Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Александр Молчанов

г. Бишкек (Кыргызстан)

КУКЛА С ТРЕЩИНОЙ НА ЛИЦЕ

Рассказ

1.

На пыльной шершавой от потрескавшейся краски поверхности подоконника сидела кукла. Прижималась трещиной на левой щеке к холодному окну, в которое когда-то, перелетев через низкую ржавую ограду, угодил мяч. Окно было двойное, треснула только внешняя сторона. Прохладными весенними днями скол в преломлении лучей света казался самоцветом из далеких сказочных стран, но на самом деле выглядел как борозда, глубокая отвратительная царапина. Кукла пыталась прижаться своей трещиной к оконной, не дотягивалась. Ей казалось, что если их раны соприкоснуться, то, благодаря силе любви, они исцелятся. Но внутренняя сторона окна, целая и здоровая, всегда препятствовала этому. Она всегда становилась незримой непреодолимой стеной на пути одной трещины к другой. Кукла грустила и плакала своими стеклянными глазками. Иногда слезинки закатывались в трещину и падали в пустынное нутро куклы, отдавались в нем эхом, отчего у куклы начинала болеть голова. Кукла множество раз зарекалась быть сильной и не плакать, но у нее редко получалось сдержаться.

За выцветшими, в прошлом белыми и приятно пахнущими занавесками скрывался мрачный мир пустынного дома. В нем царили Мрак и Тишина, два циничных безжалостных супруга, которые вылезли из прогнивших досок пола и объявили себя полноправными хозяевами заброшенного жилища. Они объявили себя единственными законными наследниками любого покинутого людьми пространства. Кукла не хотела дружить с ними.

За окном гремел гром, после дождь захлестал по крыше, едва доносился через окно далекий вой собак. Она ни разу их не видела, и все же ей казалось, что собаки добрые и что с ними можно подружиться.

Кукла представляла собой маленькую симпатичную девочку с волнистыми светлыми волосами в белом нарядном свадебном платье и в белых башмачках. У нее были большие круглые глазки из стекла, она могла моргать, она улыбалась тонкими губками и пухленькими щечками, вернее, только одной щечкой, правой. Кожа у нее была почти как у человека, за одним исключением, она была пластмассовой. Ее звали просто Красавица. Красавица нравилась своей хозяйке, такой же маленькой и симпатичной девочке, такой же, только живой.

- Смотри, какая красивая кукла, - сказала мама дочери в магазине игрушек, - такая же красивая, как и ты. Давай купим ее и назовем Красавицей. У нас в доме будет две красавицы.

Дочь при этом улыбнулась и впервые обняла куклу. И все было хорошо.

А потом ее уронили, и появилась трещина на лице. Красавица перестала быть красивой, про нее забыли.

Во дворе стояла засохшая яблоня, ветер трепал ее сухие ветки, отчего те хрустели. От сильного порыва одна из веток треснула и с грохотом упала. Этот резкий неприятный звук пронзил тишину дома.

На подоконнике возле Красавицы лежала коробка с пластилином. От шума падающей ветки коробка зашевелилась. Рваная крышка приоткрылась немного, из нутра показалось маленькое пластилиновое лицо, которое с опаской посмотрело по сторонам.

- Что там такое случилось? – спросило пластилиновое лицо.

- Наверно, яблоня сломалась от ветра, - меланхолично сказал Красавица, не отводя взора от окна.

Лицо оказалось не просто лицом, а полноценным человечком. Человечек подтянулся на своих пластилиновых ручках и вылез из коробки. Маленькое человекоподобное существо из синего пластилина. Единственный друг Красавицы. Кукла сама слепила ему глаза и рот, до этого он был глухонемым. Видимо, детям не нравятся говорящие пластилиновые люди.

Однажды мальчик проснулся поздно ночью и расплакался. Мама долго успокаивала его, лаская в объятьях и шепча что-то нежное на ухо. Мальчик сказал, что ему приснились маленькие пластилиновые солдатики, слепленные из подаренного на день рождения набора, и что эти злобные существа хотели его задушить. Мама шептала, мальчик долгое время не успокаивался. В присутствии взрослого ребенок, наконец, перестал плакать, набрался храбрости и швырнул лежавшую на столе ненавистную коробку с солдатиками в стену. Коробка ударилась, и пять из шести находившихся в ней человечков смялись и слиплись в ком. Шестому, синему, чудом удалось избежать гибели. Мальчик больше не играл с пластилином. Синий человечек лишился всех родных братьев. Утром коробку убрали поглубже в шкаф родительской спальни, где как память хранилось большинство сломанных игрушек любимых детей. Мама думала, что однажды шкаф будет открыт и игрушки снова предстанут взору уже взрослых девочки и мальчика. Унылые доказательство счастливого времени, когда дети еще юны и чисты, а родители молоды и полны сил.

Пластилиновый солдатик положил на стекло беспалую руку, провел. Стекло было влажное и холодное, оно не нравилось солдатику. Он не понимал, почему Красавица так любит сидеть у окна. Без ее помощи никак не спуститься с подоконника на пол.

В пластилиновом теле не было ничего, кроме пластилина, в нем не было даже сердца. Но иногда в груди что-то кололо. Особенно, когда солдатик смотрел в стеклянные глаза куклы.

- Ты до сих пор ждешь их? – спросил солдатик. На самом деле его звали просто Пластилин, в честь надписи на коробке, которая служила ему жилищем.

- Нет, я давно никого не жду, - покачала головой кукла, - да и глупо ждать того, кому ты больше не нужен. Я просто сижу и смотрю дождь.

Солдатик стал смотреть в окно. По ту сторону ночь и дождь, ничего интересного. Он сел рядом, у самого башмачка.

- Не люблю я дождь этот, - сказал недовольно Пластилин, - так шумно, мне трудно уснуть.

- Хоть какой-то звук в этом склепе, - сказала Красавица.

Внезапно зашелестела занавеска, и где-то в глубине дома скрипнула дверь. Наследникам нравилось запугивать собой последние свидетельства жизни прежних хозяев. Из-за них, крохотных кусочков тепла и памяти, никак не могла появиться на свет долгожданная дочь наследников. В доме шло незримое беспощадное противостояние, заранее проигранное одной из сторон.

Дождь начинал стихать, тем самым меньше действуя на нервы Тишине, больше огорчая куклу. Красавица еще сильнее прижалась к стеклу и смотрела, не моргая, на капли, которые падали на внешнюю сторону и медленно стекали вниз. Перекатывались через трещину. Пластилин молча сидел рядом, хотел и боялся коснуться башмачка.

На подоконнике, помимо Красавицы, Пластилина и коробки, лежала еще одна вещь. Маленькие песочные часы с песком на минуту. Красавица никогда не замечала их, Пластилин же постоянно изучал их взглядом и никак не мог понять, что это за агрегат. Маленькие песочные часы стояли на окне вечность. Кроме них, в доме больше не было часов. Вот такая поразительная деталь.

Дом бросили вместе с мебелью и посудой. Забрали только вещи и ценности. И почему-то забрали все часы.

- Дождь кончился, - сказал Пластилин, когда капли совсем перестали падать на окно, - пора и спать лечь.

- Зачем нам спать, мы же куклы, - сказала Красавица.

- Опять ты за свое, - нахмурился Пластилин, - спать нужно всем. Люди каждую ночь спят, им сны снятся. И мы должны спать, мы ведь как люди сделаны.

- Но мы не люди, Пластилин, - сказала Красавица и вздохнула глубоко и скорее с безразличием, чем с печалью.

- Мы как люди, - возразил Пластилин, - мы такие же, как они.

- Нет, - сказала Красавица, - мы другие. Совсем другие. Нам ненужно спать.

Куклы часто спорили о том, чем они отличаются от людей. Солдатик думал, что отличий почти нет. Девочка утверждала, что отличий больше, чем сходств. Споры, как правило, ничем не заканчивались. Куклам было трудно переубедить друг друга. После непродолжительных перепалок собеседники либо меняли тему, либо обижались и некоторое время не разговаривали.

Сейчас Пластилин решил прекратить спор и залезть обратно в коробку. Красавица по-прежнему сидела, прислонившись трещиной к стеклу.

- Слушай, - сказала вдруг она, когда человечек почти влез в коробку, - пойдем лучше гулять по дому. Мы так давно не гуляли.

- Так поздно уже, - возразил солдатик, хотя идея ему очень понравилась.

- В этом нет никакой разницы, - сказала Красавица, - в доме нет часов. К тому же мрак уже настолько сгустился в доме, что день и ночь теперь мало чем отличаются.

Солдатику было трудно с этим поспорить. Кроме того, ему давно хотелось спуститься на пол. Он согласился.

Возле подоконника стояло старое кресло, при помощи которого и производился спуск на пол. Девочка посадила пластилинового человечка на плечо и, отодвинув занавеску, спустилась по спинке и подлокотникам на холодный пыльный пол. Пыль являлась абсолютным атрибутом всего, что находилось в доме.

На полу не было никакого покрова, зато были дыры в прогнивших досках, благодаря им путешествие по дому становилось опасным занятием. Дыры в полу скалились тьмой и дышали сыростью. И еще из них доносилось шуршанье мышиных лап о землю. Красавица ни разу не видела живых мышей, но думала, что они злобные и страшные на вид, и что с ними никогда не удастся найти общий язык.

Пластилину нравилось, когда Красавица брала его к себе на плечо. Он кутался в волны ее волос и прислушивался к дыханию. Девочка знала это, трепетность спутника всегда умиляло ее.

Дом состоял из трех комнат, кухни и прихожей. В прихожей куклы не были ни разу из-за закрытой двери, бродили по лабиринтам некогда жилых комнат. Крайней была спальня, любимая комната Красавицы. В спальне стояли кровать, шкаф, две тумбочки, трюмо. Из-за старости и пыли интерьер спальни напоминал свалку, хотя все вещи в ней были целыми. Красавице всегда хотелось забраться на трюмо и посмотреться в зеркало, но она не могла этого сделать, было слишком высоко. Она смотрела снизу вверх на эту деревянную резную полированную громадину и очень странные чувства возникали в ее пустом пластмассовом теле. Кукле казалось, что когда-то эта комната принадлежала ей. Но она не могла вспомнить, когда и почему вдруг все изменилось.

В просторном и самом мрачном из всех комнат зале они и жили. Пространство зала наполняли большой книжный шкаф, диван, два кресла, телевизор на столике. Все это высилось мрачными скалами над пыльным полем пола.

Детскую комнату оба не любили. Из-за воспоминаний и печали.

Кухня была любимой для Пластилина. Особенно ему нравился чайный сервиз на шесть персон. Каждый раз Пластилин уговаривал Красавицу залезть по стулу на стол, чтобы полюбоваться узорным фарфором.

Сегодня куклы пошли именно туда. Красавица, не оглядываясь, быстро пробежала детскую и сбавила шаг на пороге кухни. Во мраке и темноте куклы решили заняться воображаемым чаепитием.

С шести чашек пять имели повреждения: либо трещину на боку, либо сломанную ручку. У чайника был сломан носик. Блюдца были разбиты все. Пластилин всегда выбирал целую чашку, Красавица брала чашку с трещиной от края до самого дна. Смотрела на трещину, затем поворачивала чашку целой стороной. В отличие от трещины на окне, которая напоминала полоску света, трещина в чашке напоминала полоску тьмы. Девочка хотела узнать, полоской чего является трещина на ее лице.

Куклы сели напротив друг друга. Красавица налила обоим чай.

- Вот бы настоящего найти, - сказал Пластилин, делая первый глоток, - наверно он вкуснее этого.

Красавица развела плечами. За спиной слышался шепот Тишины, напоминавший древний заговор. Затем танец Мрака. И снова шепот.

- Неужели ты их больше не ждешь? – спросил Пластилин. Он задавал этот вопрос множество раз.

- Нет, не жду, - немного раздраженно сказала Красавица, - сколько можно спрашивать.

- Просто я не могу поверить, - сказал Пластилин и поставил чашку на стол.

- Поверь, - прошептала Тишина.

- Они не придут, - прошептал Мрак.

- Ты что до сих пор их любишь? – удивилась Красавица.

- Люблю, - кивнул Пластилин, - я люблю Мальчика. Он был хороший.

- Напрасно, - прошептала Тишина.

- Жестокий мальчик, - прошептал Мрак.

- Он выкинул тебя, - сказала Красавица, - он взял и выкинул тебя. А потом забыл. Вот и все.

- Нет, - замотал головой Пластилин, - он не хотел. Ему просто приснился дурной сон. Вот и все. Он испугался. Он не хотел.

Пластилин почти заплакал, он действительно до сих пор любил Мальчика. Не смотря на то, как Мальчик поступил с ним когда-то. Красавица стала осматривать пятна на выцветшей скатерти. Пятна напоминали облака, кофейные, чайные, масляные. Она давно привыкла к Мраку, ее стеклянные глаза хорошо видели в отсутствии света. Кукла представила, что сидит на небе, опустевшем от пролитого дождя. По небу плывут облака и слышно щебетание птиц. На небе нет места тишине. И детям, которые наверно уже повзрослели.

Пластмассовая девочка вспомнила, как мама говорила живой о том, что детство однажды кончится. Дочь обнимала куклу в свадебном платье и говорила о вечной любви к ней. У куклы было красивое свадебное платье. Живая девочка забыла пластмассовую задолго до того, как стала взрослой. Она не видела кофейных облаков на скатерти неба.

- Пойдем к нам, - шептала Тишина Красавице, - мы не бросим тебя. Мы удочерим тебя. Ты будешь дружить с нашей дочкой Пустотой. Наша дочка скоро родится.

- Налей нам чай, - Шептал Мрак и кружился в танце на стене, - мы будем пить чай и танцевать.

- Прогони их, - испугался Пластилин, - прогони их.

Тишина показала свое безликое лицо, скучное и унылое, с намеком на недосказанность, которой не существовало. Таким же было Лицо Мрака. Оба холодные и пустые, без капли чувств и эмоций, и никаких признаков любви к чему бы то ни было.

- Хватит, Пластилин, - махнула рукой Красавица и посмотрела на чайное облако, - сколько можно. Мы ничего с ними не сделаем.

- Мы справимся с ними, - сказал Пластилин, - вместе мы сможем справиться с ними. Они уйдут. Они уйдут из этого дома.

- В этом доме им самое место, - с горечью улыбнулась Красавица, - этот дом покинула любовь.

- Но мы остались, - сказал Пластилин.

- А кто мы такие? – спросила Красавица.

Пластилин ничего не ответил.

- Какая умная девочка, я никогда не сомневалась в тебе, - сказала в полголоса тишина, - пойдем к нам. Брось его. Пластилиновый мальчик глуп и немощен. Он тебе не нужен.

Красавица задумалась. В чашке вдруг не оказалось чая. Чашка была пуста и к тому же с трещиной, а пластилиновый человечек был всего лишь слепком пластилина.

Разве девочка могла существовать в отсутствии людей. Ее придумали как игрушку, несущую радость. Радость была смыслом ее существования. Теперь всеми забытая она проводила время за сидением у окна и вымышленным чаепитием. Прогулки случались редко и не имели цели. Бытие куклы было пустым, как и сама кукла. Она знала, что люди уже не вернуться, она знала, что Мраку и Тишине суждено полностью завладеть домом и скоро родиться их дочь. Ее интересовало только одно, полоской чего является ее трещина на лице. Раз кукла пуста и у нее нет сердца, то, значит, трещина это полоска тьмы и Красавица напрасно противится супругам. Но она не совершила ничего плохого в своей жизни, откуда взяться тьме в пластмассовом теле? Кукла ненавидела бывшую хозяйку, но ненависть ее была лишь оскорбленной любовью к маленькому эгоистичному живому существу. Ненависть могла и пройти, для этого нужно было только прощение. Всего одно слово. Кукла не знала, что делать.

Она посмотрела на чайное облако, затем на Пластилина, залитого слезами, маленького, беззащитного мальчика, который любил ее. Ей предстояло предать его, как некогда предали ее.

- А что мы будем делать? – спросила Красавица у Тишины.

- Мы будем править домом, - ответила Тишина.

- Нет, все это очень скучно, - покачала головой Красавица, - не хочу.

- О чем ты говоришь, - возмутился Мрак, - одумайся. Наша дочь скоро родится.

- Я слышу об этом целую вечность, но почему-то она никак не рождается, - сказала Красавица.

Супруги в бешенстве удалились.

- Как здорово, - обрадовался Пластилин и перестал плакать, - они ушли. Знаешь, а мы все-таки дождемся людей.

- Нет, не дождемся, мой маленький друг, - сказала Красавица.

- Что же тогда нам делать? – спросил солдатик.

- Ну, я буду смотреть в Вечность через окно, - сказала Красавица, - а ты можешь пить чай. Думаю, наш чай кончится не скоро.

- Я буду пить чай и смотреть в Вечность через окно.

2.

Дверь заскрипела и с трудом открылась. Заржавевшие петли не желали шевелиться, пришлось приложить немало усилий. Дом не радовался гостям, навсегда отвыкнув от них. Женщина вошла нерешительно и всхлипнула на пороге. Ее встречали пыль и паутина. Воздух был затхлым и пах сыростью. За двадцать лет треснул фундамент, осыпались стены, прогнил пол, и завалилась часть крыши. Но отчий дом по-прежнему стоял. Во дворе через разбитую плитку проросла трава. В саду засохли все деревья. Унылое зрелище.

Заскрипели и хрустнули под ногами доски, женщина вздрогнула, постояла немного, пошла дальше.

Она вспомнила и узнала здесь все. Правда, кроме воспоминаний, не осталось ничего от прежней жизни в этих ветхих стенах. В зале она села на старое кресло. Кресло выдержало вес тела молча. Смотрела на книжный шкаф с непрочитанными и даже ни разу нераскрытыми книгами. Потом на древний телевизор. Повернулась к окну. На подоконнике, прижимаясь к стеклу щекой, сидела кукла светловолосой девочки в белом свадебном платье, рядом с ней сидел маленький человечек из синего пластилина. Еще там были чайный сервиз на шесть персон и песочные часы с песком на минуту.

Женщине было около сорока. На красивом лице время уже ставило роспись морщинами, светлые волосы с закрашенными седыми, брючный костюм без единой складки. Тонкие с прожилками вен и без колец руки достали из кармана сигареты. Женщина закурила, стряхивая пепел на пол. Деловая опрятная женщина в заброшенном доме.

Отодвинула занавеску, взяла куклу, посадила ее на колени, посмотрела в стеклянные глаза. Чистые стеклянные глаза куклы посмотрели в человеческие, покрасневшие от бессонницы.

- Вот и я, моя дорогая, - сказала женщина и провела рукой по волнистым волосам куклы, - вернулась. Трещинка у тебя совсем маленькая.

Женщина заплакала.

- Ты знаешь, недавно мама умерла, - сказала женщина кукле, аккуратно вытерев слезы влажной салфеткой, - просила в наш старый дом заехать, посмотреть, как он. Вот я и заехала. Думала, уже рухнул. Сколько времени прошло.

Девочка в свадебном платье задорно улыбалась. Ее глазки сверкали.

- У меня теперь никого нет, - продолжила женщина, - совсем никого. Вот так я жила. А ты тут как без нас? Что делала?

- Смотрела в окно, - ответила кукла, - на трещину.

Женщина посмотрела на трещину в окне.

- Это Паша когда-то мячиком, - она опять заплакала, - нет его больше. Повесился.

Пластилиновый человечек вздрогнул на подоконнике.

- Не говори больше, - сказала Красавица.

- Я за тобой пришла, хочу забрать на память, - сказала женщина.

- Нет, ты мне не нужна, - ответила кукла.

Все замолчали. Несколько минут прежней тишины в доме. Но Тишины уже не было в живых, как и Мрака.

- Ты просто смотрела в окно? – спросила женщина тихим заплаканным голосом.

- На Вечность и трещину, - ответила кукла.

- Знаешь, мама мне как-то сказала, - женщина вновь закурила, - люди в детстве ломают игрушки, затем вырастают и начинают ломать судьбы. Трещина на твоей щеке это трещина в моей судьбе. Мне хочется все изменить.

- Не получится, - сказала Красавица, - я уже некрасивая. И к тому же я кукла.

- Ты станешь красивой и живой, ты станешь девочкой, - сказала женщина, - ты станешь как я, вернее, мной.

- А как же ты? – удивилась кукла.

- А я стану тобой, - ответила женщина, - буду смотреть в окно на Вечность и трещину. Может, пойму хоть что-то в жизни.

- Хорошо, - кивнула кукла, - только Пластилина не обижай. И не говори ему о Мальчике. Он все равно будет его ждать.

- Договорились, - сказала женщина и бросила окурок на пол.

- Переверни часы, чтобы время вновь начало идти, - сказала Кукла.

Женщина перевернула песочные часы, и песок посыпался из верхнего сосуда в нижний.

И время вновь начало идти.

3.

Дети играли в догонялки, пока взрослые сидели за столом, поставленным во дворе под навесом. Дом был светел и полон радости и живых людских голосов. Стояло лето.

Случайно кто-то задел плечом куклу маленькой светловолосой девочки в свадебном платье, сидевшую на столе в детской. Кукла упала на пол лицом и у нее треснула щека. Маленькая девочка в красивом сиреневом платье, такая же светловолосая и красивая, как и кукла, но живая, подбежала к игрушке и расплакалась. В детскую вошла мама, села на колени и стала успокаивать дочь. Дети окружили девочку с матерью и смотрели на происходящее.

- Мама, Красавица сломалась, мама она сломалась, - плакала девочка.

- Ничего, Света, успокойся, - говорила мама и гладила дочь по волнистым волосам, - мы новую купим. Красивее этой.

- Нет, не хочу новую, - не унималась дочь, - хочу эту.

- Успокойся, - просила мама, - если хочешь эту, то мы ее вечером вылечим.

- Правда, правда? – спросил ребенок.

- Правда, правда, - ответила мама.

- Но у нее трещина, как мы ее вылечим? – спросила Света.

- Это не трещина, - сказала мама, - это всего лишь полоска, Света. Всего лишь полоска.

Вечером, когда гости разошлись, Света лечила куклу пластырем. Маленькая трещинка скрылась под маленьким лоскутком пластыря. После операции Света обняла куклу и назвала ее Самой Любимой Красавицей.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Александр Молчанов

Родился в 1989 г. в селе Новониколаевка (Чуйская область, Кыргызстан). Окончил Кыргызско-Российский славянский университет имени Б.Н. Ельцина. Публиковался в сборнике «Новые писатели» (2014), журн�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ЗОМБИ, КОТОРЫЙ ИГРАЕТ НА ТРУБЕ. (Русское зарубежье), 165
КУКЛА С ТРЕЩИНОЙ НА ЛИЦЕ. (Русское зарубежье), 155
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru