Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Мария Малиновская

г. Гомель (Беларусь)

«ПАДАЛО ДУХОМ ДЕРЕВО, ДОЦВЕТЯ…»

* * *

У меня никогда не было помощника и соратника,
который завёл бы бойцовую собаку –
стеречь с ней ворота,
когда пишу.
Который вправил бы мозги
самым чванным главредам,
просто поговорив по-мужски.
И жил – от стихотворений.
И пошёл воровать,
чего не сделал мой отец –
чтобы мать не предлагала
выйти за того, с потными руками,
или выставить на аукцион девственность:
«Такая-то, мол, за восемьсот тысяч продала!»
У меня никогда не было друга,
который бы мною гордился,
а не называл каждую мою победу «херовой»,
как тот ограниченный прораб.
Всё, что у меня было, –
любовь к покойному,
умерший для мира
человек с ясным именем
и голова рыжей дворняги на коленях,
пока её не подстрелил
пьяный сосед.

* * *

Падало духом дерево, доцветя.
Дух по дорогам гнало, прибивало к бордюрам.
Солнце, как мышь, ворошилось, казалось бурым,
Свет поедало, словно своё дитя.

Мы с деревом, спины согнув, на бордюре сидели,
Отрешённо и пусто глядели перед собой.
Доходя до заката, время давало сбой:
Возвращалось к рассвету и снова текло еле-еле.

Дерево юность хвалило и прежний режим,
Когда обрезали ветки, но ствол белили.
Автомобили кляло и свой век бобылий.
Мне же острей и острей становилось чужим.

Я молчала, не слушая. Пальцем асфальт ковыряла.
Дереву было, по-моему, всё равно.
Время несло по теченью то дух, то бревно,
Не различая реальности и астрала.

Дерево замолкало, меж ног на асфальт плюя,
Тёрло затылок, тупо вперёд смотрело.
Потягивало весной – похотливо, прело.
Жизнь продолжалась, и будто бы даже моя.

* * *

Осталась одна стена – с подоконником.
Сидя на нём, бесцельно смотрю в окно.
По телефону ответил, сказался покойником.
Это, добавил, формально подтверждено.

Я повесила трубку и больше её не видела:
Где был телефонный столик, зацвёл репей.
– Мои – хорошо, – продолжал, – как твои дела?
Пока не исчезла кухня, сходи, попей.

Пила из-под крана. За ножкой его тоненькой
Уже широко и неровно алел горизонт.
Всё на свете как будто держалось неверной тоникой.
– Можешь вернуться. А впрочем, какой резон? –

Продолжал. И правда: во времени и прострации
Осталась одна облупленная стена.
– Буду заглядывать, слышишь? Буду стараться.
Целую, до встречи. И не сиди допоздна.

* * *

Ходила понуро, себя обхватив руками,
Словно пригретого беса внутри качала,
Словно держала вода на поверхности камень.
Смотрела искоса, одичало.

Ждала сообщений на скомканный лист А4,
Он лежал у зеркала на буфете.
Не решаясь проверить, мыкалась по квартире
В дрожащем фонарном свете.

Голосом хриплым имя своё повторяла –
Вернее, присвоенное от прабабки.
Писала сценарий длинного сериала.
Носила булавкой скреплённые старые тряпки.

В гости звала прохожих, манила огрызком,
Свистела и цокала, бегая по проспекту.
Принадлежала раньше к дешёвым актрискам.
Потом основала секту.

Стала миллионершей.
Вышла за местного зашуганного подростка.
Исчезла с ним. Годы считалась умершей.
Потом объявилась: потрёпанный вид, папироска.

Бродила по порту: конечно, смотрела на море.
Обо всём и со всеми болтала, но не о вере.
Имела несколько памятей – нежных «меморий».
Читала эстетику в хиреющем универе.

Но и это закончилось. По её же воле.
От себя отпустила реальность – спокойно, гордо.
Лишь размышляла: не обидела никого ли?
Отцепившийся катер во тьме отплывал от порта.

* * *

По дереву взбиралась мышь.
Её норку разрыли, перебили детёнышей.
И она лезла прочь от земли,
цепляясь маленькими прозрачными коготками
за наросты коры.
- Какая хватка! – гомонили птицы.
Уставившись в дневное небо
не приспособленными к этому
слезящимися глазками,
она карабкалась к верхушке чужой, нежеланной жизни,
только чтобы не смотреть вниз.
- Добьётся своего! – галдели птицы.
Так мышь почти ослепла
и сделалась летучей.
Прослыла подвижницей эволюции –
первичного искусства,
уступившего было постмодерну науки.
И выяснилось множество причин,
по которым она, засыпая,
повисает головой к земле.

* * *

В каждом плафоне сидела на лампочке птица,
Брюхо и лапки жгла, мотыльков глотала.
Так освещались в городе три квартала,
Если, конечно, мрак успевал сгуститься.

Мертвецов муровали в полы, потолки поднимали,
По ступеням веками считали число поколений.
Над горизонтом, точно залёжки тюленей,
Темнели стада климатических аномалий.

Спали на голом полу. Детей укрывали.
Подметать запрещалось – мыли. Ковров не стелили.
Дома походили на башни в романском стиле.
Время слонялось в означенном интервале.

Кости куриные в мисках носили цыплятам,
Пахли, как с холода – свежие дикие ели,
Жались по стенам и говорить не умели
Бледные женщины с непонимающим взглядом.

Мужчины украдкой взасос целовали ружья,
В блаженном сонливом мечтательном отупенье
Друг на дружке все твари являли живые ступени,
По воде расползались овалы и полукружья.

Птицы слетали с плафонов, едва рассветало,
Лампочки гасли мгновенно, необъяснимо.
Города не было для проезжавших мимо –
Только три странных оторванных спящих квартала.


Sodade (*)

Где ты живёшь, покажи мне, давай посидим
На пороге. Посмотрим, как даль курится,
Разливанное золото. Ты мне необходим.
Знаешь об этом. Безветрие. Чай с корицей.

Ещё посидим – и покажешь гранатовый сад.
Он с той стороны? Улыбаешься. Угадала.
В каждом умершем – прозрачный небесный sodade,
В каждом создателе – тайная блажь вандала.

По полю катится к нам ветровая слеза,
Узкой дорожкой мнёт молодые травы.
– Высоко забралась. Как хочешь, теперь слезай.
В детской ладошке выгнутый ствол корявый

Солнце зажало. Куришь, глядишь туда.
Неуловимо вздрагивают ресницы.
Кисть пианиста, как прежде, смугла, худа.
Но если сыграешь, музыка будет разниться.

Примечание:
*. Термин, встречающийся в креольском, португальском и испанском языках, не имеющий аналога в русском. Смесь ностальгии, меланхолии и нежности.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Мария Малиновская

Родилась в Беларуси в 1994 г. Учится в Гомельском государственном областном лицее. Печаталась в газетах «Гомельская правда», «Гомельские ведомости»; в альманахах «Литературная Гомельщина» и «...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ИЗ ДОМУ, ТРИЖДЫ ПЛЮЯСЬ, ВЫМЕТАЛИ МИРАЖ… (Русское зарубежье), 148
ПАДАЛО ДУХОМ ДЕРЕВО, ДОЦВЕТЯ… (Русское зарубежье), 143
НАБЛЮДАТЬ, КАК РОДНОГО КОГО-ТО… (Русское зарубежье), 138
ВОТ ТАК УМИРАЛ ОКЕАН… (Русское зарубежье), 123
ИЗ ЦИКЛА "СТАККАТО". (Русское зарубежье), 105
ВСЕ ТРАДИЦИИ СТАЛИ НЕСТРОГИМИ… (Русское зарубежье), 103
НЕРАСКРЫТЫЕ ОБЪЯТИЯ. (Русское зарубежье), 98
МАЙСКОЕ. (Русское зарубежье), 94
ГАЛЛЮЦИНАЦИИ. (Русское зарубежье), 90
ОДА ПЕРУ. (Русское зарубежье), 89
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru