Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Александр Крохмаль

г. Москва

ЧЁРНЫЙ НЕФИЛИМ

Рассказ

(Повествование ведётся от лица очевидца и одного из сновидцев – мальчика Феди, которому едва исполнилось 18 лет. Основано на реальных событиях.)

Нет ничего страшнее самого страха.

Ф. Бэкон

Я немного встрепенулся. Понятия не имею, что заставило меня это сделать. Может быть, меня просто укусил комар? Я огляделся вокруг. Ну конечно, я сидел в своей комнате в дедушкиной квартире. Сидел я на огромной софе, поставленной сюда, ещё пять лет назад. Передо мной на диване и даже на полу лежала большая стопка книг. Книги эти были предназначены мне для института. Конечно, я же как-никак (с Божьей помощью) поступил туда этим летом. Ох уж, мой папаша со мной провозился. Я его просил помочь, а то у меня с этим делом трудности возникли. Вот теперь, сижу и учу художественную литературу нашей родины. В институт я поступил в сентябре месяце, постоянно ходил туда на лекции и семинары. Конечно, эти профессора много говорят, забивают мозги, но мне нравится, особенно сидеть на первых рядах, слушать преподавателей, а заодно и болтать с моим лучшим другом из театрального кружка. Как сказал отец: «Хочешь, сынок, ещё поехать со мной на работу в США, учись хорошо, и обязательно поедешь». Да-да! Я-то в любом случае туда поеду! Без меня там моему отцу будет сложно. Я ж его, как бы, секретарь, а он мне и платит. Иногда сообщения партнёрам в США за него отправляю я, ибо мой отец – человек занятой, и не всегда всё успевает. За поездку в США в августе он заплатил мне хорошей моделью iPhone. Теперь вместо того барахла под названием Nokia 3200, у меня в кармане всегда лежит блестящий и модный телефон с большим количеством гаджетов. Там даже телевизор есть, иногда я его смотрю. Я ещё раз огляделся вокруг, не вставая с дивана. У меня в руках лежала небольшая книжка рассказов Льва Толстого. Я их уже прочитал. Теперь мне предстояло читать ещё десяток книг русской поэзии и прозы. Ах да, чёрт возьми, у меня же завтра первый день сессии. Вот поэтому я тут у дедушки и сижу уже третий час. Дедушка уехал на работу сегодня рано, в 8 утра. Дедушка у меня доктор математических наук. Зовут его Менандр Юрьевич. Сегодня он должен был читать лекцию о трёхмерном измерении в МГУ. Одним словом, сегодня у него был важный день, и приехать он обещал поздно вечером. Как сказал он ещё вчера, что приедет после десяти. Сегодня в дедушкиной квартире я был один. Несмотря на то, что сегодня было воскресенье, дедушка был на работе, собственно как и я. Так как у меня завтра сессия и зачёт по литературоведению, а сегодня воскресенье, я после обеда пришёл на дедушкину квартиру, чтобы заниматься. Хорошо, что наши квартиры расположены в одном районе, а не то пришлось бы туго. Мне нужно было проанализировать почти всю русскую литературу. Времени у меня, судя по всему, сегодня не хватит даже на ужин. Ну да ладно, переживу. Я отложил на диван сборник рассказов Льва Толстого, и взял с пола сборник Есенина. Я тщательно проштудировал его известное стихотворение «Письмо Матери». Мне очень понравилось. Очень звучный текст и обилие рифм. Сергей Есенин, конечно, мастер своего дела! Жалко, что он покончил с собой, мог бы ещё жить и творить дальше. Как ни странно, под его стихотворения хорошо петь песни в старом советском стиле.

Прочитав стих, я поднял голову вверх. Свет в моей комнате был включён. На часах отображалось время: 16:20. А это означало, что я читал уже четыре часа. Четыре часа беспрерывного чтения и анализа текста начали потихоньку меня изнурять. Я понял, что немного устал. Но мне завтра сдавать зачёты, и я знаю, что расслабляться мне сейчас нельзя. Я прочитал ещё одно стихотворение Сергея Есенина. Затем я понял, что мне нужно сходить на кухню немного попить воды, но моё желание оборвал резкий телефонный звонок. Трубка телефона лежала у меня рядом, и я нажал на кнопку ответа.

– Алё, – произнёс я в трубку.

– Федул, привет, – послышался из телефона голос отца. – Ну как там дела?

– Привет пап, – сказал я. – Всё хорошо, сейчас занимаюсь литературой. Если завтра не сдам экзамен по современке, меня доконают.

– Давай занимайся, – ответил папа.– Сдашь завтра зачёт, поедем в следующем месяце в Америку. У тебя, когда там каникулы?

– Вроде в феврале, – сказал я. – А сейчас только начало января, сука. Как же хочется туда поехать, знал бы ты!

– Это зависит от твоих успехов, – проговорил папа.

– А ты там как? – спросил я отца.

– Нормально, – не спеша ответил он. – Сейчас клиентов много понаехало. Вчера звонил Джейн, она сказала, что едва ли не каждый день ездит показывать им квартиры. Мне на почту до сотни писем приходят.

– Ну и как, покупают хоть квартиры? – спросил я отца.

– Кто покупает, кто нет, – ответил папа. – Особо наглые товарищи уже не попадаются. Я ещё в августе посоветовал Джейн, чтобы деньги с них на второй день брала. А то, что это такое, помню, они возили их бесплатно, а клиенты эти ещё и не брали ничего. Только лишние нервы и деньги на бензин.

– Правильно, – заметил я. – Верно говоришь. Слава Богу, что сейчас уже такого нет. Помнишь, Джейн сказала тогда: «Надо менять стратегию!». Хорошая фраза. По-моему так говорил какой-то известный полководец. Рад, что ваш план действует.

– Кстати, тебе привет передают почти все мои партнёры, – сказал папа. – Говорят, чтобы ты хорошо учился, и книгу написал до конца.

– Спасибо, – ответил я. – Передай им тоже привет от меня. Бог им в помощь. Буду за них молиться. Люди же ведь хорошие, правильно?

– Да, эти люди никогда не бросят в беде, – произнёс папа.

– А как там мистер Фрид поживает? – задал вопрос я.

– А Фрид уехал, – ответил отец.

– Куда это? – удивлённо спросил я.

– В Лондон, к своему сыну, – ответил папа. – Так что, теперь уж не знаю насчёт апартаментов в Майами. Ладно, об этом потом подумаю.

– Ну тогда, я занимаюсь, – сказал я. – Правда устал я чего-то. Несколько часов сижу над книгами. Ужас!

– Занимайся, – проговорил отец. – Сдашь зачёт, поедешь помогать мне в Нью-Йорке. А я сейчас сижу в офисе. Приеду только вечером. У меня сейчас выходных нет, каждый день работаю. Давай, чтобы всё вызубрил!

– Хорошо, пап, давай пока, – сказал я отцу.

– Давай пока, а то сейчас скоро клиенты придут, мне опять с ними возиться, – произнёс отец.

После этого связь между нами разъединилась. Я выключил телефонную трубку и положил её рядом с собой. Я немного вздохнул, и вновь принялся читать. Но здесь я обнаружил, что исчезла книга Есенина. Но я ведь помню, что я положил её рядом с собой, там же, где сейчас лежала телефонная трубка. Книги не было. Я оглянулся. Сборника стихотворений Есенина нигде не было видно. Я резко поднялся с дивана. В комнате практически ничего не изменилось. Стол находился в правом углу от окна. Часы висели прямо над ним. Также здесь располагались несколько шкафов и сервантов, оставшихся ещё с начала двадцатого века. И здесь, я увидел свой сборник стихотворений Есенина. Книга лежала на столе.

«Слава богу, нашлась книжонка», – радостно проговорил я. Но здесь я ощутил полностью всю странность этого события. Ведь я НЕ КЛАЛ книгу на стол, книги там быть не должно. Я ведь положил её рядом с собой, когда позвонил папа. А теперь она таинственным образом переместилась на мой письменный стол.

«Что за хрень?!» – выругался я. Я взял книгу со стола и положил её на диван. Затем я немного порылся в остальных стопках книг. Естественно, всё лежало на своих местах. Никаких странностей я не обнаружил. Внезапно я обернулся назад. То, что я увидел потрясло меня. Я тряхнул головой в смятении. Книга-сборник Есенина снова не лежала на своём месте. Я положил её на диван, а её опять там не было. Затем я понял, где на этот раз лежал сборник стихов. Он упал, свалился с дивана. Я нагнулся и поднял его с пола, затем я положил на диван и подвинул поближе к стене. Теперь я был уверен, что книга никуда не скатится, и не переместится мистическим образом с дивана на стол.

«Да уж», – снова произнёс я. «Ну и дела».

Я подумал, что просто перезанимался. У меня иногда бывают провалы в памяти, когда я о чём-то много думаю. Как-то раз я забыл принести отцу продукты, задумавшись о моей школьной жизни. Помню, он меня ругал после этого, и заставил идти в магазин снова. Я остановил себя на мысли, что это обычный провал в памяти. Я так бы и думал дальше, если бы внезапно не услышал какой-то грохот, исходивший из кухни. Я мигом вскочил с дивана, и понёсся туда. Я побежал по коридору, минуя холодильник и дверь в кабинет дедушки. Свет в коридоре был включён. Также лампы были включены и в других комнатах. Свет в квартире, когда я один, я всегда включаю. У меня с детства параноидальный страх перед темнотой. Когда я нахожусь в квартире один, я во всех комнатах зажигаю лампочки. Не знаю, что с собой поделать, но это мой страх. Хоть и за свет приходится платить тысячи рублей, я ничего не могу поделать, и по-прежнему продолжаю включать везде свет. На кухне свет был естественно включён. Здесь я обнаружил источник непонятно шума. Со стола упал электрический чайник. Не знаю, каким образом он свалился, но он лежал на полу. Из него вылилась некоторая часть воды, и намочила ковёр. Я поднял чайник с пола, и поставил его на место в середину стола. И здесь я снова задумался над проблемой падения чайника. Ведь до падения чайник располагался в центральной части стола. Я это отчётливо помнил, я сам его туда поставил. Как же он мог упасть на пол? Ведь стол в дедушкиной кухне плотно прилегает к стене. Я снова немного тряхнул головой. Все эти события стали казаться мне непонятными и странными.

«Может я просто перезанимался?» – промелькнула мысль в моей голове. «Или я сплю?»

На последнем слове, я очень сильно погрузился в раздумья. А вдруг я действительно сплю? И всё это сон? Вдруг всё это нереально? Вдруг, всё это мне только кажется? Ведь в реальном мире такого не бывает. Спустя миг, я вновь огляделся вокруг. Кухня не изменилась. Всё стояло на своих местах. Холодильник – справа от окна, сервант с посудой – слева. Стол стоял рядом с холодильником, плотно прилегая к стене с синими обоями.

«Нет», – сказал я сам себе, «Я не сплю. Вроде бы всё реально. Я же вижу перед собой дедушкину кухню. Если бы я спал, мне бы, наверное, снилось кое-что другое. Всё это вздор!»

Я понял, что я просто устал. И мне кажется от этого, что я нахожусь в каком-то другом измерении. Ведь папа же мне звонил. Во сне он вряд ли мог мне позвонить. Я подумал, что мне надо немного отдохнуть. Вначале я подумал, не зайти ли мне в интернет на Facebook или в icq. Думаю, не пообщаться ли мне там с американцами? Или может мне поиграть в какую-нибудь компьютерную игру полчаса? Хотя, потом я понял, что это мне ничего не даст. Facebook – это всего лишь социальная сеть, где общаешься с аморфными личностями, не видя их лиц и эмоций. А игры могут и подождать. К тому же по icq я очень часто общался с моим хорошим знакомым из института по имени Изяслав, сыном известного писателя. Человеком он был довольно странным и, мне иногда казалось, будто он вообще не с нашей планеты родом. Но я с ним всё равно общался и в жизни и по интернету, я ему, несмотря на все его странности, доверял.

Сейчас же почему-то мне совершенно не хотелось с ним общаться. Сам не знаю почему, все мысли об Изяславе у меня испарились, словно их и не было. О нём я теперь не помнил.

Здесь ко мне в голову пришли ещё множество мыслей. «А почему мне не звонят мои бывшие одноклассники из школы?» – подумал я. Ведь, действительно, трое моих единственных друзей летом звонили мне. А теперь, я от них вестей не слышал уже почти полгода. «И что у меня за друзья?!» – промелькнула в моей голове негативная мысль, «Не звонят, не интересуются. Прямо как все остальные ребята из школы, которым было на меня наплевать. Какое пренебрежительное отношение!» Эти мысли клубились у меня в голове целую минуту. Я никак не мог понять, почему мои друзья про меня забыли. Я немного расстроился поначалу, но потом на меня снизошло небольшое озарение. Ведь я сам-то им редко когда звонил. Да и у моих друзей сейчас тоже дела. Они все поступили на разные факультеты в разные ВУЗы. Им сейчас уж точно не до меня. У них, наверное, появились новые друзья. У меня тоже есть приятели в литературном институте. Я знаю их ещё с подготовительных курсов. Почему же они должны уделять мне всё своё внимание, если я им такового не уделял.

Проанализировав в голове моих друзей, я не спеша побрёл обратно в свою комнату через коридор. Я глянул на входную дверь в квартире. Она была полностью закрыта на щеколду. Затем я решил зайти в гостиную. Гостиная дедушкиной квартиры была больше чем остальные комнаты. В правом углу её располагался длинный дедушкин диван с подушками. Справа от дивана находился ещё один сервант с различными ценностями, привезёнными дедушкой и бабушкой из зарубежных стран. Слева в гостиной стоял на столе телевизор рядом с роялем. В правом углу комнаты находился вход на балкон, рядом с которым стоял книжный шкаф с дедушкиным литературным собранием. Свет в гостиной был выключен. Вот это и насторожило меня. Я ведь включал свет в гостиной, когда пришёл в эту квартиру заниматься уроками. И я это отчётливо помнил.

«Чёрт возьми, у меня дежавю», – проговорил я вслух.

Я включил свет в гостиной, как я делал до этого. Люстра в комнате зажглась ослепительно ярким светом. Я покачал головой то влево, то вправо, стараясь не думать об этих странных событиях. И здесь, меня охватил жуткий страх. Свет в коридоре был выключен. Но всё это же на самом деле невозможно. Выключатели же не могут срабатывать сами без нажатия кнопки. Я был бы ещё спокоен, если бы вырубился свет во всей квартире, или перегорела бы одна лампочка. Но мистическое выключение света в отдельных комнатах наталкивало на мысли, что в квартире кто-то есть, кто-то кроме меня. Я был в квартире один, я знал это точно. Меня всегда пугали раньше легенды о таинственных призраках, духах, ифритах и фантомах. Я слышал, что бывало много раз, когда какая-нибудь семья переезжала в старый дом, то их дети видели там по ночам призраков. Призраки – это не упокоившиеся души умерших, которые обречены навеки скитаться между мирами. От того и призраки очень агрессивны. Те события, которые происходили в дедушкиной квартире, очень напоминало вторжение кого-то из потусторонних существ. Мои нервы были на пределе. Я резко метнулся в сторону коридора, и врубил кнопку выключателя. Свет в коридоре снова зажёгся. Неожиданно я услышал из-за своей спины какой-то шум, напоминающий звук крыльев мухи. И вправду, сзади меня по направлению к кухне полетели пять зелёных мух. Они неслись по квартире с бешеной скоростью, и под конец они остановились прямо перед моим лицом. Две мухи резко зажужжали и полетели прямо к моему лицу. Я мгновенно схватил висевшее рядом на вешалке полотенце и одним ударом расшиб тела двух летящих мух об стену. Остальные три мухи зажужжали какими-то жалобными звуками, и понеслись прочь от меня. Насекомые взвились над антресолью, располагавшейся в центре коридора, и исчезли внутри неё.

«Ужас! Кошмар!» – громко воскликнул я. «И откуда эти проклятые насекомые взялись в дедушкиной квартире. Сейчас же, чёрт возьми, январь! Зима на дворе, и все гады сто лет как подохнуть должны»

Я уже всерьёз разозлился. Мне всё это стало ужасно надоедать. Страх окончательно охватил мою нервную систему. Я понёсся бегом в свою комнату и, схватил лежащую на диване телефонную трубку. Едва я хотел позвонить моему отцу, как из трубки раздался звонок. Я тотчас нажал на кнопку ответа.

– Алё! Алё! Папа? – нервным голосом прокричал я.

– Федя, привет, – послышался внезапный голос мамы. – Это я.

– Привет мам, – возбуждённо проговорил я. – Привет. Что тебе опять надо? Не видишь что ли, я занят?! Тут вообще что-то страшное творится!

– Ты почему так со мной разговариваешь? – возмущённо спросила мама. – Ты знаешь, что случается с теми, кто грубит своей матери.

– Мам, мне нужна помощь! – воскликнул я в трубку. – Помоги мне!

– Что опять случилось? Опять проблемы? – недовольно спросила мама.

– Да, – сказал я. – И серьёзные. Тут у дедушки что-то не то в квартире творится. Постоянно свет вырубается, мухи летают. Вещи исчезают и падают.

– И это проблема? – удивлённо произнесла мама. – Хватит уже впадать в детство!

– Да здесь не в том дело, мама! – прокричал я. – Что-то не так! Это всё из-за этих тупых занятий. Вся эта литература! Все эти писатели! Зачёты! Я уже три часа мучаюсь! У меня уже галлюцинации начались!

– Знаешь что, Федя? – нервно проговорила мама. – Ты сам выбрал этот институт. Вот ты этим и занимайся! Это твой путь. Мы с твоим отцом уже давно выучились. Так что, хватит нести бред, сиди и занимайся!

После этих слов мама положила трубку. Из телефона продолжала раздаваться короткие гудки. Я понял, что потерял терпение.

«Господи! Как мне это всё надоело!» – закричал я едва ли не на всю комнату. «Сколько можно уже меня мучить?!»

Внезапно я чуть-чуть успокоился. А вдруг я напрасно так паникую? Может это не совпадения, а просто череда случайностей. В нашем ненормальном мире всё может случиться. Мой страх на немного убавился. Я выключил телефонную трубку и положил её на диван. Я понял, что мне надо немного попить чаю, чтобы успокоиться. Я нашёл в себе силы выйти из комнаты, и пошёл через коридор на кухню. Свет в коридоре был включён. Ничего не изменилось. «Наверное, просто галлюцинации», – пронеслась ещё одна мысль в моей голове. Я вошёл на кухню, взял со стола чашку. Из чайника я налил в неё немного кипячёной воды. Затем с холодильника достал чайный пакетик и бросил его в кружку. Чайник подогревать я не стал, просто налил воду в чашку, и залпом всё выпил. Конечно, это был не чай, а скорее прохладная вода с небольшим количеством травы. Ведь пока чай заваривается, надо ждать десять минут, а я сразу всё выпил залпом. Поставив кружку на стол, и немного успокоившись, я побрёл обратно в коридор. И здесь непреодолимый страх снова охватил мою душу. Свет в коридоре был выключен. Более того, лампочка не горела и в кабинете. Казалось, что свет я и вовсе не включал. Но я понял, что это не были галлюцинации. Что-то проникло в дедушкину квартиру, и я это чувствовал. Что-то потустороннее затаилось здесь. Как оно попало сюда, я не мог понять. Я обернулся и взглянул в зеркало, находившееся в коридоре. Я посмотрел на себя. Я сам почти не изменился внешне, только немного подрос. Но не это меня сейчас волновало. Сзади меня в зеркале отображалось чёрное пятно, аморфной формы. Это не было грязью. Пятно находилось прямо за мной, в конце коридора, и напоминало ожившую кляксу с тетради. Я тотчас отвернулся от зеркала, и взглянул назад. Никакого пятна за мной не было. Оно отображалось только в зеркале. Я снова взглянул на зеркало. И в отражении пятна не было видно, оно попросту исчезло. Ужас с новой силой охватил меня. Он усилился, когда я взглянул на пол. Дедушкин пол был наклеен линолеумом, а по нему ползали десятки чёрных муравьёв. Один из них даже залез мне на тапок. Я тряхнул ступнёй, и сбил муравья с тапка. Насекомые по-прежнему бегали по полу коридору, носились в разные стороны. Мне казалось, что муравьи о чём-то шептались. Они издавали какой-то странный писк, напоминавший мышиный. Это свойство было неестественным для насекомых. Я понял, что в доме что-то не так, и на этот я осознавал это всей душой. Я с бешеной скоростью помчался в свою комнату, и захлопнул дверь. Телефонная трубка по-прежнему лежала рядом с учебниками. Я тотчас поднял трубку с дивана и принялся набирать телефонный номер папы. Набрал я его довольно быстро, и принялся ждать, пока он ответит. Наконец, его голос послышался из телефона.

– Алё, – недовольно проговорил папа.

– Привет пап, у меня к тебе серьёзный разговор, – сказал я.

– Что такое, Федор? – возмущённо спросил отец. – У меня сейчас клиенты в офис пришли. Что нужно? Быстрее говори, пожалуйста.

– Папа, ты мне не поверишь, – испуганно проговорил я. – Но что-то не так в дедушкиной квартире.

– Что не так? – вдруг спросил папа.

– Похоже на вторжение, – сказал я. – Постоянно выключается свет, мои книги исчезают с дивана, чайники падают, всюду мухи и муравьи. Какие-то тени отображаются в зеркалах! Умоляю, помоги мне!

– Свет выключается?! – ответил папа. – Я твоему дедушке десять тысяч раз говорил, чтобы он лампочки заменил. Нет, он упёрся, как баран, и не хочет меня слушать. Что касается остального, то это твои проблемы. Книги пропадают из-за твоей безалаберности, мухи и муравьи от отсутствия гигиены. Тени в зеркалах от грязи. Понятно? Всё очень просто.

– Нет, папа, – не унимался я. – Я чувствую, что в квартире кто-то есть. Или что-то. Что-то страшное. Лампочки у дедушки в порядке. Я сам проверял. Свет выключается сам по себе. А книги мои пропадают прямо с дивана. Я их нахожу в тех местах, куда я их вообще не клал.

– И что ты хочешь? – папа в конец разозлился. – Слушай, Федул, в твоём возрасте уже с девочками пора встречаться, а ты всё сопли жуёшь. Всё, спать будешь ложиться теперь не в час ночи, а в одиннадцать! Вот, какой ты вчера вечером фильм смотрел?

– По-моему, какой-то триллер, – проговорил я.

– Вот и результат, – сказал отец. – Всё, сынок, если хочешь нормально учиться и спокойно жить, вообще забудь про просмотры фильмов на ночь, и про игры тоже. Триллеры тебе категорически нельзя смотреть, ты слишком впечатлительный!

– Пап, ты не можешь прийти к дедушке сейчас? Мне нужна твоя помощь! – по-прежнему не унимался я.

– Нет, Фёдор! – громко сказал папа. – Нет! Что мне, по-твоему, бросить клиентов? И лишиться денег, да? И всё это из-за твоего бреда, который творится у тебя в голове? Ты уже взрослый, 18 лет недавно исполнилось. Решай свои проблемы сам. Я с тобой пол-лета провозился с институтами! Я здоровье своё, сука, потратил чтобы засунуть тебя в этот институт.

– Ну, папа… – умоляюще произнёс я.

– Всё, сынок, занимайся уроками!– прокричал папа. – Я занят! Вечером приду, поговорим!

И снова в телефонной трубке послышался короткие гудки. Папа бросил трубку. Я понял, что уже никто мне не поможет, кроме как я сам себе. Трубку я выключил снова. Думаю, она мне больше не понадобится. Я встал с дивана и взглянул на дверь. Мне надо было в любом случае посмотреть своему страху в глаза и выйти из комнаты. Я ещё раз тряхнул головой и набрался уверенности. Я резко распахнул дверь из комнаты и вновь вышел в коридор. Свет был в коридоре выключен, а также и в кабинете. Я подошёл к входной двери. Она была закрыта, как и прежде, на щеколду. В квартире было очень тихо, будто действительно в ней никого кроме меня не было. Я пошёл в сторону выключателя, и нажал на кнопку, попытавшись включить свет. Но на этот раз свет не включался. Лампа попросту не загоралась. В кабинете я снова потерпел неудачу. Свет не хотел включаться и там. Лампы не загорались. Я вновь вышел в коридор, и здесь я обнаружил, что свет выключен и на кухне. Я обернулся назад, и увидел, что и в гостиной нет света. Я побежал снова в сторону моей комнаты, в которой лампочки ещё горели. Едва я приблизился к двери в мою комнату, на моих глазах лампы погасли и там. Погасли они мгновенно, словно по чьему-то приказу. Я понял, что свет в квартире мне включить не удастся. Мой невидимый противник узнал мой страх перед темнотой и воспользовался им. Он знал все мои страхи, и старался сломить мою волю.

Неожиданно я услышал из гостиной довольно знакомый мне голос.

– Федечка! – послышался довольно звонкий голос из соседней комнаты. Я быстро обернулся, и взглянул в сторону гостиной. И то, что я увидел, до глубины души меня потрясло. И испуг, и радость одновременно пронзали мою душу. Рядом с сервантом, у ковра, повешенного на стене, на диване лежал мой дедушка и пристально смотрел мне в лицо. Он был одет в серую майку и белые шорты. Он лежал в своей излюбленной позе. Ноги его были согнуты в коленях, руки сложены, а сам он смотрел на меня и улыбался. Как он проник в квартиру, оставалось для меня загадкой.

– Дедушка? – изумлённо воскликнул я.

– Да, Федя, – улыбнулся дедушка. – Это я.

– Но как? – изумился я до глубины души. – Ты же сказал ещё вчера, что придёшь сегодня после десяти. У тебя же совещание сегодня до позднего вечера.

– Совещание окончено, – сказал дедушка. – Всё прошло круто.

– Круто? – ещё пуще удивился я. – Ты никогда раньше не употреблял в разговоре слово «круто». Как ты зашёл в квартиру? Я же дверь изнутри запирал. Да и звонка я не слышал.

– У меня есть ключи, хе-хе-хе, – с иронией произнёс дедушка. – Открыл дверь и тихо зашёл. Хотел тебе сюрприз сделать.

– Что-то лампы у тебя все погасли, – сказал я. – Странно как-то.

– Света нет? – улыбнулся дедушка. – Да неужели? Как это может быть! Ха-ха-ха! Хо-хо-хо!

– Ты меня напугал, – признался я дедушке.

– Я знаю, – с некоторой издёвкой проговорил он. Этот насмешливый голос меня ещё пуще смутил меня. В моей душе вновь стал зарождаться страх.

– Так как прошло совещание? – снова спросил я дедушку.

– Круто, я же сказал, – ответил он, лукаво улыбнувшись, – Круто, чётко, супер! Да зашибись! Рассказал я там пару словечек, мне все тупо похлопали, а потом я свалил оттуда, сел на метро и приехал сюда. Усёк?

– Усёк, – сказал я, – Только вот я не понимаю, почему ты разговариваешь, как будто приехал с пьянки, а не с совещания профессоров на тему трёхмерного пространства.

– С пьянки? О чём ты, чувак? – расхохотался дедушка. – Я больше сотни грамм виски-то не пью. Ха-ха-ха! Хи-хи-хи! Хе-хе-хе!

Дедушка смеялся очень издевательски. Я сильно почувствовал новую волну страха, накатившую меня. Мне стало казаться, что передо мной лежал не дедушка. Страх стал поглощать меня ещё сильнее. Наконец, я решил проверить кто это, и провертел в голове маленький план. Этот план всё больше и больше назревал во мне.

– Дедушка, – сказал я дедушке, лежащему на диване и смеющемуся.

– Чего? Чего тебе? – спросил он меня, всё так же улыбаясь.

– Я сейчас позвоню пойду, ты подожди меня здесь, – сказал я дедушке, и приготовился выйти из гостиной.

– Звони, звони, – проговорил дедушка таким же издевательским тоном.

Я поспешно направился к выходу из гостиной. Что-то меня это начало сильно пугать. Дедушка ведь не мог проникнуть в квартире за считанные секунды. Да даже если бы он и открыл дверь ключом, то я это бы услышал. А тут, он появился в гостиной, словно из другого измерения. Да и разговаривал он очень странно. Я решил позвонить дедушке на работу и уточнить, действительно ли у него закончилось совещание. Я взял телефонную трубку из своей комнаты и пошёл на кухню. Каково же было моё изумление, и как же усилились мои страхи, когда я увидел, что входная дверь по-прежнему была заперта. Дедушка не открывал эту дверь, это я понял ясно. Возможно, он вообще не приходил в квартиру. Его ботинок не было в коридоре. И самое странное, что портфеля, с которым дедушка всегда ездил, тоже не было. Это начало пугать меня ещё сильнее. Я зашёл на кухню, быстро набрал номер дедушкиной работы и стал звонить. Когда гудки прошли, к телефону подошла какая-то пожилая женщина, как я понял по её голосу.

– Алё, – произнесла она.

– Алё, – проговорил я в трубку. Говорил я очень быстро и напугано, ибо я весь дрожал. Мурашки пробежали по моей коже.

– Алё, – ещё раз сказал я. – Здравствуйте! Вы не подскажите, Менандр Юрьевич давно уехал?

На что мне послышался ответ, услышать который я боялся, пожалуй, больше всего.

– Вы что мужчина? – недовольно произнесла женщина. – Менандр Юрьевич сейчас на совещании. Оно закончится только в девять часов. Вас что не предупредили? Кто его, кстати спрашивает?

– Я его внук! Стоп-стоп! – сказал я в ещё пущем недоумении. – Как это? Менандр Юрьевич ещё на совещании? Что за бред? Он в данный момент находится в своей квартире! Я просто звонил уточнить!

– Мужчина, вам ясно сказали? – возмутилась женщина. – Менандр Юрьевич в данный момент читает лекцию о свойствах трёхмерного пространства! Его лекцию сейчас прослушивает сам министр культуры России. Совещание закончится только в девять часов вечера.

– Невозможно! – прокричал я. – Вы лжёте! Мой дедушка сейчас дома! Он не может быть одновременно на совещании и в своей квартире!

– Молодой человек, – вышла из себя женщина. – Если вы нервно больной, обратитесь к психиатру! Я вам всё сказала! У меня нет на вас больше времени!

– Лгуны! – резко закричал я в трубку и выключил её. Я окончательно разозлился. Я просто не понимал в чём дело. Всё это казалось мне похожим на бред сумасшедшего. Ну не мог же я сойти с ума? Я же здравомыслящий человек. Да, у меня много проблем, но я не мог сойти с ума. Это невозможно. Все психиатры и психологи говорили, что я абсолютно здоров. Я не мог сойти с ума всего за один день, это физически невозможно. И здесь я, наконец, понял всю суть правды. Та женщина с дедушкиной работы говорила мне правду. Она не лгала мне. Мой дедушка Менандр Юрьевич Птолемеев действительно был сейчас на совещании и читал лекцию о трёхмерном измерении. Дедушки не было в квартире. Я бросил трубку на пол и побежал в коридор. В коридоре не было его ботинок. А это первое доказательство, что дедушка не мог прийти раньше с совещания. Во-вторых, не было видно его портфеля, где он хранил документы и рабочие материалы. В-третьих, мой дедушка не мог выражаться жаргоном от простого народа. И наконец, входная дверь квартиры была полностью закрыта мной. Дедушки не было в квартире. То, что приняло облик дедушки, проникло в квартиру не через дверь. Я ощутил в своей душе жуткий холод. Холод, пронзивший меня целиком. Что это тогда за существо, которое лежало на диване в гостиной в облике дедушки? Кто этот фантом, который воздействовал на мои страхи? Что происходит?

Я понял, что никто в этой ситуации помочь мне не сможет. Я ощутил это всей душой. Мне нужно было войти в гостиную и разоблачить то существо, которое приняло облик моего дедушки. Быть может, это поможет мне победить мои страхи. И здесь, я вспомнил слова папиного партнёра из США. Как я упоминал ранее, её звали Джейн. Это был очень добрый человек с открытым сердцем, который оценил моё творчество. Я вспомнил слова папиной подруги Джейн. Они звучали так: «НАДО МЕНЯТЬ СТРАТЕГИЮ!» «Надо менять стратегию! Надо менять стратегию!» – её голос отчётливо прозвучал у меня в голове.

– Надо менять стратегию! Надо срочно её менять! – громко произнёс я, сжав кулаки. Надо меня стратегию – перестать бояться! Нужно положить конец страхам перед этим существом. Я наполнился силой, и резко метнулся вперёд. Я побежал в гостиную, где меня ждала встреча с ужасным существом, принявшим облик моего дедушки. Быть может, мне его не победить, но я сделаю всё, чтобы прогнать его.

Я буквально ворвался в гостиную и остановился. Сущность, принявшая облик моего дедушки, по-прежнему лежала на диване. Существо улыбалось зловеще и мерзко, глядя на меня.

– Ну что позвонил? – с издёвкой спросил меня фантом.

– Позвонил, – уверенно произнёс я, глядя в глаза этому существу. – Позвонил. Мне сказали, что мой дедушка сейчас на совещании.

– Правда что ли? – усмехнулся фантом в облике моего дедушки. – Что ж, они тебе не солгали.

– Значит, ты не мой дедушка, – проговорил я, глядя на это существо.

– Нет, твой дедушка сейчас далеко отсюда, – сказал мне фантом, скривившись. – Да и ты сейчас тоже далеко.

– Я тебя не понимаю! – гневно воскликнул я.

– Твой дедушка сейчас не совсем на совещании, – ответило существо. – Он спит. Так же как и ты. Это всё сон.

– Сон? – резко изумился я. – Это всё сон?

– Да, – ответил фантом. – Ты мирно спишь сейчас у себя дома в кроватке. Вернее не ты, а твоё физическое тело. А всё, что ты сейчас здесь видишь, лишь иллюзии, материализовавшиеся в этом мире. В том мире, где мы с тобой находимся, всё материализуется из твоего сознания. Ты ещё не понял?

И здесь до меня, наконец, дошла вся истина. Я действительно находился во сне. Всё, что я видел, являлось абсолютным сном. Дедушкина квартира, работа над литературой, звонок моего отца, страхи – всё это было материализовавшимися во сне плодами моего воображения. Значит, мир Снов действительно существует. Ведь он упоминается во многих религиях, а значит, что этот мир абсолютно реален. В мире Снов материализуются не только наши мечты, воспоминания, но и страхи. Я понял это в тот момент.

– Понял, наконец? – с издёвкой произнесло существо. – Если твоё тело сейчас спит, то душа активно бодрствует. Вот потому, я и нашёл тебя – своего создателя.

– Кто ты? – с ужасом спросил я, осознав всю ситуацию.

– Ха-ха-ха-ха-ха!!! – расхохотался фантом в облике дедушке. Внезапно справа от него материализовалась другая копия дедушки, точно так же одетая как та, которая лежала передо мной.

– Он даже не знает, с чем имеет дело, – издевательски засмеялась вторая копия моего дедушки. – Какой тупой и бездарный мальчишка! А ещё с гордостью называет себя писателем!

– Да что ты? – произнесла здесь третья копия дедушки, появившаяся на кресле в центре гостиной. – Какой он писатель? Так, графоман мелкий!

– Обычный пацан с чрезмерно завышенным чувством собственной важности, просто дебил, – презрительно проговорила четвёртая копия дедушки, появившаяся сзади меня. Я обернулся назад. Все четыре копии дедушки начали хохотать и показывать на меня пальцами. Они хохотали громко, и едва не валились на пол от дикого смеха.

– Не называйте меня так! – резко закричал я.

– Ох-ох, какой смелый, – презрительно рассмеялась четвёртая копия дедушки. – А когда тебя обзывали твои сверстники, ты почему-то молчал?!

– Ты так и не понял, мальчик, – проговорила первая копия дедушки, которая лежала на диване. – Ты ничего не понял!

– Кто вы? – вновь прокричал я. – Кто вы такие?

– Мы? – усмехнулась первая копия дедушки. – Я только один здесь.

После этих слов, все три копии дедушки разом испарились. Исчезли и превратились в белый пар, который стремительно рассеялся по всей гостиной. Передо мной теперь не лежал дедушка. Это существо приняло облик одного из хулиганов моей школы. Я уже не помню его имени, но я помню, что ему было лет шестнадцать, и у него были светлые волосы.

– Кто ты? – по-прежнему задавал вопросы я.

– Я – Лорд Кошмар, – уже серьёзно проговорил фантом. – Я – то, чего ты боишься, то, чего ты страшишься больше всего на свете. Баянган Гхелап, лорд Семи Миров и Шести сот Шестидесяти Шести Великих Кошмаров.

– Невозможно! – резко ответил я существу.

– Возможно, – проговорил фантом. – Очень даже возможно! И знаешь ли, никакой там якобы Тёмный Властелин из мира Теней не создавал меня. Признаться, его вообще не существует. Я появился из ваших человеческих страхов и негативных мыслей. Как и многие писатели, ты боишься. Ты боишься многого, ведь все люди боятся. Ты не исключение. Ты сам принимал участие в моём создании благодаря своим страхам. И я обрёл свободу. В твоём мире я слаб, но здесь моё могущество безгранично.

– Вот чёрт, – выругался я. Я понял, что благодаря страхам, люди сотворили тварь, которую нельзя уничтожить. Я понял, что не могу контролировать его. Страхи вновь стали наполнять меня с новой силой. Существо стало испытывать меня на прочность. Я никогда ещё не чувствовал себя таким беспомощным.

– Ты думаешь, ты кому-то нужен? – с издёвкой проговорил фантом. – Напротив, ты никому не нужен в твоём мире. Твои друзья из школы, которых ты так ценишь, думаешь, ты им нужен? Тогда почему они тебе так и не позвонили? А? не задумывался над этим? Да они все надо тобой издеваются, как вся твоя школа, все твои сверстники. Над тобой всегда издевались, били тебя, унижали и втаптывали в грязь! Даже твои однокурсники унижают тебя, а ты даже этого и не подозреваешь! Почему родителям нет до тебя дела? Всё ещё веришь, что они тебя любят?

– Неправда! – закричал я во весь голос. – Я писатель, и у меня есть люди, которые ценят моё творчество. Я знаю это.

– Ах да, – насмешливо произнёс фантом. – Точно, ты имеешь в виду твоих знакомых-писателей и поэтов. Я хорошо наслышан о твоих новых друзьях из Америки, которые якобы оценили твою книгу. Ты думаешь, ты всерьёз интересен партнёрам твоего отца?

– Да, – проговорил я, глядя существу, прямо в глаза.

– Признаться, партнёры твоего отца, умные и образованные люди, – сказал фантом. – И ты думаешь, им интересен тот бред, который ты им нарисовал на бумаге? Ох, ты просто беззаботный ловец пустых иллюзий! Ха-ха-ха! Тебе ничего не остаётся, как бесславно умереть! Вспомни великого поэта вашей расы – Сергея Есенина! Ты знаешь, как он умер?!

– Ты лжёшь! – снова закричал я. – Всё это ложь! Я люблю жизнь, и потому, я буду за неё бороться! Ты не заставишь меня умереть!

Существо, сидевшее передо мной, вновь принялось смеяться. Его хохот стал таким оглушительным, что я едва не закрыл уши. Его демонический смех разразился по всей квартире дедушки. Белки глаз фантома стали стремительно приобретать красный оттенок.

Внезапно в моей голове опять пронеслись слова Джейн. «Надо менять стратегию!» – вновь послышался тот голос у меня в сознании. Но как изменить стратегию, когда ты обречён? И здесь я понял, что может победить этого дьявольского фантома, созданного из энергии страха. Я скрестил два указательных пальца в форму Креста и показал этому существу.

– Изыди! – прокричал я ему.

Но на это фантом лишь ещё пуще расхохотался. Хохот его стал настолько громким, что картины, висевшие в гостиной комнате, мгновенно попадали.

– Думаешь, ты скрестил пальчики, и я рассыплюсь в песок? – зловеще прорычал он потусторонним голосом. – Да будь на твоём месте сам Будда, он не победил бы меня. Лорд Баянган непобедим! Ни один Бог вашего мира не способен сокрушить его!

И здесь, я увидел стоящую рядом с диваном на серванте маленькую статуэтку Иисуса Христа. До сего момента, этой статуэтки не было. Она появилась из пространства; материализовалась, чтобы помочь мне.

Я схватил с серванта статую Иисуса Христа и выставил руку вперёд перед лицом этого демонического фантома. Внезапно существо перестало смеяться. Увидев статуэтку Великого Пророка, оно едва не взвыло от страха.

– Нет! – завопил лорд Кошмар. – Нет! Только не это! Умоляю, убери её! Не показывай! Не показывай!

Я по-прежнему держал статуэтку Иисуса Христа перед лицом существа. Фантом всхлипнул от ужаса, начал метаться взад и вперёд по дивану.

– Убери! Прошу тебя! – заорало существо. – Нет! Не показывай! Умоляю, прошу тебя!

Я вспомнил слова известной молитвы и стал читать, глядя прямо в глаза этому ужасному существу.

– Отче наш! Сущий на небесах! – громко произнёс я во весь голос.

– Не-е-ет! – с ужасом завизжал фантом, рухнув на диван. – Замолчи! Замолчи! Не произноси этих слов! Тидак! Диам! Диам! Янган катакан итту!

– Да святится имя твоё! Да придет царствие твоё! Да будет воля твоя, как на небе, так и на Земле! – проговорил я ещё громче, нежели раньше.

– Тебе не победить Лорда Кошмара, Повелителя Семи Миров! – в отчаянии зарычал Баянган во всё горло. – Скоро я появлюсь и в вашем мире! Ваш мир будет уничтожен вместе с вашей жалкой и никчёмной расой! Ках судах мати!

– Хлеб наш насущный дашь нам есть, – продолжал я произносить священные слова, способные уничтожить демона.

После того как я произнёс эти слова, из статуэтки Иисуса Христа вылетела цепь синих молний, которые поразили метавшегося по дивану фантома. Молнии стали прожигать его. Существо начало стремительно менять облики. Я даже не успел различать его обличия. Они были совершенно разными, ведь демон умел принимать миллионы обликов. Его физиономия и тело начало растягиваться в разные стороны. Это мне напомнило иллюстрации из альбомов известных сюрреалистов. Фантом бился на диване в ужасных конвульсиях. Молнии прожигали всю его сущность, опаляли его демоническое тело. Я даже не успел дочитать молитву до конца, как фантом взорвался ослепительным снопом искр. Молнии тотчас же исчезли из статуэтки. Взрыв фантома был настолько мощным, что меня едва не сбило с ног. Вся мебель в гостиной комнате попадала, телевизор свалился со стола на пол. Лишь я один удержался на месте. Статуэтка Иисуса Христа по-прежнему находилась в моей руке. Повсюду в гостиной летал белый пар, оставшийся от ужасного существа, состоящего из энергии страха.

Неожиданно статуэтка в моей руке исчезла. Едва я только понял это, как обнаружил, что кусок стены в дедушкиной гостиной вместе с ковром отвалился и полетел вдаль. Как будто бы его засосала чёрная дыра. Но это была не чёрная дыра, а гигантский смерч, именуемый торнадо. В открывшемся проёме в стене не было видно чужих квартир. Там был лишь гигантский торнадо, который засасывал всё и вся. Дедушкин диван вместе с подушками и сервантом мгновенно засосало в воронку гигантского смерча. Затем смерч начал засасывать всю мебель в комнате, в том числе и меня. Сила торнадо было непреодолима. Она сбила меня с ног, и понесла в сторону воронки. Я пытался ухватиться за что-нибудь, но руки мои скользили. Я понял, что мне ничего не остаётся, кроме как нырнуть в эту гигантскую воронку. Я оторвался от пола и полетел. Последнее, что я помнил из всего этого сна, это то, что я исчез в этом гигантском мистическом торнадо.

И здесь я, наконец, открыл глаза. Я лежал в средней комнате в дедушкиной квартире. Я лежал в кровати, точнее сказать на софе. Учебников вокруг меня не было. Я понял, что всё, что мне казалось реальностью, было сном. Оказывается, сегодня ещё только 8 января. В институт мне нужно идти только завтра. Я ещё даже не готовился к экзаменационной сессии. Но не в этом было главное. Не в этом всём главная суть сна. Смысл его в том, что именно Вера в Бога может помочь победить страхи. Именно Истинная Вера в Бога может помочь человеку выбраться из любой трудной ситуации. Вера в Бога заключается в том, что если даже миллиарды людей будут говорить тебе, что Бога нет, то ты всё равно будешь верить, что он есть. После этого сна, я понял, что Бог действительно есть. И то, что он помогает. Главное только верить в него. Лишь Вера поможет одолеть любые страхи и сомнения. И если вдруг, во сне вам придётся столкнуться с порождениями собственных страхов, призывайте на помощь Бога, ибо Он не оставляет своих детей.

Послесловие 1.

Многие люди до сих пор усердно ведут споры о том, что такое Сон. Какие-то учёные говорят, что сон – это лишь естественный физиологический процесс пребывания в состоянии с минимальным уровнем мозговой деятельности и пониженной реакцией на окружающий мир, присущий людям и животным. Духовные учителя же, напротив, рассуждают, что во сне человек погружается в другое измерение, названное параллельным, и видит там свои мечты и страхи. Я понял, что это такое на собственном опыте, и не так давно. Мир снов – это действительно параллельная реальность, куда попадает лишь сознание человека. Сон необходим людям также и для восстановления энергии. Во многих религиях и исторических источниках, миром Снов называли по-разному. Сейчас наиболее распространённое название этого мистического мира – Астрал. Ацтеки называли этот мир – Нагваль. Шаманы Сибири именовали его – Миром Духов. Этот мир неорганический. Там не действуют ни физические, ни химические законы. В этом мире материализуется всё, что человек хотел бы совершить, все его мечты, радости. Во сне мы видим себя счастливыми, в окружении многих друзей, богатыми духовно и материально. Во сне также можно увидеть и будущее, и получить необходимые советы от Высших Сил. Мир Духов нейтрален. Этот мир нельзя назвать ни Раем, ни Адом. Но одно я знаю точно, какое-то время после смерти, все люди находятся там. Когда моя любимая бабушка умерла, на протяжении сорока дней, она мне снилась. Я видел и ощущал, что это была она, а не плод моего воображения. Но не всё так прекрасно в мире Снов, как кажется на первый взгляд. В мире Снов материализуются не только человеческие мечты, но и страхи. Страх – наш самый главный враг. Именно из-за страха перед чем-либо мы болеем и страдаем. Многих людей Страх заставляет совершать ужасные поступки. Как говорил Фрэнсис Бэкон – «Нет ничего страшнее самого страха». Страх скосил миллиарды людских жизней. Когда мы видим во сне кошмары, нас преследуют там призраки, чудовища, мертвецы и змеи, это лишь материализация наших страхов. Но их непросто победить в том мире. Когда в нашем материальном мире, к нам приходит страх, достаточно произнести три слова, наподобие «Я Есть Позитив», или же просто сказать: «Я чувствую Страх», и от этого чувства не останется и следа. Но в мире Снов всё намного сложнее. Там это сделать невозможно. Во-первых, потому что во сне многие люди неосознанны, они не понимают где они, и что делают. Во-вторых, существа Страха в мире Снов намного сильнее нас самих. Страх в мире Снов победить можно лишь только Верой в Бога.

Послесловие 2.

Прошло несколько дней после сна, а имя фантома мне так и не давало покоя. Почему он назвался Баянганом Гхелапом. Я зашёл в интернет и набрал эту фразу в поисковике, и узнал, что в австронезийской мифологии Баянган Гхелап является «Тёмным Охотником», ужасным демоном, крадущим души у спящих людей.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Александр Крохмаль

Родился в 1993 году. Студент Литературного института им.Горького. О себе говорит: «Писать начал рано, в 6 лет. Начинал с коротких историй о жизни и сказок. Любил сочинять интересные истории, приду...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

И СЛАБЕЙШИЕ МОГУТ СТАТЬ СИЛЬНЕЙШИМ. (Проза), 165
ЧЁРНЫЙ НЕФИЛИМ. (Проза), 160
КОЛОКОЛЬНЯ, ИЛИ МОЯ ЛЕСТНИЦА ИАКОВА. (Публицистика), 157
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru