Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Мария Малиновская

г. Гомель (Беларусь)

«ИЗ ДОМУ, ТРИЖДЫ ПЛЮЯСЬ, ВЫМЕТАЛИ МИРАЖ…»

* * *

Всего один незначащий диалог
в автобусе по дороге с форума.
Неделю спустя объявляется в моём городе.
Развёлся.
На мосту над замёрзшим лебяжьим прудом
делает предложение.
Мне пятнадцать.
Конечно, соглашаюсь.
Возмущается бывшей супругой,
бегающей за женатым критиком-алкоголиком:
«У неё два непременных условия –
чтобы был женат
и чтобы алкоголик».
Замечает к весне, что говорю с ним всё больше
о странном попавшем в беду человеке.
Скоропалительно женится на нелюбимой.
Исчезает.

Мне девятнадцать.
Пью через трубочку ледяной коктейль.
Напротив пьёт водку женатый критик-алкоголик.
Возмущается бывшей любовницей:
«Как до неё не дойдёт,
что никогда на ней не женюсь!»
Говорю с ним о странном
вторично попавшем в беду человеке.
- А, так это не наш общий знакомый?
- Нет.
- Слава Богу! Не понял бы, полюби ты такого.

Пропускной пункт Литинститута.
Стильное бежевое пальто
и те же ярко-синие глаза.
Окликаю.
Первая смущённая мысль:
«А на мне ведь пальто то же самое, что и в пятнадцать».
У него две дочери с непроизносимыми именами.
- Ты счастлив?
- Нет.
- Я тоже.
Обходим вокруг памятника Герцену.
Прощаемся.
Как полагается, долго смотрю ему вслед,
безуспешно пытаясь вызвать в себе сожаление.

* * *

Ты спрашиваешь, чем привлёк.
Сейчас, наверно, не поймёшь, но
Тем самым, что с тобой – возможно.
Хотя бы этот диалог.

Другим не занимать сноровки:
Себе не причинят вреда.
«Край света»? – все, чуть что, туда.
Никто – пойти за мной по бровке.

Смакуют приторный дымок
От сигарет. Огонь – да где там!
Того не назову поэтом,
Кто хоронился, если мог

Прожить ва-банк, с приставкой -экстра,
На постриге – виски забрив.
Мне сцена – каменный обрыв,
А пропасть – ниша для оркестра.

* * *

Будь мне авианосцем, я тебе – истребителем. Ты
дашь пристанище, топливо, вооружение. Я,
засыпая, устала крушить их тщедушные груди
и реветь, вырываясь из хлынувшей на борт воды.
Я устала от зависти их, провожающих в небо
и открыто желающих, чтобы подбили меня.
Будь их воля – в живот бы стреляли, когда поднимаюсь.
Ошибись я хоть раз – добивали бы вместе с врагами.
Так зачем возвращаться с победой опять и опять,
если некуда с ней возвращаться? И просто висеть
на остатках горючего над ледяным океаном.
Дай мне веру, зажги мне хоть пару сигнальных огней –
и со всей безрассудностью под ноги брошу бессмертье.
Лишь позволь засыпать головой у тебя на груди,
ей без страха доверившись мощью своей безоружной
и обветренным носом по-детски уткнувшись в неё.

* * *

Когда исчезаешь, мысленно пью одна.
Мысленно – это паршивей и безнадёжней.
Такая привычка. Замены уже не найдёшь ей.
Да и зачем. Заменяются лишь имена.

Попутно, к примеру, палю по бумажной мишени,
Под ней изучаю вмятинки на доске.
Связалась опять с кем не надо. А надо с кем?
Белиберда человеческих отношений.

Промышляет по мискам голодный дворовый пёс.
Отдаю ему всё и, пока наедается, глажу.
Как я опять попала в такую лажу –
Вот в чём вопрос.

Не покорёжить пустой электронный ящик,
Дверцу не выломать, не заплевать внутри.
Хочешь – часами сиди и в него смотри.
А лучше привыкни, что нет и не будет входящих.

Раньше хоть псы на веранду просились в грозу.
Всех, кроме этого, местные постреляли.
Вот он, залог умилительной пасторали –
Домиков, грядочек, деток, ежат в тазу.

Вода под ногами да сбившихся листьев комья.
Целюсь почти минуту, и резко – залп.
А Кушнер несчастье Вентейля пересказал
Настолько хреново, что если б ты знал, о чём я.

* * *

Если так хочешь, – сказали мне, – будет опять
Пианист-виртуоз, то же имя и поиск религии,
Извращённые той же напастью задатки великие, –
Если не о ком в мире, по-твоему, больше писать.
Свой развенчанный миф эпизодом финальным увенчивай,
Бейся кошкой припадочной, плюйся и скаль клыки –
И от счастья прокусывай пальцы хозяйской руки:
Дождалась! Вот он твой – изувеченный, увековеченный.
Оцени, мы старались. Ведь вышел, и правда, похож.
Увлекательней, кажется, даже того, самозваного,
Фаустус этот, с поправками созданный заново.
Если не знаешь – где подлинник, не разберёшь.
Богово Богу оставив, поэту – поэтово,
Не потому, что вера была мала,
А потому, что простить бы его не смогла,
Не того мы вернули, а сотворили этого –
Каким сохранился в памяти тот. Ну что ж!
Память прожорлива, не многовато ли дани ей?
Знала ли ты, чем кончится ожидание,
Зная, чего так упорно, так яростно ждёшь?
С первым готовили чуть ли не Господу ясли вы –
Мыши полезли – наволокли мышат.
Хочешь во всём повторений – так пусть не страшат.
С этим вы тоже, наверное, будете счастливы.

* * *

Ночь развивалась под самым рассветом у дня
Неустранимой физической патологией.
Чуть проступали в явь берега пологие,
Соприкасаясь и мягко друг друга тесня.

Русло местами виднелось, усеяно донками.
Створки сухие сдвинув, последний моллюск
Словно пытался уверить: «Ещё молюсь».
Мёртвые створки казались предельно тонкими.

Врыты носами в реальность, ближе к домам,
Лодки стояли с прибитыми к днищам вёслами.
Дети из них неизменно вставали взрослыми,
Взрослые плакали в голос и звали мам.

Сцинков ловили да змей, объедали кустарники,
В землю смотрели, одними губами жуя.
Пока не убили обоих, держал воробья
В клетке высокой узенькой плотник старенький.

Дороже всего продавались чучела рыб.
У кого-то, по слухам, ещё сохранился аквариум.
Водопровод не чинили, привыкнув к авариям.
На указателе города значилось: “R. I. P.”

Дни начинались и длились по пять одновременно.
Ночь истощала каждый такой изнутри.
Каждый кончался проблеском новой зари,
Зыбкой границей небесных Омана и Йемена.

Из дому, трижды плюясь, выметали мираж.
Он подступал всё настойчивей, необъяснимее –
Паразитический редкостный вид метонимии.
Не было смерти. Жизнь совершала демарш.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Мария Малиновская

Родилась в Беларуси в 1994 г. Учится в Гомельском государственном областном лицее. Печаталась в газетах «Гомельская правда», «Гомельские ведомости»; в альманахах «Литературная Гомельщина» и «...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ИЗ ДОМУ, ТРИЖДЫ ПЛЮЯСЬ, ВЫМЕТАЛИ МИРАЖ… (Русское зарубежье), 148
ПАДАЛО ДУХОМ ДЕРЕВО, ДОЦВЕТЯ… (Русское зарубежье), 143
НАБЛЮДАТЬ, КАК РОДНОГО КОГО-ТО… (Русское зарубежье), 138
ВОТ ТАК УМИРАЛ ОКЕАН… (Русское зарубежье), 123
ИЗ ЦИКЛА "СТАККАТО". (Русское зарубежье), 105
ВСЕ ТРАДИЦИИ СТАЛИ НЕСТРОГИМИ… (Русское зарубежье), 103
НЕРАСКРЫТЫЕ ОБЪЯТИЯ. (Русское зарубежье), 98
МАЙСКОЕ. (Русское зарубежье), 94
ГАЛЛЮЦИНАЦИИ. (Русское зарубежье), 90
ОДА ПЕРУ. (Русское зарубежье), 89
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru