Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Елена Белоусова

г. Калининград

КУРИЦА

Рассказ

«Ну где же, где она может быть»? – сокрушалась дворняга, встав на задние лапы и потянув на себя передними небольшую бочку, приспособленную под урну.

«Как же так… В прошлый раз я нашла её здесь, – сетовала собака, вынимая полиэтиленовые пакеты и цветные упаковки из мусорки. – Ещё вчера куриная тушка была рядом со мной. Двуногие тыкали в мою сторону пальцем и смеялись, мол, большому куску рот радуется. Да, мой рот радовался, особенно зубы. Жевать эту курицу было, не пережевать».

Собака дернула носом, и поспешно высунула морду из бочки. От досады, а может из-за вони, ударившей внезапно ей в нос, дворняга с такой силой оттолкнулась о край бочонка, что тот ещё долго качался, поскрипывая.

Эта мусорка была четвертой и самой важной. Она находилась в том месте, где чаще всего толпились двуногие. Они стояли рядом с урной кучками и поодиночке, разговаривали, иногда смеялись, но в основном хмурились. Потом подъезжала большая вытянутая коробка, двуногие почему-то радостно заходили в неё и не появлялись до глубокого вечера. Дворняга часто наблюдала за двуногими лежа на земле, подложив лапу под морду. А потому хорошо знала, что они обычно бросали в бочонок что-то им ненужное. И лишь для одной двуногой содержимое урны было так же важно, как для собак и мерзопакостных кошек. Обычно эта двуногая появлялась после третьей вытянутой коробки, толкая перед собой тачку с лежащей на ней метлой. Конкурентка была ужасна тем, что выгребала все подчистую, оставляя после себя лишь пустоту и отвратительный запах нового пакета. За это собака прозвала её обжорой, и спешила провести осмотр всех основных точек до её появления.

Но несмотря на то, что двуногие в этот раз доверху наполнили урну, а для Обжоры было ещё слишком рано, курицы там не оказалось. Даже запаха не было.

Оставалось идти на окраину поселка. Но идти собаке туда не хотелось. Она с тоской посмотрела на бочонок-мусорку.

«Ей пользуются-то редко», – убеждала она себя, не желая без веского повода приближаться к последнему дому у дороги.

Хозяин там больно суровый, любитель прикрикнуть на тех, кто появлялся у его палисадника или мельтешил вдоль дороги. Дворняге, когда она только появилась в поселке и не знала всех тонкостей общения с местными, частенько перепадало от него красным словцом, порой даже палка летела в её сторону. Зачастую пустая урна и беспокойный двуногий – овчинка выделки не стоит. Так дворняга и взяла за правило не ходить на окраину поселка. Вот и сейчас собака знала наверняка, что не найдет там курицу. И все же жалобно скулила, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону.

Солнце светило ярко, птицы пели задорно, под ногами лоснился мокрый асфальт. Собака перебирала лапами, будто шла на эшафот. Она опустила голову, хвост её болтался распушенным канатом. Тихонько попискивая, дворняга пыталась убедить себя в важности и необходимости довести начатое до конца. Вот и урна совсем рядом, но и дверь дома злобный двуногий открыл. В руках у него палка, которой он яростно размахивает. От напряжения лицо его сначала розовеет, а потом становится похожим на кусок сырого мяса. Но образ курицы, будто плетью, подхлестывал дворнягу. Прижав уши, она почти на брюхе продолжала подбираться к бочонку для мусора.

Злобный двуногий сошел с крыльца и, похлопывая палкой по ляжке, направился к собаке. Та оцепенела, заскулив так, словно ей только что нанесли удар.

– Дана, ко мне! – послышалось с противоположного конца улицы. – Дана, домой!

Собака повела ухом, но не двинулась с места, лишь задрала голову, взглянув на небо.

«Странный двуногий, – подумала она. – Что ему надо? Начал меня подкармливать, когда над головой в темноте виднелось подобие маленькой куриной косточки. Стал подводить к своему жилищу, когда наверху светилось подобие лопатки. Скоро появится нечто, напоминающее миску. Большую круглую миску с едой, которую несколько раз в день дает мне этот двуногий».

– Допрыгалась, помойная псина! – закричал владелец дома в конце улицы, дворняга вздрогнула. Бежать ей было некуда, злобный двуногий стоял в паре метров от неё. Теперь он напоминал не сырое мясо, а обжаренное.

– Дана! Дана! – кричал пока ещё непризнанный хозяин собаки, сдавливая в руках резиновую курицу.

Дворняга навострила уши, приподнялась. Её привлек не крик и не очередная кличка, а знакомый писк. В руках у двуногого была курица. Та самая курица, которую ещё вчера она с наслаждением грызла во дворе этого странно доброго человека. И которую, по всей видимости, там и забыла, засмотревшись на молодую холеную овчарку. А сейчас это сокровище вновь оказалось в пределах досягаемости. И вот под свист летящей палки собака бросилась к своей драгоценности.

– Прибью сволочь! – мужик сплюнул, наблюдая за тем, как дворняга радостно прыгала, пытаясь ухватить добычу. А ухватив, начала широко размахивать хвостом. И в каждом её движение было столько гордости и достоинства, что назвать собаку беспородной язык не повернется.

«В этот раз буду бдительней, а то точно пропадет моя курочка», – решила дворняга, стиснув курицу мертвой хваткой. Та в знак капитуляции лишь жалобно пискнула.

«Так-то», – фыркнула Дана, обретя душевный покой.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Елена Белоусова

Родилась в 1988 г. в п. Долгоруково (Багратионовский р-н Калининградской обл.). Студентка факультета психологии РГУ им. И. Канта. Любит природу, увлекается фотографией. ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

КУРИЦА. (Проза), 171
АПРЕЛЬСКИЙ СНЕГ. (Проза), 159
БЫВАЕТ, ЧАСАМИ НЕ МОЖЕШЬ УСНУТЬ… (Поэзия), 157
КНИЖНАЯ ЗАГАДКА. (Проза), 154
600 МЕТРОВ. (Проза), 151
МОЯ ЗВЕЗДА. (Проза), 92
ЛИЛИЯ И САДОВНИК. (Проложек), 86
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru