Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Дарья Бондаренко 

г. Москва


«ШИНЕЛЬ»


Повесть «Шинель» из цикла «Петербургские повести» Н.В. Гоголя давно вошла в список литературного классического наследия. Основанная на известном в свое время столичном анекдоте, она стала хрестоматийной трагедией всех «маленьких людей».

Одной из интересных особенностей этого небольшого произведения является тот факт, что главным героем повести становится ни генерал, ни царь, ни даже сколько-нибудь значительный член столичного общества, а самый обычный, мелкий, ограниченный человек. Чиновник Башмачкин, чья фамилия такая же заурядная, как вся его пятидесятилетняя жизнь, не отличается ни замечательным внешним видом, ни громкостью голоса, ни особыми качествами характера: «Сторожа не только не вставали с мест, когда он проходил, но даже не глядели на него, как будто бы через приёмную пролетела простая муха». Одинокий, не очень умный, он хорошо делает вверенное ему дело и являет собой пример рядового служащего, составляющих половину общества и по сей день.

Герой Акакий Акакиевич хоть и совершенно жалкий в своей ограниченной серости, но вызывает у читателя чувство жалости, показанный через эпизод с молодым чиновником. Коллеги по службе жестоко подшучивали, иной раз совершенно издевались, как хлёстко говорит автор «во сколько хватало канцелярского остроумия» над несчастным, скромно и трудолюбиво выполняющим свои обязанности простым человеком. За компанию с «благородными товарищами» и вновь назначенный молодой чиновник стал было подтрунивать над Башмачкиным, но поняв всю гнусность и низость издевательства над слабым, который спокойно сносит оскорбительные насмешки и лишь просит «оставить его в покое», с ужасом остановился. «И долго потом, среди самых весёлых минут, представлялся ему низенький чиновник с лысинкою на лбу, с своими проникающими словами: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» – и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой».

Жалкость и жалость - спутники Акакия Акакиевича всю первую часть произведения, где его маленькая жизнь идёт привычным чередом, наполненная лишь службой и удовольствием от своего скромного, но важного для него дела: «Написавшись всласть, он ложился спать, улыбаясь заранее при мысли о завтрашнем дне: что-то Бог пошлёт переписывать завтра?». Заведённый ход вещей прерывает яркая вспышка радости и надежды на лучшее будущее – появления роковой шинели.

«С этих пор как будто самое существование его сделалось как-то полнее, как будто бы он женился, как будто какой-то другой человек присутствовал с ним, как будто он был не один, а какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу, – и подруга эта была не кто другая, как та же шинель на толстой вате, на крепкой подкладке без износу». Красочное олицетворение шинели, как спутницы судьбы - приём автора для демонстрации самых настоящих чувств Башмачкина к новому приобретению. Она меняет все в его жизни, даёт силу и смысл, показывает в нем личность, которая существовала и до этого, но лишь сейчас нашла выход: «Он сделался как-то живее, даже тверже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель. С лица и с поступков его исчезло само собою сомнение, нерешительность, – словом, все колеблющиеся и неопределённые черты. Огонь порою показывался в глазах его, в голове даже мелькали самые дерзкие и отважные мысли: не положить ли, точно, куницу на воротник?»

И вот она явилась: «Это было... трудно сказать, в который именно день, но, вероятно, в день самый торжественнейший в жизни Акакия Акакиевича, когда Петрович принёс, наконец, шинель». Так знаменует автор встречу героя с предметом его полного обожания, как свидание двух влюблённых. Башмачкин смешон в своей страсти к предмету одежды, но наталкивает на мысль о других подобных вещах, которыми люди занимают умы большую часть жизни – достижение и завоевание материальных благ, чья ценность немногим более ватной шинели.

Счастье и обновление героя длились недолго, и в эпизоде по окончании званого обеда, куда привела его новая жизнь и новая шинель, уже видно как жестокая судьба предвещает беду, уронив его святыню на пыльный пол в передней. Маленькое происшествие – большое горе. «А ведь шинель-то моя!» – трубный сигнал несчастья для несчастного Башмачкина, из жизни которого вместе с возлюбленной шинелью уходит все светлое, радостною и дорогое.

Немилосердная судьба заставила нашего героя обратиться в поисках правды и пропавшей шинели к «одному значительному лицу», чей «Обыкновенный разговор <…> состоял почти из трех фраз: «Как вы смеете? Знаете ли вы, с кем говорите? Понимаете ли, кто стоит перед вами?» и чьё рвение к запугиванию просителей окончательно расстроило и без того слабое состояние духа Акакия Акакиевича и привело к трагическому концу его жизнь.

Известный нам как «одно значительное лицо» не антигерой и не злодей, а лишь такой же узник порочной системы, как и его жертва. С той лишь разницей, что он обладает всеми нужными для системы качествами – он любезен в обществе, имеет влияние на подчинённых, репетирует командный голос, стоя перед зеркалом. Значительный чиновник не был плохим или бессовестным человеком, а лишь не сумел справиться с ответственностью и тщеславием, по его мнению непременно соответствующему новому чину. Такой пример людей, обременённых властью, но не душевными качествами необходимыми для использования этой самой власти, составляет другую половину нашего покрытого язвами пороков общества. После трагедии с Башмачкиным «лицо» меняется в лучшую сторону, но какой ценой: «Это происшествие сделало на него сильное впечатление. Он даже гораздо реже стал говорить подчинённым: «Как вы смеете, понимаете ли, кто перед вами?»; если же и произносил, то уж не прежде, как выслушавши сперва, в чем дело».

В некотором роде юмористическое окончание повести с участием мертвеца и мести за утерянную шинель не только не веселит читателя, но лишь усиливает ощущение драмы «маленького человека», для которого такой незначительный, для яркой жизни властителей судеб, эпизод как кража шинели и распекание начальством послужило причиной горя, болезни и смерти. «Исчезло и скрылось существо, никем не защищённое, никому не дорогое, ни для кого не интересное, даже не обратившее на себя внимание и естествонаблюдателя, не пропускающего посадить на булавку обыкновенную муху и рассмотреть её в микроскоп; существо, переносившее покорно канцелярские насмешки и без всякого чрезвычайного дела сошедшее в могилу, но для которого всё же таки, хотя перед самым концом жизни, мелькнул светлый гость в виде шинели, ожививший на миг бедную жизнь, и на которое так же потом нестерпимо обрушилось несчастие, как обрушивалось на царей и повелителей мира...».

Гоголевский заурядный и на первый взгляд, никчемный герой, не меньше достоин защиты, уважения к его достоинству и жалости к своей судьбе, чем все прочие, обладающие по мнению современников, необходимыми для любви качествами. Благодаря таким манифестам, как повесть «Шинель» и по сей день не теряют своей новизны понятия милосердия, благородства и доброты.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Дарья Бондаренко

Родилась в 1990 г. Окончила МЭСИ, по специальности Экономист. Занимается вопросами экономикой и литературной критикой. Живет в Москве....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ШИНЕЛЬ. (Критика), 171
ВИНО ИЗ ОДУВАНЧИКОВ (Критика), 165
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru