Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Ольга Белоусова

г. Новокузнецк, Кемеровская область

КОГДА ЗОВЕТ ЛЕС

(почти сказка)

Белый волк ведет его сквозь лес,

Белый гриф следит за ним с небес,

С ним придет единорог,

Он чудесней всех чудес.

Б. Гребенщиков.

Действующие лица:

Ной Первый Белый Волк - бог.

Ара - вожак стаи Белого Волка.

Торо - брат Ары.

Роб - охотник.

Роза - жена охотника.

Ами - приемный сын Роба и Розы.

Динь - молодая ведунья.

Деревенский староста.

Вилли, Дрога, оборотница, Лука и другие жители деревни.

Стая Белого Волка.

Мертвая женщина, "мусорщики".

Сцена 1

Лес. Предрассветные сумерки. В небе висит огромный желтый диск луны. Под деревом на поляне сидят Ной и два волка. Ной босиком, в закатанных до колен старых джинсах и потрепанном черном плаще. Капюшон плаща надвинут низко на глаза, скрывает лицо.

НОЙ (тихо). Из своих снов и детских слез он слепил целый мир. И не было подобных тому миру ни до, ни после. И мечта там переплеталась с явью, и возрождались заново забытые легенды. Там небо ночью было цвета вишни, а звезды можно было трогать руками. Там по волшебному Лесу любил частенько гулять самый обыкновенный Бог...

ТОРО. О чем ты, Ной?

НОЙ. О том, как все начинается, Торо.

ТОРО. Так начинаются только сказки. Вишневого неба не бывает! Так! А-ув!

НОЙ (задумчиво). Любая жизнь - всего лишь чья-то сказка... А небо... Что небо, какое захотел, такое и придумал!

ТОРО. Любишь ты говорить загадками.

НОЙ. Мне по статусу положено. (Кутается в плащ). Ночи становятся прохладными. Осень грядет.

АРА. Луна! Посмотр-рите, ну посмотр-рите же, какая сегодня луна! Огр-ромная, желтая-желтая, как сыр-р-р! У-уау-у!! (тихо надрывно воет).

НОЙ (вытягивается на траве). Обожаю этот Лес!

ТОРО. Ты придешь сегодня на закате в стаю?

НОЙ. Зачем?

ТОРО. Сегодня - день полной луны. Мы будем петь песни.

НОЙ. Не знаю... Я хотел посмотреть, что делается там, за горизонтом.

АРА (переставая выть, с благодарностью). Спасибо тебе, Ной Пер-рвый Белый Волк.

НОЙ (привстав на локте, удивленно). За что, Ара?

АРА. Знаешь, что мы, волки, любим больше всего др-ругого на свете?

НОЙ. Охоту?

АРА (смеясь). Нет, мой Бог. Мы любим эту луну.

НОЙ. А я здесь при чем?

АРА. А р-разве не ты ее пр-ридумал?

НОЙ (поднимает голову к луне, закрывает глаза, погружаясь в воспоминания). У райского яблока был вкус инжира... А рядом с корнями вечного дерева начиналась и заканчивалась одинокая радуга. Помню еще, мы танцевали в облаках... То было время чудес... чудес, которые никогда не повторятся... (Открывает глаза, словно просыпаясь.) Пожалуй, я слишком много вам рассказываю... Не знаешь, почему?

АРА. Ну-у... Навер-рное, тебе одиноко...

НОЙ (криво ухмыляясь). Одиноко? Мне? Я видел тысячи миров и тысячи жизней. Я убивал и любил, я создавал и разрушал... Передо мной, как и позади меня, - вечность. И мне одиноко?

АРА. Но вечность - это ведь и есть одиночество, р-разве я не пр-рав?

НОЙ (после долгого молчания). Ты прав. Ты почти всегда прав, Ара, волки не ошиблись, выбрав тебя вожаком стаи.

ТОРО (принюхивается, вскакивает). А-у-ув! Эй! Эй! Чуете? Человеком пахнет... Пошли, развлечемся, погоняем его по Лесу!

АРА (легко поднимаясь следом). Пошли! Люди такие смешные, и так здор-рово пахнут, когда пугаются... ты не обидишься, мой Бог?

НОЙ (зевая, ложится обратно на землю). Нет обижусь... Идите, идите. Я здесь полежу. Устал я что-то.

ТОРО. Ты?! Устал?!

НОЙ (закрывает глаза). Даже боги иногда устают. Чем я хуже других?

Внезапно раздается пронзительный крик. На поляну выскакивает молодая женщина. Она прижимает к груди какой-то сверток. Делает несколько неуверенных шагов, запинается о тело Ноя и замертво падает на землю. Наступает абсолютная тишина. Волки недоуменно переглядываются.

НОЙ (открывая глаза). Вот те раз! (встает, отодвигает тело от себя, отряхивается, потом склоняется к женщине) Умерла. Ну и ну, ни раньше, ни позже! Красивая... А в руках у нее что? Ребенок? (усаживается рядом, разворачивает сверток). Мальчик. Кого сегодня удивишь мальчишками? (тычет пальцем в ребенка, раздается плач) Ага, жив... Хм-м... И чего прикажешь теперь с тобой делать?

Волки подходят ближе.

НОЙ. Ваших рук дело?

АРА. Вот еще! Мы и уйти-то никуда не успели.

ТОРО. Да и не трогаем мы женщин, Первый Волк. (Зевает) У-а-в! Это не интересно.

АРА. А тут что? Р-ребенок? (с любопытством заглядывает в сверток). Надо же, настоящий человечий детеныш! Смотр-ри-ка, мой Бог, он ведь на тебя похож!

НОЙ (раздраженно). Каких только чудес в мире не случается...

АРА (недоверчиво). Угу-р-р.

НОЙ (раздражаясь сильнее). Не мой это сын! Чего мне от собственных детей-то отказываться?!

ТОРО. Ну, кто вас, богов, знает?

АРА (склоняясь над женщиной). От чего она умер-рла?

НОЙ. Какая разница?

АРА (не обращая внимания на слова Ноя). Ага, понял уже... Смотр-ри, бр-рат, вот след от укуса змеи...

ТОРО (покусывая лапу). Интере-есно, зачем девочка в лес пошла, а-а? Да еще с младенцем на руках?

НОЙ. А мне не интересно.

АРА (насмешливо). Как зачем, бр-ратец? Бога искать...

ТОРО. А-ув! Бо-ога? А я слышал, что люди веру потеряли...

АРА. Найдешь тут, если у тебя такое р-родится... Сын бога - это тебе не тяп-ляп. Навер-рное, девочка р-ребенка отцу несла.

НОЙ. Я сказал - не мой он! Значит - не мой! Да чего это вы, волки! Нюх потеряли? Человек это, обыкновенный человечек, запаха, что ли не чуете?

АРА (делая вид, что испугался). Хор-рошо-хор-рошо, Пер-рвый Волк, не злись!

ТОРО (склоняет голову на бок). Чу-уем... А если не твой, тогда чей?

НОЙ. Не знаю... Я ведь не обязан знать все.

АРА. Угу-р-р... Не обязан. Только случайностей не бывает, мой Бог. Ты сам нас этому учил.

НОЙ (вглядывается в небо). Красивая сегодня ночь... И рассвет будет красивым. Музыка... красивая ночь... Да-да, случайностей не бывает. Не бывает.

АРА. Что с р-ребенком делать-то?

НОЙ. Не знаю. Не знаю. Оставить здесь? Помрет, как пить дать, проще сразу убить. Да не убиваю я детей. И в стаю вашу не принесешь. Кому нужен человек? Ну не самому же с ним возиться? Зачем мне младенец?

АРА. Может быть, так должно закончится твое одиночество? Р-ребенок - это ведь всегда чудо...

НОЙ. Я сам себе чудо, к чему мне дополнения?

Издалека эхом доносится звук выстрела. Ной прислушивается.

ТОРО. О, а вот и наш охотник. Ну, мы пойдем, Ной. Пора. А то он, глядишь, к своим успеет вернуться...

НОЙ. Погодите! Погодите, волки! Пригоните-ка его ко мне! Только целым и невредимым!

АРА. Зачем, мой Бог?

НОЙ (хмурясь). Наверное, это и впрямь, судьба... Не в моих силах с ней спорить... Ну же, давайте, отправляйтесь за человеком!

Волки послушно уходят. Небо на горизонте быстро светлеет, окрашивается в желто-розовое. В совершенной, прозрачной, как капля росы, тишине, поет музыка, похожая на теплый сон.

НОЙ (рассеянно провожая их взглядом). Человек... А что? Да-да, человек! (смотрит на сверток) Ну, скоро мы узнаем, годится ли этот охотник тебе в отцы... (оглядывается на восток). Солнце всходит. Слышишь музыку, малыш? А, впрочем, ты еще слишком мал, чтобы оценить ее красоту... Это называется Зов Леса. Он звучит, когда, рождаются волки. А вот интересно, что бывает, когда вместе с Зовом Леса рождается человек? (Негромко свистит. Из-за деревьев выныривают две маленьких юрких фигурки "мусорщиков"). Приберитесь-ка тут... К нам идут гости.

"Мусорщики" подхватывают тело женщины и уносят его в чащу. Поляна мгновенно оживает, заполняется гомоном птиц и насекомых, журчанием воды. Издалека доносится разноголосый волчий вой.

Сцена 2

На поляну выходит Роб. Он одет в поношенный охотничий костюм, в руках - старое ружье, на поясе болтается нож, на плече - полупустой мешок. Роб настороженно озирается, крепко сжимая ружье. Волчий вой обрывается.

РОБ. Что за охота выдалась! Всего-то одного тетерева и подстрелил. И ночь страшная... заплутал я, похоже, и волки всё воют... Что делать-то дальше?.. Видно удача моя от меня ушла... (замечает Ноя, вскидывает ружье). Ты кто?

НОЙ. Не смеши меня, охотник! Не поможет тебе против меня эта палка.

РОБ. Кто ты? Грабитель? Лесной разбойник? У меня нет ничего...

Ной встает, откидывает капюшон. На плечи падают длинные неестественно белые волосы, в которых почти потерялся тонкий серебряный обруч, украшенный изумрудами.

НОЙ. Я - Бог. Положи ружье, охотник, я тебя не трону.

РОБ (нервно смеясь). Извини, но я в бога не верю!

НОЙ. А зря. (Щелкает пальцами. Прямо над их головами гремит гром и между Ноем и охотником сверкает белая молния. Охотник приседает в испуге). Если хочешь, могу и дождь организовать. Просто мокнуть неохота.

РОБ. С-спасибо, не надо...

НОЙ. Ну не надо, так не надо. Скажи, охотник, а жена у тебя есть?

РОБ (отступает назад, судорожно сжимая ружье). Й-е-есть...

НОЙ (усаживается на землю). А дети?

РОБ. Д-детей нет.

НОЙ. Положи, говорю, ружьишко. Мне-то все равно, я бессмертен, а вот ты покалечишься еще ненароком, или пацана прибьешь...

РОБ (послушно опуская ружье на землю). К-ка-какого пацана?

НОЙ (передразнивая). Т-та-такого. Не видишь, вон прямо у тебя под носом копошится.

РОБ. А-а-а... вижу...

НОЙ. Зовут тебя как? Да сядь ты!

РОБ (быстро садясь на землю). Роб.

НОЙ. А меня - Ной Первый Белый Волк.

РОБ. Длинное имя...

НОЙ. А тебя никто и не заставляет его произносить! В бога, значит, не веришь, Роб?

РОБ (растерянно). Н-не знаю... теперь...

НОЙ. Ну и ладно. Чего здесь-то делаешь, охотник? Далеко, однако, от дома ты забрел... Что, ближе все олени закончились?

РОБ (осмелев). Похоже на то. Два дня уже хожу, а все попусту... Всего-то один тетерев... Ни зайцев, ни оленей, ничегошеньки... Как будто удача ко мне спиной повернулась...

НОЙ (сурово). Ты в чужой дом пришел, охотник Роб, набезобразничал тут, птицу подстрелил, тропки повытоптал, воду в ручье испачкал, она теперь человеком вонять будет долго...

РОБ. Ты меня за это убьешь?

НОЙ. Вот глупости. Не я здесь хозяин. Волки твою судьбу решали, если сразу не убили, значит и теперь ни к чему. Так что ты лучше на удачу свою не жалуйся, не греши. Если жив до сих пор, значит, не так уж она и плоха.

РОБ. А ты и, правда, бог?

НОЙ. Правда.

РОБ. Хороший бог?

НОЙ (смеется). Обыкновенный. Как все.

РОБ. У нас в деревне верят, что Лес здешний волшебный. И когда очень хочется чего-нибудь, нужно только попросить у него, и Лес обязательно даст это... Так ли это?

НОЙ. Да, так.

РОБ. Тогда почему он до сих пор не дал нам с женой детей?

НОЙ. Может, просто, вы плохо просили?

РОБ (немного подумав). Нет, просили мы хорошо. Но только почему-то детей так и не получили...

НОЙ. Ну почему же? Вот, пожалуйста... (толкает к охотнику сверток).

РОБ. Что это?

НОЙ. Что, что... Ребенок, как и заказывали...

РОБ. Но... мы хотели своего... собственного...

НОЙ (жестко). Своего уже поздно. Можно, конечно, вырастить вам мальчика из бобового зернышка или из полена вырезать... Только, по-моему, этот гораздо лучше. Настоящий ребенок. Ничейный. Без семьи остался. Вот и забирай его себе. Вместе с ребенком и удача к тебе вернется, обещаю. Я ведь бог, хоть ты в меня и не веришь... Голодать больше не будете, да и мальчик вырастет таким... Всем соседям на зависть...

РОБ (осторожно). А взамен что попросишь?

НОЙ (раздраженно). Я не купец, чтобы здесь торги разводить. Некогда мне с тобой сидеть. Говори, берешь мальчишку или мне пойти, кого другого поискать?

Роб разглядывает сверток у своих ног.

РОБ. Какой красивый мальчик... Глаза как трава... И волосики белые... (смотрит на Ноя). На тебя похож...

НОЙ. И не надейся, стал бы я своего сына людям спроваживать! Не мой он, не мой. Подкидыш самый натуральный. Говори - берешь?

РОБ (решительно). Беру!

НОЙ (вставая). Ну вот и славно... Прощай. Думаю, вряд ли мы еще свидимся. (Уже уходя). А в богов надо верить, охотник. Нам, богам, знаешь ли, это нравится...

Ной уходит за деревья. Роб перекидывает ружье на плечо, берет ребенка на руки. Мальчик громко плачет.

РОБ. Вот Роза-то обрадуется! Она, правда, все о дочке мечтала. Ну да, как говорится, не гоже дареному коню в зубы заглядывать. Я назову тебя Ами. На языке моего народа это означает Подаренный Волком.

Мальчик плачет еще громче.

Сцена 3

Деревенская площадь. Справа - каменная арка с колоколом. Вплотную к арке подступил волшебный Лес. Слева - покосившееся деревянное строение, отдаленно напоминающее церковь. За церковью видны крыши деревенских хижин. В центре площади помост. Площадь заполнена людьми, взрослыми мужчинами и женщинами, стариками и детьми. Рядом с помостом укреплен столб, вокруг которого разложены охапки сухого хвороста. На помосте стоит староста. Шумно.

СТАРОСТА (поднимая руку). Слушайте! Слушайте, люди! Судим оборотницу!

Шум стихает. Из церкви выводят молодую женщину. Руки у нее скручены за спиной, одежда разорвана и вся в крови. Толпа расступается перед ней. Женщину привязывают к столбу.

СТАРОСТА. Судим оборотницу! Кто свидетельствовать будет?

МУЖЧИНА. Я буду свидетельствовать, староста! (Поднимается на помост).

СТАРОСТА. Видел ли ты, почтенный Вилли, как она (тычет пальцем в сторону столба) обращалась в чудовище?

ВИЛЛИ. Видел!

СТАРОСТА. При каких обстоятельствах?

ВИЛЛИ. Три вечера назад я зашел к ней в дом...

СТАРОСТА (перебивая). Зачем?

ВИЛЛИ (оправдываясь). Она просила печь исправить... Говорила, дымит что-то... Мы ведь соседи, вот я и хотел помочь! Не принято у нас соседям отказывать, ты же знаешь, староста!

Люди на площади одобрительно кивают головами.

СТАРОСТА. И что же случилось, почтенный Вилли?

ВИЛЛИ (размахивая руками). Я к печи-то прошел, а она дверь за мной закрыла... А потом я повернулся, а она в чудище, в волка превращается... Жуть я как испугался, староста! Кинулась она на меня, зубами прямо в горло пыталась вцепиться, да промахнулась маленько, увернуться я успел! Нож со стола схватил, да по морде еёйной и полоснул! А потом в окно выпрыгнул. Еле-еле ноги унес!

ОБОРОТНИЦА (гневно). Не правда! Ты лжешь, Вилли! Ты лжешь!

ВИЛЛИ (поворачиваясь к старосте, искренне). Зачем мне лгать? Богом клянусь, я говорю правду!

ОБОРОТНИЦА (истерично смеясь). Богом? Богом?! Вы все здесь забыли о Боге! Вы пытаете в церкви и именем Бога убиваете! Ты хотел получить меня! Пришел ночью, приставать начал! Я отказала тебе, а теперь ты лжешь! Испугался, что я про тебя правду расскажу!

Со стороны арки из Леса появляется Роб. Он только-только вернулся с охоты. Он держит на руках ребенка, а за плечами у него болтается старое ружье полупустой мешок. Роб останавливается на краю площади, с тревогой смотрит на происходящее.

ВИЛЛИ. Ты хочешь запутать всех! Выкрутиться хочешь! На порядочных людей наговариваешь! У меня жена, дети, я почтенный человек! А ты - я сам видел - как ты превращалась в волка! Да вы сами посмотрите, почтенные люди! У меня ведь на шее следы ее зубов остались (оголяет шею, представляя на всеобщее обозрение раны), а у нее лицо порезано!

ОБОРОТНИЦА. Я защищалась от тебя! Ты ведь изнасиловать меня пытался!

Толпа возмущенно гудит.

ВИЛЛИ (перекрывая шум). Скажи, а не ты ли загрызла в прошлое полнолуние свинью у твоего соседа, Дроги?

ДРОГА (тоже поднимается на помост). Она! Она, почтенные люди! Мы нашли потом у нее в огороде поросячью голову! Только тогда ей выкрутиться удалось!

ОБОРОТНИЦА (кричит). Это не я! Не я!

ВИЛЛИ. А не тебя ли мы с охотником чуть не подстрелили два дня назад у моей ограды? Ты, наверное, хотела убить меня и все мое семейство! Не вышло у тебя в прошлый раз! И сейчас ничего не выйдет!

ОБОРОТНИЦА (плачет). Ты лжешь, Вили!

СТАРОСТА. Кстати, а где охотник?

Роб подходит к помосту. Люди на площади замолкают. Расталкивая толпу, к охотнику пробирается Роза.

РОБ. Здесь я.

РОЗА. Ты вернулся! Ты вернулся, я уже заждалась тебя!

РОБ. Вернулся, Роза. И сына тебе принес.

РОЗА (протягивая руки к младенцу). Как хорошо, мой милый! Я так ребеночка хотела! Думала, уж никогда у меня его не будет.

СТАРОСТА. Что ты скажешь, охотник? Видел ли ты, как эта женщина в чудище превращалась?

РОБ (передавая ребенка жене). Нет.

СТАРОСТА. Ты уверен в своем ответе, Роб-охотник? Не околдовала ли тебя оборотница?

РОБ. Уверен. Не околдовала.

ВИЛЛИ. А мне что, выходит, Роб, померещилось?

РОБ (неприязненно). Не знаю.

ВИЛЛИ. Ты ведь вместе со мной охотился на волка!

РОБ. На волка. Но я не уверен, была ли это она.

ВИЛЛИ (потрясая кулаками). Ты покрываешь оборотницу, Роб! Ты с ней за одно?

РОБ. Никого я не покрываю!

Толпа снова начинает возмущенно гудеть.

ДРОГА (подозрительно). А малец у тебя откуда, охотник?

РОБ (заслоняя собой Розу). Нашел...

ДРОГА. Нашел... Что, у нас теперь детей в капусте находют?

РОБ. В Лесу нашел. Сирота он, сыном нашим будет.

ДРОГА. Сыно-ом...

РОБ (поправляет ружье на плече). Кто-то хочет поспорить со мной?

СТАРОСТА (примирительно). Не о том сейчас речь, Роб-охотник...

ВИЛЛИ. Как это не о том, староста! А если он щас в деревню еще одного оборотня приволок?

РОБ (первый раз по-настоящему испуганно). Какого такого оборотня, Вилли! У мальчишки мать змея укусила, вот он сиротой и остался!

СТАРОСТА (улыбается, видя испуг охотника). Си-ирота-а... Мы поговорим об этом, Роб-охотник... После поговорим. А сейчас скажи лучше, ты по-прежнему утверждаешь, что эта женщина не может быть оборотницей?

Роб оглядывает злых, возбужденных людей. На руках Розы снова начинает плакать ребенок.

СТАРОСТА (требовательно). Ну?

РОБ. Нет, не утверждаю.

СТАРОСТА (еще требовательнее). Значит, она может быть оборотницей?

РОБ (напряженно). Может.

ОБОРОТНИЦА (рвется из веревок, надрывно кричит). Что ты делаешь, Роб?! Ты же убил меня! Роб, ты же убил меня!

СТАРОСТА (охотнику). Ты только что вернулся с тяжелой охоты, иди домой, если хочешь, Роб. А мальчик пусть живет с тобой и с женой твоей как ваш законный сын.

Роб берет Розу за руку, ведет ее за собой. Они спускаются с помоста, не оборачиваясь, проходят сквозь толпу, скрываются за зданием церкви.

СТАРОСТА (облегченно вздыхая). Судим оборотницу! (Поворачивается к женщине). Ты обвиняешься в колдовстве и покушении на убийство. Что ты можешь сказать в свое оправдание?

ОБОРОТНИЦА. Убийца! (Плюет в ту сторону, куда ушли охотник с женой.) Нечего мне сказать! Сегодня вы судите меня, придет день, когда будут судить вас!

СТАРОСТА (делает вид, что не слышит ее последних слов). Выносите приговор, почтенные люди! Виновна ли?

Толпа хором: "Виновна!"

СТАРОСТА. Жизнь или смерть?

Толпа хором: "Смерть!"

СТАРОСТА (обращаясь к женщине). Приговариваешься к сожжению на костре, ибо известно нам, что нельзя оборотня иначе, чем огнем убить.

Толпа: "Сжечь! Сжечь! Сжечь!"

Кто-то подносит горящий факел к хворосту. Вспыхивает пламя.

Звонит колокол. Звон его гулкий, мелодичный и полный боли, словно у кого-то рвется из тела душа. Он заполняет площадь, поглощая собою все - треск огня, возбуждение толпы, предсмертный крик женщины.

Роб, скрытый стеной церкви, смотрит на костер, плачет.

Сцена 4

Там же. Площадь пуста, молчит колокол. Столб для казней потемнел от копоти многих пожаров. Яркое летнее солнце слепит глаза, забирается, кажется, в самое твое нутро. В безветрии жаркого дня носится что-то неприятное, тяжелое, воздух гудит в напряженном ожидании то ли смерти, то ли чуда.

Опираясь на столб спиной, стоит Ной. Джинсы закатаны до колен, плащ распахнут. На белой футболке свежие пятна крови. Изумруды в волосах отливают красным.

Со стороны церкви на площадь вылетают два подростка. Один, крепкий, темноволосый, другой высокий, с волосами цвета снега. "Ты волчий подкидыш!", - кричит темноволосый: Мальчишки бросаются друг на друга как два разъяренных тигра, катаются по земле, сцепившись, кажется, не на жизнь, а на смерть. Следом за ними на площади появляется возбужденная ватага деревенских ребят. Один из них тащит на длинной привязи воздушного змея. Змей слабо трепыхается, пытаясь взлететь. Падает. Ребята, завидев драку, мгновенно забывают о своей игрушке, обступают дерущихся, скандируют: "Лу-ка! А-ми! Лу-ка! А-ми!" Они болеют и за одного и за другого, видимо еще не определившись, кто из двоих станет их лидером.

Из недолгой схватки победителем выходит беловолосый. Он прижимает противника к земле, шипит ему в лицо что-то неразборчивое, злое. Его с трудом оттаскивают в сторону, пытаются успокоить... Он вырывается. Долго смотрит на свои руки, испачканные кровью и грязью, потом медленно подходит к колоколу... Проигравший мальчишка поднимается с земли, подбирает камень, бросает его в спину беловолосого. Промахивается. Кричит: "Оборотень!" В тишине лета это звучит как приговор.

Беловолосый звонит в колокол и уходит с площади, не оборачиваясь. Колокольный звон тяжело разносится по площади и стихает. Суеверное оцепенение, охватившее ребят, сходит само собой. Внезапный порыв ветра подбрасывает змея в воздух, несет его с площади. Мальчишки бросаются за ним. Они снова смеются, словно не было только что страшного обвинения, не было драки и крови.

НОЙ (оставшись один, с насмешкой). Люди... Люди... Слово-то какое! Попробуй его на вкус! Лю-уди... Вы всегда ищете чужих среди себя, оборотней ищете... Ищете и иногда находите, и всегда убиваете (Ной проводит рукой по шершавой поверхности столба. Ладонь становится черной.) Убиваете... В деревне трижды еще у столба горел хворост... Я смотрел, я знаю. Люди... Вы всегда, в любом мире, в любое время, вы всегда одинаковы... Может, именно поэтому я предпочитаю вам волков?

Ной надвигает на лицо капюшон плаща, поднимает руки, с силой разводит их в стороны. Солнечный свет меркнет, словно умирает. Где-то далеко плачет ребенок.

Сцена 5

Аккуратно убранная комната в деревенской хижине. У окна сидит Роза с шитьем. Она кажется очень красивой в вечернем полумраке, и очень грустной. Ной с интересом заглядывает ей в лицо, трогает волосы, рисунок на вышивке. Роза не реагирует, словно не видит.

НОЙ (задумчиво). Да-да... Все истории так начинаются, с чьего-то рождения и чьей-то смерти... с детей-подкидышей, загадок и разных непонятностей... Что же случилось? Принес охотник по имени Роб к себе домой мальчика, похожего на бога. И жена его Роза полюбила ребенка как родного. И воспитывали они его как своего сына. И вернулась к Робу удача в охоте. Семья его больше не голодала. Роб в бога поверил. В одного бога, с белыми волосами. В меня, то есть. Мелочь, а приятно... Так шестнадцать лет прошло... Там, где Лес волшебный, время летит незаметно... (уходит)

Открывается дверь, входит староста.

СТАРОСТА. Здравствуй, Роза.

РОЗА. Здравствуй, староста.

СТАРОСТА. А муж где? Никак опять в Лес подался?

РОЗА. Спит он, тише. Что хотел?

Староста оглядывается, словно ищет что-то.

РОЗА. Потерял у нас чего, староста?

СТАРОСТА. А сынок ваш где?

РОЗА. Чего тебе нужно от Ами? Он разве что-то натворил?

СТАРОСТА. Да натворить пока что не натворил... Но...

РОЗА. А вот когда натворит, тогда и разговор наш к месту будет.

СТАРОСТА (прохаживаясь по комнате). Да, Роза, не было у тебя детей, не было, да вот заимела такого... Вся деревня завидует. Сильный, умный, в доме помощник, в поле - работник. Ничего не боится, ни от какой работы не отказывается...

РОЗА (откладывает шитье, встает). Так о чем тогда разговор?

СТАРОСТА. Так ведь, Роза, твой муж так и не сказал нам, где он тогда ребеночка взял...

РОЗА. Сирота мой Ами. С каких пор сиротство грехом стало? Не его ведь в том вина, что родители померли!

СТАРОСТА. Не его, конечно, Роза. Да ты не сердись, не сердись. Просто странный он. Волосы белые, а глаза - что твой Лес. Отродясь таких в нашей общине не было. И не слыхивали, чтобы у кого из людей рождались...

РОЗА (сердито). Ты на что намекаешь, а, староста?!

СТАРОСТА. Не намекаю я, Роза. Угомонись... У-у... И верно, нет ничего страшнее, чем мать, свое дитя защищающая... Не намекаю... Да вот только деды еще говорили, что один раз в дюжину поколений рождается в Лесу мальчик-волк с белыми волосами. И не человек он, и не зверь, а судьба ему - Лесом нашим править и людьми...

РОЗА. Знаю я эту сказку, староста. И что с того?

СТАРОСТА (вздыхая). А ничего, Роза, ничего...

Из-за занавески выходит Роб. Он постарел, но все еще сильный и крепкий.

РОБ. А! Староста! Здравствуй!

СТАРОСТА. Здравствуй, охотник.

РОБ. Чего надо?

СТАРОСТА. Да так, ничего...

РОЗА (перебивая). Он о сыне нашем зашел поговорить.

РОБ (сердито). Что случилось, староста?

СТАРОСТА. Ничего не случилось, охотник.

РОЗА. Он намекает, что Ами наш - волчий сын, оборотень.

РОБ (вздрагивая). Чего несешь, староста?

СТАРОСТА. Да я так, охотник, думал тут о разном...

РОБ (наступая на старосту, зажимает его в углу). Или я недостаточно мяса в деревню приношу?

СТАРОСТА. Достаточно, охотник...

РОБ. Или мой сын когда кому в помощи отказывал, в общих работах не участвовал?

СТАРОСТА. Не припомню такого...

РОБ. Может, тогда и думать поменьше будешь?

СТАРОСТА. Да я бы перестал, да вот соседи покоя не дают... Боятся они твоего мальчишки! Говорят, в Лес он больно часто бегает!

РОБ. И что с того?

СТАРОСТА. А ничего! Лес-то наш не двор проходной, не всякого к себе пускает! Сам знаешь, ты ведь охотник! А сынок твой с животными разговаривает, деревьям кланяется, поди, разбери, наш он или пришлый! Вот и говорят, что не человек он вовсе...

РОБ (насмешливо). Не человек? А кто же тогда?

СТАРОСТА (шепотом). ТОТ... который Лесом правит и людьми... Говорят, что родился ОН и скоро...

РОБ (перебивая). А ты сам-то в это веришь?

СТАРОСТА. Я...

С улицы доносятся крики: "Волчий сын! Подкидыш!" и шум драки. Распахивается дверь. В комнату влетает высокий хорошо сложенный паренек. Белые волосы растрепаны, одежда грязная, по виску бежит струйка крови.

РОБ, РОЗА (хором). Ами!

СТАРОСТА (словно стряхивает с себя сонливость, удовлетворенно потирает руки). Вот и случилось, Роза. Вот и случилось... И ждать долго не пришлось...

АМИ (прижимаясь спиной к входной двери, тяжело дыша). Они сами виноваты, отец! Лука опять меня оборотнем называл!

СТАРОСТА. Отвечать будешь за драку, Ами!

АМИ. Они же первые начали!

РОБ (старосте). Надо будет, я за него отвечу. А ты уходи. Мы уже обо всем поговорили.

СТАРОСТА. Нет, охотник, теперь выходит, что не обо всем!

РОБ. Ну, так значит, позже договорим.

СТАРОСТА. Смотри, охотник. Сегодня твой черед, как бы потом моего не случилось! Сынок-то у тебя ненастоящий! (Уходит.)

АМИ (отцу). О чем он?

РОБ. Ни о чем, Ами. Так, болтает без надобности. Пустобрех!

Ами рассматривает свои руки, потом подходит к умывальнику, тщательно смывает с них кровь и грязь, льет воду себе на голову, вытирается полотенцем. Потом подходит к окну.

АМИ (шепотом). Они все боятся Леса...И меня ненавидят, потому что тоже боятся... Я знаю!

РОЗА. Ну, что ты, Ами! Кто тебя ненавидит?

АМИ (не слыша ее). И перед рыцарем бесстрашным Лес преклонится, признавая в нем короля...

РОЗА (испуганно). Сынок! Очнись, сынок!

АМИ (задумчиво). Сегодня в Лесу мне привиделся белый волк, уходящий в вишневое небо... Что это значит, отец?

РОБ. Ничего не значит, сын, ничего. Просто старая сказка. Ложись, утром рано вставать.

АМИ (встряхивает головой, улыбается). А ты не передумал насчет завтрашней охоты, отец? Ты возьмешь меня с собой?

РОБ. Не передумал, Ами, возьму. (Ами уходит. Роб поворачивается к Розе.) Не знаю, что там насчет оборотней, Роза, но только сын наш и впрямь необычный.

Роза кладет руку на грудь мужу. Она хочет успокоить его, и успокоиться сама.

РОЗА. Не оборотень он, уж я-то в этом разбираюсь, бабка моя не даром врачевательницей была. Не оборотень, но в Лес смотрит. Так взглянет иногда, что мне тошно становится. Словно там где-то сердце его осталось. Тоска его грызет, Роб. Старики называют это Зовом Леса. Боюсь я его с тобой завтра отпускать. Кажется мне, что не вернется наш Ами с этой охоты домой.

РОБ (немного раздраженно). Ничего ему не сделается, не в первый раз. Да и негоже мальчишке за материнскую юбку цепляться, сама это знаешь.

РОЗА. Ведь ему как раз шестнадцать годов исполнится...

РОБ (решительно). От того, что суждено, Роза, не убережешься. Пойдем спать. День будет трудный.

За окном совсем темно. Вдалеке слышен протяжный волчий вой.

Роза тушит свечу, послушно уходит следом за охотником.

Сцена 6

Лес. Ночь. Маленький костерок на полянке. Спиной к огню, сидит Роб, сжимая в руках ружье. Рядом крепко и безмятежно спит Ами.

РОБ (тихо, сам себе). Да-а. Неудачной оказалась эта охота, давненько такой не было. И от деревни далеко мы ушли. Никто еще так далеко не заходил. Не хотел я в Лесу ночевать, ну да поздно назад возвращаться. Страшно мне. Деревья все какие-то неприветливые, шуршат, шуршат листвой, словно разговаривают... А Ами хоть бы что - лег и спит себе...

Из чащи выходит к огню Ара. Роб хватается за ружье.

АРА. Ну, здр-равствуй, охотник.

РОБ. Здравствуй, волк, коли не шутишь.

АРА (усмехаясь). Не шучу. Мы человечиной не питаемся, так что живи пока. (Подходя к Ами). Помню его, видел однажды.

РОБ (опуская ружье). Ты - Ной?

АРА. Что ты! Пер-рвый Волк - это Бог ... Что, смер-ртного от бессмер-ртного отличить не в состоянии? (смотрит на спящего Ами). Маленький он был совсем, когда мы в пер-рвый р-раз повстр-речались. Сейчас выр-рос, ничего не боится, да?

РОБ. Да.

АРА. Коли так, место его в лесу. Ты, охотник, уходи, а сына оставь.

РОБ. Как так? Зачем?

АРА. Силой с ним помер-риться хочу.

РОБ. Ты ведь сказал, что не ешь людей...

АРА. Ну-у... Есть, может, и не ем, а вот убивать... от чего же, если пр-ротивник достойный. А мальчишка этот кажется мне вполне достойным...

РОБ. Не могу я так сделать. Он мне сын, хоть и приемный. И что я матери скажу? Если хочешь, сразись со мной, а его отпусти.

АРА. Нет. Ты стар-рый, с тобой др-раться не интер-ресно.

АМИ (открывает глаза, садится). Кто ты?

АРА. Я - хозяин в Лесу. А ты здесь чужой. Мы чужаков не любим. Навер-рное, я убью тебя.

АМИ (достает нож). Попробуй.

РОБ. Нет! Погодите! Погоди, волк! Ведь ребенок он еще!

АРА (насмешливо). Р-ребенок! Скажешь тоже, охотник! Р-ребенок!

АМИ. Ты, отец, подожди в стороне. Не бойся, ничего он мне не сделает.

Волк примеривается, прыгает на Ами. Роб хватается за ружье, но сразу понимает, что стрелять ему нельзя - он может попасть в сына. Парень уворачивается от нападающего волка, бьет ножом. А потом бросается бежать к ближайшему дереву. Волк кидается за ним. Ами взбирается на дерево, а волк успевает только подпрыгнуть и зубами ухватиться за его сапог. Сапог рвется, волк падает вниз, и шеей попадает в развилку между двумя большими ветками. Повисает и начинает задыхаться. Тогда Ами спрыгивает с дерева, обрубает своим ножом ветку и освобождает волка.

АРА (тяжело дыша, склоняет голову). Ты победил, мальчик... Моя жизнь тепер-рь твоя...

АМИ. Не нужна мне твоя жизнь, волк, уходи своей дорогой, а нас с отцом оставь!

АРА. Если хочешь, пойдем со мной в Сер-редину Леса, я нагр-ражу тебя. (Скрывается в лесу.)

РОБ. Нет, Ами!

АМИ. Я вернусь, отец. Скоро вернусь.

РОБ (бессильно разводит руками). Мать чувствовала... просила меня, чтобы я за тобой следил... что же я скажу ей теперь, Ами?

АМИ. Пусть ждет. Я вернусь.

Ами уходит следом за Арой. Роб остается один на поляне. Опускается возле потухшего костра, молчит. Лес тоже молчит. На востоке занимается заря.

Сцена 7

Середина Леса. Огромная поляна, так густо усыпанная желтыми и вишневыми цветами, что не видно травы. В центре - затушенный костер. Рядом с кострищем сидит Ной. Капюшон плаща откинут, длинные белые волосы падают на лицо.

НОЙ. Говорят, если ты совладаешь со страхом, то завоюешь Лес... Да, так говорят, только это не правда. Лес не завоевывают... Лесом живут... Они долго шли, мальчик, похожий на бога, и вожак волчьей стаи. Пришли в Середину Леса. Огляделся Ами и увидел...

Из-за деревьев появляются Ара и Ами. Ной отходит в сторону, с интересом за ними наблюдает, но ни во что не вмешивается. Ара и Ами не видят его.

АРА (останавливаясь у затушенного костра). Мы пр-ришли.

АМИ. Куда?

АРА. В Сер-редину Леса.

АМИ (оглядываясь). А чем эта поляна отличается от любой другой?

АРА. Здесь собир-рается на Совет моя стая.

Ара сбрасывает с себя волчью шкуру и превращается в человека. Он разжигает огонь.

АМИ (без удивления). Оборотень. Я так и думал...

АРА (усмехаясь). Глупое слово, ср-разу видно, что его люди пр-ридумали. Мы называем себя волками.

АМИ (разглядывая Ару). Просто и со вкусом... А у нас в деревне оборотней сжигают на костре.

АРА. У вас в дер-ревне нет, и не было никогда ни одного обор-ротня... Уж я-то знаю!

АМИ. Кого же тогда сжигают?

АРА (пожимая плечами). Вам виднее. (Греет руки над костром.)

АМИ. А ты не боишься огня?

АРА. Не боюсь. И никто из моей стаи не боится. В Лесу не место стр-раху... Даже стр-раху пер-ред огнем.

АМИ. Почему ты сразу в человека не превратился?

АРА (в недоумении). Когда?

АМИ. Ну, когда мы с тобой дрались... на той поляне у костра.

АРА. Что, хочешь сказать, ты не стал бы с человеком др-раться?

АМИ. Ну-у...

АРА. Вот именно. А по Лесу так бр-родить удобней. Не заметил р-разве?

АМИ (завистливо вздыхая). Заметил. (В сторону) Вот если бы я так умел...

Ами хочет еще что-то спросить, но из-за деревьев начинают выходить другие волки, разного возраста, пола и внешнего вида. Некоторые из них в человеческом обличье. Ара делает ему знак молчать.

Первой на поляне появляется необычайно красивая девушка. Ами, увидев ее, перестает обращать внимание на происходящее.

Волки рассаживаются вокруг костра. Ара поднимает руку, требуя тишины.

ПЕРВЫЙ ВОЛК. Ты звал нас, Ара, мы пришли. Мы слушаем!

АРА (показывая на Ами). Я хотел познакомить вас со своим др-ругом...

ПЕРВЫЙ ВОЛК (поднимается, обходит мальчика стороной, с интересом разглядывает его, потом садится на свое место). Он похож на бога, но он не бог. Он не сын Ноя, не так ли?

ТОРО (принюхиваясь). У-а-ув! Нет, он обыкновенный человек, и я помню его совсем маленьким. Мы нашли его возле мертвой женщины в Лесу. Так, Ара?

АРА. Так. Ты пр-рав, Тор-ро, это и впр-рямь тот самый мальчик, я тоже пр-ризнал его.

ВТОРОЙ ВОЛК. Если он - не сын бога, то скажи, Ара, что он делает здесь, на нашей поляне? И с каких это пор ты стал называть своим другом человека?

Волки неодобрительно ворчат.

ВОЛЧИЦА. Здесь все равны, так что отвечай, вожак, что такого он сделал, этот мальчишка, что ты привел его в свою семью?

АРА (не обращая внимания на недовольство волков, ровным голосом). Когда я увидел его в Лесу, я подумал то же, что и вы, волки! Что он - человек, чужак ср-реди нас и должен умер-реть. Да, я хотел его убить, но он сам спас меня от вер-рной смер-рти. Я был не пр-рав, я пр-ризнаю... Этот мальчик смелый, сильный и благор-родный, и он не чужак нам. Помолчите, волки, и послушайте! Р-разве вы не слышите этой музыки?

На поляну приходит тишина. Исчезают звуки Леса, голоса и песни... Мир словно умирает на мгновение. Волки вслушиваются во что-то, улыбаются, ластятся к земле...

Мир рождается вновь...

ПЕРВЫЙ ВОЛК (встряхиваясь, одобрительно). Я слышу, Ара. Ты прав, этот мальчик не совсем чужой нам. Ты прав и не прав, потому что он все равно - человек!

АРА. Да, человек! И я пр-рошу вас, волки, нагр-радите его и отпустите с мир-ром, ибо это единственное, что мы можем сделать для того, кто слышит Зов Леса.

ВОЛЧИЦА (недовольно). А разве мы вообще должны что-то делать?

ТОРО. А-ув! Успокойся, Пиру, ты злишься на людей за то, что прошлой зимой чуть не погибла в их капкане... Но разве ты сама, сама ни-икогда-а не охотилась на человека?

ВОЛЧИЦА (ощетиниваясь). Твоя доброта, Торо, однажды восполнится тебе сполна...

АРА (пытаясь предотвратить ссору). Волки! Костер-р гор-рит! Здесь Совет! Совет не пр-ризнает сведения счетов!

ВТОРОЙ ВОЛК. Ты сам виноват, вожак! Вряд ли музыка Леса может надолго успокоить сердце волка, в котором сидит страх и ненависть.

ПЕРВЫЙ ВОЛК (задумчиво). Ара, я признал за тобой семнадцать зим назад право на последнее слово. Я не ошибся. Музыка Леса, волки, это много... очень много... И те, кто не понимает этого, лишь глупые щенки еще. Погаси свой взгляд, Пиру! Я не боюсь, ты знаешь!

ТОРО. У-уа-ув! О чем мы спорим, волки? Пусть человек говорит сам! Чего он хочет? Пусть скажет! А мы подумаем. (Он обращается ко всему племени.) Даже если просит человек, ведь не было еще такого, чтобы волки отказали в помощи, так?

ВОЛКИ (нестройным хором). Так! Так!

Ами все смотрит на Динь. Вокруг шумит ветер и звучит тихая-тихая, завораживающая музыка, но, кажется, никто, кроме Ами ее не слышит.

АМИ (не слыша слов Торо, поворачивается к Аре). Кто эта девушка?

АРА. Котор-рая?

АМИ. Та, в белом платье.

АРА. Моя дочь Динь.

АМИ. Какая красивая... Почему она все время молчит?

АРА. Она... чудная... Себе на уме. Она - ведунья.

АМИ. Кто-кто?

АРА. Ну... как там говор-рят у вас, у людей?.. Колдует она. И лечит.

ТОРО (настойчиво). Так чего же ты хочешь, человек?

Динь разводит перед собой руками. Музыка исчезает.

АМИ (встряхивая головой, словно прогоняя наваждение). Я хочу научиться превращаться в волка.

ТОРО. А-ув! Странное желание, мальчик!

АМИ. Я знаю... (Он протягивает руку к огню, словно хочет погладить непослушные язычки). Я знаю... Ребята в деревне обзывают меня волчьим сыном, подкидышем... Меня гонят, словно бешенного пса! Я только прошу вас сделать меня тем, кем меня и так считают!

Волки поднимаются, обступают костер, говорят тихо, неразборчиво. Ами и Динь оказываются на одной стороне поляны, Ара и Торо на другой. Динь садится рядом с Ами, прикасается пальцами к лицу человека, шепчет что-то.

ТОРО. Зов Леса... Ну надо же! Интересно, Ной тогда все понял, да?

АРА. Понял, навер-рное...

ТОРО (кивая в сторону Ами и Динь). Красивая пара...

АРА. Кр-расивая... Только ничего из этого не получится.

ТОРО. Это почему? Если из-за волков, то ты зря беспокоишься. Они поворчат, поворчат, да примут его... А-ув!

АРА. Пр-ринять - пр-римут, но это не важно, потому что он все одно - уйдет. Зов Леса стр-рашнее любого колдовства. Думаешь, от чего он такой? Р-разрывается между Лесом и людьми, между домом и домом. Видал я и р-раньше подобное. Знаешь, что их, людей, убивает?

ТОРО. Что?

АРА. Тоска. Когда Лес зовет... он словно паутиной оплетает, и тянет, тянет... Люди слабые, бор-роться с этим не умеют. Да и какая тут может быть бор-рьба?

ТОРО (поеживаясь). Уа-ув! Значит, мальчик обречен?

АРА. Ну-у... Всегда есть место для чуда...

Среди волков вдруг вспыхивает ссора. Поляну заполняет рычание и раздраженные возгласы. Пламя костра ослепительно вспыхивает и гаснет. Спорщики замолкают, возвращаются на свои места, так, похоже, и не придя к единому решению.

ВТОРОЙ ВОЛК. Ты задал нам задачу, мальчик. Мы не смогли ее решить. Не было раньше такого, чтобы человек хотел с нами жить, и мы не знаем, к добру твое желание или к худу. Есть тут одна загвоздка...

АМИ (отрывая взгляд от Динь). Какая?

ПЕРВЫЙ ВОЛК. Если ты однажды в волка превратишься, тогда, наверное, придется тебе уйти в лес насовсем. Волки с людьми никогда не жили, ты погибнуть можешь...

ТОРО (Аре). Это и есть твое чудо?

АРА (немного растерянно). Не знаю, бр-рат...

ВТОРОЙ ВОЛК. Ты понимаешь нас, мальчик?

АМИ (медленно). Я видел, как горит костер... Я... я понял.

ВОЛЧИЦА. Хорошо, что понял, потому что решать будешь ты сам. Решай: ты останешься или ты уйдешь?

АМИ. Я бы хотел остаться... и я хочу уйти... Мама будет ждать меня... всю жизнь, наверное... я должен вернуться.

ПЕРВЫЙ ВОЛК (одобрительно). Обещание надо держать, это так. Ты решил, мальчик, что ж... мы тоже решили... (Аре). Мы сказали, вожак! Лес и огонь свидетели - здесь не было лжи. Пришла твоя очередь.

ВТОРОЙ ВОЛК. Но помни, если этот мальчик, человек, приведет в Середину Леса свою стаю... ты умрешь первым, вожак!

ПЕРВЫЙ ВОЛК. А теперь, если ты уверен в нем, отдай ему свой Клык!

Ара секунду колеблется, потом снимает с шеи тонкую цепочку, на которой висит Клык волка.

АРА (говорит настойчиво, немного резко). Слушай меня, Ами, Подар-ренный Волком! Слушай и запоминай! Я обещал тебе нагр-раду. Это больше, чем ты мог получить за целую жизнь. Талисман мой убер-режет тебя ото всех опасностей в Лесу... Подуешь на него - пр-ревр-ратишься в волка, еще р-раз подуешь - обер-рнешься человеком. А если однажды увидеть меня захочешь - Клык пр-риведет тебя в Сер-редину Леса... Но только однажды. Один р-раз, то есть. Здесь костер-р р-разведешь, и тогда мы пр-ридем... Запоминай, Ами, человек, котор-рый слышит музыку Леса, запоминай! Если ты р-разведешь огонь в Сер-редине Леса, если ты собер-решь Совет, если ты будешь пр-росить о помощи... запоминай! На Совете нельзя лгать, потому что огонь, р-разжигаемый волком, не допускает лжи. На Совете не бывает вождей, ибо Совет - это мы, сотня голосов как один. Здесь р-равны все, кр-роме богов... И если ты р-разведешь огонь, ты будешь дер-ржать ответ пер-ред моей стаей! Ты понимаешь, Ами, Подар-ренный Волком?

АМИ. Я понимаю... Я запомню...

АРА. Хор-рошо... (Надевает цепочку с клыком на шею Ами.)

ТОРО. У-аув! Пусть будет так!

ПЕРВЫЙ ВОЛК. Пусть будет так.

ВТОРОЙ ВОЛК. Мы уходим, Ара. Ты с нами?

АРА. Да, да...

Волки медленно поднимаются с земли, обходят по кругу костер и скрываются в Лесу. Последним подходит к костру Динь. Она долго смотрит в огонь, прежде чем усыпить его.

АМИ (наблюдая за Динь). Скажи, вожак, а боги... они тоже приходят на Совет?

АРА (оборачивается волком). Один пр-риходит. Иногда. Тепер-рь р-реже, чем р-раньше...

АМИ (с любопытством). А какой он?

АРА (задумчиво). Очень кр-расивый. Очень сильный. Очень одинокий.

АМИ. Одинокий... А еще скажи, Ара... Скажи... белый волк... большой белый волк в вишневом небе - что это значит?

АРА (удивленно смотрит на мальчика, отвечает не сразу). Вишневое небо... это сказка...

ДИНЬ (не отрывая взгляда от огня, тихо, нараспев). Из своих снов и детских слез он слепил целый мир, и не было подобных тому миру ни до, ни после, и мечта там переплеталась с явью, и возрождались заново забытые легенды, там небо ночью было цвета вишни, а звезды можно было трогать руками. Там все начиналось...

Ами замирает, не в силах ни говорить, ни дышать. Динь улыбается, тушит костер, ласково, словно усыпляет его до следующего пробуждения.

АРА (повторяет твердо). Вишневое небо - это сказка.

АМИ. Сказка... Как жаль...

Ара скрывается за деревьями. Динь манит Ами за собой. Снова звучит та же самая тихая музыка. Ами с усилием отворачивается, закрывает лицо руками. Девушка исчезает в Лесу.

АМИ (кричит). Хватит! Хватит! Дай мне силы вернуться, боже! (убегает в другую сторону).

Сцена 8

Дом охотника. Ночь. На столе как-то тоскливо горит свеча. У окна сидит Роза. Входит Роб.

РОБ. Ну что ты, жена? Пойдем спать?

РОЗА. А вдруг Ами сегодня вернется?

РОБ (присаживаясь рядом). Уже поздно... (Смотрит в окно.) Какие яркие звезды! Месяц только-только народился... как время-то быстро проходит!

РОЗА (нервно встает, ходит по комнате, трогает разные вещи). Я ему рубашку новую сшила... Он ведь жив, я чувствую... Жив ведь, Роб?! Если жив, значит, вернется...

РОБ (себе). Лучше бы, чтобы не возвращался! Ни один человек еще так долго в Лесу нашем не жил. Если Ами вернется, его в оборотничестве обвинят. Раньше за глаза так говорили, а теперь в лицо крикнут. Потому что повод есть настоящий. И я не спасу. Костер... Костер... Я помню до сих пор, как пел колокол... Если вернется Ами, точно умрет!

Роза (с надеждой). И зачем ему в Лесу оставаться? (Снова смотрит в окно, вдруг громко восклицает в волнении) Смотри! Смотри, Роб! Это мой сын...

РОБ (осторожно отодвигает ее от окна, выглядывает сам). Ты путаешь, Роза, это всего лишь собака, обыкновенная собака. Сколько месяцев уже прошло... Это не Ами, ты все время ошибаешься... (в сторону) Да что же это с ней! Как закат, так у нее помутнение какое-то начинается...

Распахивается дверь. В комнату входит Ами. Роза отталкивает мужа, бросается к сыну. Роб в растерянности отступает к дальней стене.

РОЗА. Сыночек, сынок, ты вернулся!

АМИ. Вернулся, мама. Здравствуй, отец. Ты не рад меня видеть?

РОБ (не отходя от стены). Рад, конечно. Я... честно, я не думал, что ты...

АМИ (в сторону). Я тоже не думал.

РОБ (не слыша его). Ведь столько времени прошло...

АМИ. Восемь дней, всего-то.

РОЗА. Ах, нет, сынок, не восемь дней, ты перепутал, восемь месяцев...

АМИ. Восемь месяцев... Неужто я так долго шел домой? Да-а, странной оказалась эта охота...

РОБ. Ты что, привел с собой собаку?

АМИ. Собаку? Нет...

РОБ. Но я видел в окне тень собаки... или... волка? (В ужасе смотрит на Ами.)

АМИ (спокойно). Ты ошибся, отец.

РОБ. Да, конечно...

РОЗА (начинает суетиться). Я сейчас на стол соберу, ты ведь голодный...

АМИ. Ничего не нужно, мама. Я лучше спать лягу, ладно? Устал я.

РОЗА (немного разочарованно). Конечно, сынок, конечно...

Сцена 9

Деревенская площадь. За церковный купол зацепилась желтая-желтая огромная полная луна. Свет ее накрывает площадь и дома, создавая причудливые образы и тени.

На помосте сидит Ной. По площади, не видя его, нервно мечется Ами. За колокольной аркой прячется мужчина.

Наконец Ами устало падает на колени перед церковью, вжимается в землю, словно спрятаться от чего-то старается.

НОЙ (тихо). Да... ты сердцем не здесь, ты остался в Лесу... тебя тянет Зов его... (еще тише, как заклинание) Лес-Лес-Лес, забери меня к себе...

АМИ (лихорадочно, словно в бреду). Боже, когда же это кончится! Я все слышу, слышу ее... Динь... Динь-динь-динь... Колокольчики... Лес зовет... Я схожу с ума?.. Я не хотел уходить... Теперь я хочу вернуться... Там, где небо вишневое, а звезды размером с ладонь... по волшебному Лесу любил гулять самый обыкновенный Бог... Бог?! Это не мои слова! Откуда? Сказка... Обыкновенная сказка... Что там такое староста говорил? (Вскидывает голову к желтой луне.) Один раз в дюжину поколений рождается в Лесу мальчик-волк с белыми волосами. И не человек он, и не зверь, а судьба ему - править Лесом и людьми... Просто старая сказка... Почти сказка... Боги! Боги! Что вы сделали со мной!

НОЙ. Вот это и называется Зовом Леса, мой беловолосый мальчик... Вишневое небо, надо же! Так вот, куда завел тебя Лес. Слишком далеко от дома, слишком. И никакой надежды на возвращение. С другой стороны, зачем тебе возвращаться? Скоро, совсем скоро здесь не останется никого, к кому бы рвалось твое сердце. (Разводит руками в медленном плавном жесте, громко хлопает в ладоши.) Да-да, никого. Я так захотел, а это ведь моя сказка.

АМИ (вскакивает). Опять эта музыка! Хватит! Хватит!

Он хочет уйти, но из-за строений выходят вооруженные ружьями и кольями мужчины. "Оборотень!" - кричат они зло. Ами оглядывается, ища пути к отступлению. "Оборотень!" Ами тянется рукой к Клыку, висящему у него на шее, поворачивается к самому молодому из своих преследователей.

АМИ. Не делай этого, Лука! Не надо!

ЛУКА (замахиваясь колом). Лучше бы ты сдох в Лесу, волчий подкидыш!

АМИ (медленно отступая). Из всех наших драк, Лука, я всегда выходил победителем, помнишь?

ЛУКА. Ты колдовством верх брал!

АМИ. Глупости! Не я виноват в твоей слабости! А ты, староста, ты чего? С тобой я, вроде бы, не дрался...

СТАРОСТА (извиняющимся голосом). Обвиняют тебя в оборотничестве, Ами. Судить тебя будем... как закон велит...

ДРОГА. Судить! Как же! Чего церемониться-то?!

АМИ (прижимаясь спиной к столбу, насмешливо). Закон! Если я оборотень, то ваш закон - мне пустой звук! ...Ну а ты, Дрога! Неужели к тебе по ночам не приходят невинные души тех, кого ты на костер отправил?

ДРОГА (прицеливаясь из ружья). На тебя и дров тратить не придется! У меня пули серебряные, так что подохнешь быстро! Ну-ка, ребятки, чуть-чуть расступитесь, не мешайте мне целиться!..

АМИ. Только не сегодня, Дрого. Сегодня слишком полная луна, чтобы умирать! (Дует на Клык. На мгновение площадь погружается в полную темноту. А когда свет возвращается, люди видят перед собой огромного белого волка. Они цепенеют в страхе. Волк рычит. Мужчины бросают свое оружие, разбегаются в разные стороны. Волк громко смеется, потом уходит в Лес.)

Сцена 10

Дом охотника. На столе горит свеча. Роб чистит свое ружье, насвистывает какую-то мелодию, время от времени поглядывает в сторону двери. За его спиной появляется Ной.

НОЙ (негромко). Ну, здравствуй, охотник.

РОБ (вздрагивает, оборачивается). Кто?! А-а-а... уф... Здравствуй, Ной Первый Белый Волк.

НОЙ. Вижу, помнишь мое имя, хоть давненько не виделись. (Усмехается). Ну, как, в бога поверил?

РОБ (собирая ружье). Как тут не поверить?

НОЙ. Негостеприимный ты хозяин, охотник! Неуважительно к богу относишься... Неужели даже в дом не пригласишь?

РОБ (рассудительно). Чего же тебя приглашать, когда ты и так уже вошел?

НОЙ. И то, правда. С другой стороны, я ведь бог, мне можно. ...Сын, значит, вернулся из Леса?

РОБ (настороженно). Вернулся.

НОЙ. Давно?

РОБ. А то ты не знаешь? Ты ведь бог?

НОЙ (снисходительно улыбаясь). Я-то знаю, от тебя хотел подробности услышать. Тринадцать ночей только сменилось, так?

РОБ. Так.

НОЙ. Ты счастлив, охотник?

РОБ. Жена счастлива.

НОЙ (настойчиво). А ты?

РОБ (пожимая плечами). И я тоже... Да вот только...

НОЙ. Что?

РОБ. Только другим он вернулся. Как будто подменили мальчишку. Все тоскует, мечется, что-то ищет... Чужой совсем стал.

НОЙ. В сторону Леса, наверное, смотрит?

РОБ. Смотрит...

НОЙ. В волка не превращался?

РОБ. Нет пока что. А может, просто я не знаю.

НОЙ (задумчиво). Плохой я подарок сделал тебе, охотник. Не подумав. И волки не подумали, когда свой талисман Ами отдали... Трудно теперь вам будет...

РОБ. О чем ты говоришь, мой Бог?

НОЙ. Понимаешь, охотник, Ами Зов Леса слышал. Он тогда еще грудничком был, я считал, что и не запомнит он ничего... А он, видишь, запомнил. И волки его одарили... Вот и тянет его теперь куда-то. Он и сам толком не понимает, куда и зачем. Да только плохо ему в доме. Вернулся-то Ами из-за матери. А теперь уйти уже не может, хоть и хочет...

РОБ. И что же делать-то?

Ной не успевает ответить. С улицы доносятся крики и звуки выстрелов, в дом вбегает заплаканная Роза. Роб бросается к ней, обнимает.

РОБ. Что случилось, дорогая?!

РОЗА (сквозь слезы). Роб... Роб... Я видела... видела... там Ами... в белого волка превратился...

РОБ (в сторону). Вот дьявол!

РОЗА (в панике вырывается из рук Роба). Что же делать, Роб? Ведь его убьют!

РОБ. Кто убьет? Почему?

РОЗА. Наши, деревенские... Староста кричит: "Оборотень! Оборотень!" Люди по набежали, с кольями, ружьями... Убивать его пошли! (видит Ноя) Кто это, Роб?!

РОБ (не оборачиваясь). Это бог, это он нам сына дал...

РОЗА (падает на колени перед Ноем). Если это так... помоги ему, мой Бог! Помоги нашему мальчику! Ты раз уже жизнь ему даровал, подари и второй!

Ной молча качает головой, отступает в тень. Роб поднимает жену.

РОБ. Не надо просить его, Роза! Не надо просить богов, они все равно не слышат... Куда Ами направился?

РОЗА. В Лес! И они все за ним! Помоги ему, Роб! Помоги! Мы ведь воспитывали его как родного! Помоги, умоляю! Пусть не с нами! Пусть где-нибудь, только живой! Роб!!

РОБ (хватает ружье). Я помогу ему, Роза. Я обещаю!

Убегает. Снова слышны выстрелы, шум драки. В дом врываются вооруженные мужчины во главе со старостой. Вилли и Дрога встаскивают бесчувственного Роба. Роза кричит, бросается к нему. Роб не дышит.

РОЗА. Убийцы! Убийцы! Мой сын вернется и отомстит всем вам!

СТАРОСТА (прицеливаясь из ружья). Помолись дьяволу, мать оборотня!

РОЗА (в исступлении, не видя ничего вокруг). Убийцы!

Староста стреляет. Роза падает на тело мужа. Люди уходят. Ной склоняется над умершими, всматривается в лица

НОЙ. Здесь не осталось никого, к кому бы рвалось твое сердце, беловолосый мальчик. Я так захотел, а это ведь моя сказка. (Тоже уходит.)

В комнату через окно осторожно проникает белый волк. Обнюхивает лежащие на полу тела. Тихо воет. Вой постепенно переходит в плач.

Сцена 11

Середина Леса. Ночь. В небе - огромный желтый диск полной луны. На поляне горит костер. Рядом с ним сидит большой белый волк. Шерсть и морда его все в запекшейся крови. Он задумчиво смотрит в огонь. Из Леса выходит Ара в облике человека.

АРА (садясь у костра). Ты позвал, я пр-ришел.

АМИ (устало). Я все-таки нашел вас... Здравствуй, Ара.

АРА. Здр-равствуй, Ами, мальчик, Подаренный Волком. (Легонько, как-то насмешливо щелкает его по носу.) Да ты р-раздевайся!

АМИ. Раздевайся?

АРА. Шкур-ру снимай! А то еще подпалишь шер-рсть от костр-ра.

АМИ. А, понял!

Ами сбрасывает с себя шкуру. Он кажется очень взрослым и очень уставшим. Ара осторожно прикасается к рукаву его рубашки, потом подносит пальцы к носу, принюхивается.

АРА. Человеческая кр-ровь? Откуда?

АМИ (отворачиваясь). Я... я... они убили моих родителей...

АРА (кивая). Понятно. Ты охотился на человека?

АМИ. Да-а... И, кажется, не на одного...

АРА (вытирая пальцы о траву). Так должно было случится.

АМИ (в сомнении). Да?

АРА. Да. Знаешь, а я ведь чувствовал, что ты вер-рнешься.

АМИ. Чувствовал?

АРА. Ты одинок, да, мальчик?

АМИ. Там, в деревне (кивает куда-то в сторону), у меня совсем нет, и никогда не было друзей, только мать и отец... Я одинок, да, вожак. И теперь больше чем раньше.

АРА (с любопытством). Скажи, а музыку ты все еще слышишь?

АМИ (удивленно). Слышу... Откуда ты знаешь?!

АРА (игнорируя его вопрос). Еще скажи - она кр-расивая? Эта музыка?

АМИ (склоняет голову на бок, вслушиваясь во что-то). Красивая... Что это?

АРА. Зов Леса...

АМИ. Зов Леса... Кто ее придумал?

АРА. Никто. Она р-родилась сама.

АМИ. Разве так бывает?

АРА (философски). Бывает по-р-разному...

Из Леса доносятся шорохи, чьи-то голоса.

АРА (оборачиваясь на звуки). Ты р-развел огонь... Ты созвал Совет... Ты помнишь, что я говор-рил тебе?

АМИ. Помню. Я готов держать ответ!

С другой стороны на поляну выходит Динь. У нее в руках незаконченный венок из желтых и вишневых цветов. Динь молча обходит костер, садится рядом с Ами.

АРА (наблюдая, как Динь плетет венок). Стр-ранная девочка, но кр-расивая, пр-равда?

АМИ (заворожено). Правда...

АРА. Вот я и удивляюсь, как у меня такое вышло?

ТОРО (внезапно появляясь из-за спины Динь, усаживается рядом с Арой). Аув! Старый знакомец! Ты вернулся, мальчик?

АМИ. Вернулся.

АРА (поясняя). Его Лес позвал.

Поляна быстро заполняется волками. Они рассаживаются вокруг костра, чуть в стороне от Ами и Динь, негромко переговариваются, то и дело поглядывая в их сторону. Луну закрывает чья-то тень. В Лес, наконец, приходит тишина. Время призраков. Время огня. Время решений.

ПЕРВЫЙ ВОЛК. Ты звал нас, Ами, человек, захотевший стать волком, ты звал, мы пришли. Мы слушаем!

АМИ (встает, обходит костер по кругу, говорит громко, спокойно). Я хочу вернуть вам ваш подарок. (Он снимает с шеи цепочку с Клыком, опускается на колени и протягивает талисман Аре.) Возьми, вожак! Ты был прав, когда говорил, что дашь мне больше, чем я бы смог получить за всю свою жизнь... (Ара молча принимает цепочку.) Ваша сила и впрямь огромна, и я завидую вашей свободе!..

ВТОРОЙ ВОЛК (понимающе улыбается). Ты пришел, чтобы остаться с нами, мальчик? (Ами молчит, собираясь с мыслями.)

ВОЛЧОНОК (принюхиваясь, вежливо). Извините, что перебиваю, но кто-нибудь может сказать мне, волки, чем здесь пахнет?

ВТОРОЙ ВОЛК (со знанием дела). Человеческой кровью пахнет. Сильно пахнет... Кто-то умер?

АМИ (все еще на коленях, низко склоняет голову). Не сегодня. Вчера на закате. Я убил. Я убил человека...

ВОЛЧИЦА (вскакивает, шерсть на загривке ощетинивается, под шкурой бугрятся мышцы). Ты привел к нам смерть!

АМИ (тоже вскакивает). Я отомстил! Каждый имеет право на месть!

ВОЛЧИЦА (не слыша его слов). Я знала, что так будет! Ар-ра-а! Вожак! Ты хочешь гибели стаи?!

ТОРО. У-ау-в! Не преувеличивай, Пиру! Действительно, что плохого в мести?

ВОЛЧИЦА (разъяренно). Этот мальчик убил че-ло-ве-ка, того, кто был ему братом по крови! Что стоит ему убить волка? Мы ведь совсем ему чужие! Смотри, стая! Смотри, прежде чем принимать решение! Еще ни одни человек не отплатил добром на добро!

АМИ. Ты ненавидишь людей, пытавшихся убить тебя, волчица! Пусть так, но за что ты ненавидишь меня? Я не сделал ничего, что могло бы принести вред тебе или вашему народу!

ВОЛЧИЦА (презрительно). Лю-ди... Вы губите все, к чему прикасаетесь...

Некоторые волки согласно ворчат. Они смотрят на Ами со скрытой неприязнью, безоговорочно принимая сторону волчицы, и кажется, что только присутствие вожака на поляне и желтой луны в бесконечном небе удерживает их от расправы.

АРА (примирительно). Погоди, Пир-ру, не гор-рячись! Волки! Волки! Что скажет стая? Здесь Совет! Пер-ред костром не могут сводиться стар-рые счеты!

Встает Динь. Стая замолкает, ловя тихие, как шорох ветра, слова ведуньи.

ДИНЬ. Перед Лесом все равны... И только Лес может решить, кому быть здесь, а кому умереть... (Она надевает Ами на голову венок.) Я сказала.

АМИ (задерживает ее руку, смотрит прямо в глаза). Ты приворожила меня, странная девочка?

ДИНЬ. Я просила Лес, чтобы он позвал тебя... Хотела, чтобы ты остался со мной. Ты останешься?

Ами не отвечает.

ДИНЬ (к волкам). Я сказала. Теперь пусть скажет Лес!

В небе появляется золотое свечение. Сжимается в одну точку и, словно сорвавшись с невидимых нитей, звездочкой падает к ногам Динь, на мгновение окутав собой Ами. Ярко вспыхивает костер, опаляя своим жаром волков. Тень уходит, открывая луну в кровавом облачении. Кто-то кричит - слишком далеко, чтобы понять - крик ли это испуга или агонии.

Потом луна вновь становится желтой. На краю поляны появляется фигура в рваном плаще. Из-под капюшона, почти скрывшего лицо, выбиваются белые волосы.

ВОЛЧИЦА (оборачиваясь к Динь, неожиданно спокойно). Ты все еще его защищаешь, ведунья? Ты видела - луна окрасилась в кровь. Я была права.

ДИНЬ (удовлетворенно). Но Лес сказал, и это его решение. Совет окончен. Кто здесь будет спорить?

АМИ (тоже спокойно, немного грустно). Вы не должны ничего решать, волки, потому что я пришел не за тем, чтобы остаться с вами. Я не могу быть волком, как не смог быть и человеком. Ты права, волчица, я чужой здесь, я чувствую это.

ПЕРВЫЙ ВОЛК (удивленно). Тогда зачем? Зачем ты развел костер в Середине Леса?

АМИ. Я пришел, чтобы увидеть вашего бога.

ТОРО (недоверчиво). А-ув? Кого?

АМИ. Бога. (К Аре) Ты сказал, вожак, что боги иногда приходят на ваш Совет.

АРА (поглаживая Клык). Иногда пр-риходят. Может, тебе и повезет, мальчик.

НОЙ. Повезет, Ара.

Волки оборачиваются на голос, видят Ноя, склоняют головы перед ним в едином порыве.

АРА. Здр-равствуй, мой Бог! Давно тебя не было с нами.

НОЙ (подходя к огню). Здравствуй, вожак! И, правда, давно.

ТОРО. Где же ты был?

НОЙ. Я гулял.

ТОРО. А-ув? Гулял?

НОЙ. Смотрел, как умирает и рождается жизнь. (К Ами) Рад тебя видеть, мой беловолосый мальчик...

АМИ. Почему-то мне кажется, что я должен знать тебя.

НОЙ (снимая капюшон). Меня зовут Ной Первый Белый Волк.

АМИ. Длинное имя. Мне, пожалуй, будет достаточно одного Ноя.

НОЙ (улыбаясь). Твоему отцу оно тоже не понравилось... Люди совсем перестали уважать своих создателей!..

АМИ (не обращая внимания на его слова). Ты ведь бог? Волчий бог?

НОЙ. И волчий тоже.

АМИ. Если ты бог, ты знаешь, зачем я здесь?

НОЙ (уверенно). Ты ищешь мир, который увидел однажды в полусне-полуяви... Там небо ночью цвета спелой вишни, а звезды можно трогать руками. Там Лес и там нет воспоминаний о тех, кто уже умер... (в сторону) Во всяком случае, сейчас ты думаешь, что их там нет.

АМИ. Ты и впрямь знаешь.

На поляне вдруг становится тихо. Замирают разговоры и шуршание листьев. Где-то звучит музыка.

НОЙ (поворачиваясь к Аре). Случайностей не бывает... Я уже говорил тебе это, вожак?.

АРА (улыбаясь). Говор-рил, мой Бог.

ДИНЬ (к Ами, тихо). Ты не останешься?

АМИ (без сожаления). Нет. Я уйду.

ДИНЬ. Куда?

АМИ. За горизонт, в сказку, которую ты пела однажды огню... (поворачивается к Ною). Ты ведь возьмешь меня с собой, Ной Первый Белый Волк?

НОЙ (задумчиво). Когда зовет Лес, рождается волк. Думаю, теперь я знаю, кем становится человек, рожденный с Зовом Леса...

АРА (с интересом). Кем?

НОЙ. Волчьим богом.

АМИ (нетерпеливо). Так что ты скажешь мне, Ной?

НОЙ. Да, я возьму тебя с собой, беловолосый мальчик, рожденный, чтобы править Лесом и людьми. Я возьму тебя в тот мир с вишневым небом... У него пока еще нет своего бога. Попробуй, ты ведь этого хочешь?

АМИ. Да...

НОЙ. Ты попробуй, а я посмотрю... Это будет интересно...

ПЕРВЫЙ ВОЛК (громко). Ара! Огонь тухнет... Мы будем петь сегодня?

АРА. Будем...

Волки теснятся вокруг костра, оставляя немного места для Ноя и Ами. Ара заводит песню Желтой Луны.

АМИ (Ною). Я похож на тебя. Я твой сын?

НОЙ (усаживаясь на землю, раздраженно). Не-ет! Нет! (Чистое небо разрывает вспышка молнии.) Давай договоримся раз и навсегда, хорошо?

АМИ (опускаясь рядом). Хорошо. Нет так нет... Какая мне разница?

Занавес

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Ольга Белоусова

Родилась в г. Новокузнецке. Закончила исторический факультет Томского государственного университета в 1999 году. Работает старшим научным сотрудником в музее "Кузнецкая крепость". Заканчивае�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

КОГДА ЗОВЕТ ЛЕС. (Драматургия), 24
ПАДАЛА С НЕБА ЗВЕЗДА. (Проза), 12
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru