и настольный теннис. Пару раз, когда никто не видел. А то бы его пацаны задразнили, что он с мелкой возится.

С Ариной мы помирились, и даже ходили везде за ручку как лучшие подруги.


В последний день смены, вернее, в королевскую ночь сначала была дискотека, а после неё мы сидели все вместе у большого костра, играли в ассоциации, разговаривали и пели. И мою песню пели. Она после конкурса стала у нас отрядной песней.

А потом Алеся Алексеевна принесла фонарик, такой, как в мульте про Рапунцель: большущий, бумажный, светло-сиреневый на тонком каркасе. Мы аккуратно расправили его, Раднев прикрепил таблетку с сухим горючим к крестовине, на которой держался фонарь.

Алеся Алексеевна подожгла горелку. Мы выпрямляли его, не давали падать, и он постепенно стал наполняться горячим воздухом.

«Загадывайте желание!» – шепнула Алеся.

И мы загадали. Фонарик рвался из наших рук вверх. Мы отпустили его, и он поплыл в тёмное небо. Поднялся над крышей нашего корпуса, пересёк Беловодье и полетел в сторону горы, над которой высоко-высоко сияли звёзды. Мы смотрели, как он уменьшается, пока совсем не исчез.

Конечно, он не добрался до моей звезды, но она, возможно, услышала привет от меня.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Евгения Перлова

(Настоящее имя – Евгения Оносова). Участник семинаров для молодых писателей, пишущих для детей и Форумов в Липках. Дипломант конкурса им. А.Н. Толстого за проект книгу стихов «Феи цветов» (2009). �...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

УЗЛЫ. (Проложек), 173
БЕЛОВОДЬЕ. (Проложек), 137
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru